Политика

«Может, не надо убегать?»: как белорусские оппозиционеры играли в прятки и перегонки с силовиками

Наш корреспондент делится своими впечатлениями от очередного минского воскресенья
Белорусские протестующие выходят на марши каждое воскресенье. Фото: Иван ИВАНОВ

Белорусские протестующие выходят на марши каждое воскресенье. Фото: Иван ИВАНОВ

Молодость, рюкзак и бегающий взгляд

После 9 августа белорусские протестующие выходят на марши каждое воскресенье. Однако мне довелось приехать в Минск только сейчас. Так что воскресный поход на очередную манифестацию стал для меня своеобразной премьерой. Вот я беру телефон: сбор в 12:00. Я сразу выдвигаюсь. Моя гостиница стоит на Проспекте Победителей, до Ратуши довольно далеко. Ведь ветку метро уже остановили, да и автобусы ходят реже и реже. «Пойду пешком, - решил я. - куда дойду, туда и дойду».

У стелы Музея истории Великой Отечественной войны натягивали колючую проволоку.

У стелы Музея истории Великой Отечественной войны натягивали колючую проволоку.

Фото: Василий ДМИТРИЕВ

Однако признаки протеста появились совсем скоро. У стелы Музея истории Великой Отечественной войны милицейская машина как-то буднично натягивала колючую проволоку. Через перекресток начали собираться кучки людей, постепенно их становилось все больше – сто, двести, может, даже тысяча. Кто-то разворачивает красно-белые флаги, кто-то пытается скандировать «Живе Беларусь». Однако это явно не тот невероятный по размаху протест, который я ожидал увидеть.

Через перекресток начали собираться кучки людей. Фото: Иван ИВАНОВ

Через перекресток начали собираться кучки людей. Фото: Иван ИВАНОВ

Иду еще двести метров и натыкаюсь на то, о чем говорит вся Белоруссия: люди в черных балаклавах прямо на улице задерживают людей. Вдоль бордюра выстроились темно синие микроавтобусы, омоновцы с загадочными цифрами 712 на спине выхватывают из потока ребят, направляющихся в сторону стелы. Я иду в другую сторону, причем иду прямо на этих людей в черных разгрузках. Ноль внимания.

ОМОН выдвигается на место действия.

ОМОН выдвигается на место действия.

Фото: Василий ДМИТРИЕВ

Дохожу до торгового центра «Галерея», разворачиваюсь и снова иду на омоновцев. Я не напрашиваюсь, просто, судя по всему, место сбора изменилось, теперь мне надо как раз к стеле музея, которую я уже миновал. И я снова прохожу сквозь строй балаклав, не заинтересовав ни одну. Обидно, да!

Кто-то разворачивает красно-белые флаги, кто-то пытается скандировать «Живе Беларусь». Фото: Иван ИВАНОВ

Кто-то разворачивает красно-белые флаги, кто-то пытается скандировать «Живе Беларусь». Фото: Иван ИВАНОВ

Встаю неподалеку и наблюдаю. Пытаюсь понять, чем я не угодил. И довольно быстро вычисляю, что омоновцы выхватывают из потока вовсе не кого попало, у них есть четкие критерии. Их интересуют люди, во-первых, молодые, во-вторых с рюкзаком, и в третьих, с неуверенным, бегающим взглядом. По крайней мере так я себе эти критерии определил. Наверное, если обмотаться красно-белым флагом, шансов угодить в микроавтобус окажется больше. Но молодость, рюкзак и бегающий взгляд – тоже почти гарантия. Почему рюкзак? Омоновцы, наверное, предполагают, что в заплечной суме может оказаться транспарант, флаг или даже взрывчатка.

Люди в черных балаклавах прямо на улице задерживают людей. Фото: Иван ИВАНОВ

Люди в черных балаклавах прямо на улице задерживают людей. Фото: Иван ИВАНОВ

Примечателен еще один факт: силовики задерживают далеко не всех, кого остановили. С кем-то они недолго беседуют, а потом отпускают. И уж на кого они не обращают никакого внимания, так это на тетушек, выстроившихся вдоль микроавтобусов. Те скандируют что-то про фашистов и извергов, но с ними никто не беседует и в микроавтобусы не приглашает. Они не лидеры протеста, и омоновцам они не нужны.

