Здоровье

COVID-19: осенние прогнозы. Результаты исследований в России и за рубежом

С приходом осеннего сезона мы, к сожалению, понимаем, что до полной победы над вирусом COVID-19 еще далеко

Какие препараты уже сегодня помогают справиться с болезнью и что ждет медицину в будущем, нам авторитетно объяснил Александр Викторович Караулов, доктор медицинских наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ, академик РАН, заведующий кафедрой клинической иммунологии и аллергологии Института клинической медицины Первого МГМУ имени И.М. Сеченова, руководитель Международной лаборатории иммунопатологии института молекулярной медицины в Сеченовском Университете.

- Александр Викторович, какая терапия сегодня применяется у пациентов с COVID-19?

В России создана уже восьмая версия временных методических рекомендаций по профилактике, диагностике и лечению новой коронавирусной инфекции. Мы являемся свидетелями беспрецедентной в истории медицинской науки «гонки» по исследованию новых препаратов. В настоящей версии рекомендаций в качестве этиотропной терапии среди представленных препаратов такие, как фавипиравир, гидроксихлорохин, ритонавир, ремдесивир. Также используется и «золотой запас» — лекарства, которые доказали свою эффективность при лечении других инфекций (гепатита, ВИЧ, малярии) и хорошо сработали в период таких острых инфекций, как «птичий» и «свиной» грипп. Это в том числе препараты, содержащие интерферон. Именно они включены в актуальную версию национальных рекомендаций по профилактике и лечению коронавирусной инфекции.

- В чем преимущества интерферонотерапии при COVID-19, и как врачи используют препараты с интерфероном?

- Интерферон — наш естественный защитный белок, его призвание — блокировать вирусы. Однако вирус SARS-CoV-2 замедляет его выработку, подавляет защитные системы организма. Статья об этом опубликована в журнале Nature Reviews Immunology. Авторы исследования показали, что у пациентов с тяжелым COVID-19 содержание интерферона альфа в крови и