Омоновцы с загадочными цифрами 712 на спине выхватывают из потока ребят, направляющихся в сторону стелы. Фото: Иван ИВАНОВ

Омоновцы с загадочными цифрами 712 на спине выхватывают из потока ребят, направляющихся в сторону стелы. Фото: Иван ИВАНОВ

За кем гонятся

Следующий достойный внимания эпизод случился спустя минут двадцать в районе проспекта Машерова. Я шел в обход, потому что путь к стеле был перекрыт людьми в касках со щитами. Я встречал потоки людей, идущих на встречу и повторяющих слово «разгон». Поплутав, я вдруг очутился во дворе, забитом милиционерами со щитами. Это было на склоне, возвышающемся над проспектом, целый строй щитов несся прямо на меня. Я замер и приготовился к худшему. Но щиты вдруг пролетели мимо и метнулись какого-то подъезда.

Омоновцы выхватывают из потока вовсе не кого попало, у них есть четкие критерии. Фото: Иван ИВАНОВ

Омоновцы выхватывают из потока вовсе не кого попало, у них есть четкие критерии. Фото: Иван ИВАНОВ

Неподалеку стоял еще строй таких же щитов, они перекрывали выход на склон пригорка. Рядом на лавочках сидели протестующие – как ни в чем не бывало. Кто-то пытался скандировать «Живе Беларусь», но даже их никто не трогал.

- А зачем они в подъезд побежали? – спросил я, переведя дух, девушку с крашенными в розовые перья волосами.

- Догоняют кого-то, - пожала она плечами. – Они всегда догоняют тех, кто убегает.

- Может, не надо убегать? - удивился я. – Вот вы сидите, и вас никто не догоняет…

Розовые перья обдали меня таким ледяным взглядом, что я понял: ответа лучше не ждать.

Если обмотаться красно-белым флагом, шансов угодить в микроавтобус окажется больше. Фото: Иван ИВАНОВ

Если обмотаться красно-белым флагом, шансов угодить в микроавтобус окажется больше. Фото: Иван ИВАНОВ

Кстати, я был не единственным, кого белорусские омоновцы обошли стороной. В районе половины второго дня оппозиционные каналы опубликовали видео: силовики оттесняют протестующих на том же проспекте Машерова. Я посмотрел эти кадры несколько раз: неужели только я заметил, что и там людей, которые просто шли по тротуару навстречу омоновцам, никто не трогал.

Силовики задерживают далеко не всех, кого остановили. Фото: Иван ИВАНОВ

Силовики задерживают далеко не всех, кого остановили. Фото: Иван ИВАНОВ

Игра в прятки

Немногим позже я оказался в магазине «Соседи» на том же проспекте Машерова. Это что-то вроде нашей «Пятерочки». Внутри зала в тот момент яблоку некуда было упасть – в магазине скрывались протестующие. Кто-то обсуждал, что делать, если в магазин придут омоновцы, кто-то запасся тележкой, покидал в нее, что под руку попалось, и готовился изображать покупателей. Третьи обсуждали пути отхода прямо. И все с тревогой смотрели через витрину – на улице каски со щитами совершали бесчисленные перестроения и пробежки.

С некоторыми проводят беседу и отпускают. Фото: Иван ИВАНОВ

С некоторыми проводят беседу и отпускают. Фото: Иван ИВАНОВ

Я смотрел на людей в магазине. Это был приближающийся к среднему класс, уставший просто жить и нашедший новый способ пощекотать себе нервы.

Они играли в прятки и перегонки с силовиками не только потому, что решили быть против кого-то, но и потому что это весело. Адреналин и ощущение собственной к чему-то причастности - это не революция, а лекарство от скуки. Рано или поздно наскучит и это – 8 ноября показало, что процесс уже пошел. Ведь в это воскресенье на улицы вышло в десятки раз меньше людей, чем мы привыкли видеть.

Потоки людей, идущих на встречу и повторяющих слово «разгон». Фото: Иван ИВАНОВ

Потоки людей, идущих на встречу и повторяющих слово «разгон». Фото: Иван ИВАНОВ

Обсуждения в магазине «Соседи» неожиданно прекратились. Потому что «космонавты», как здесь называют омоновцев в шлемах, вдруг быстро и строем запрыгнули в кузова грузовиков и уехали. А те, кто только что готовился с ними бороться, растерялись. Они уныло побросали корзины в центре зала и пошли по домам. На сегодня все закончилось.

Рекомендуемые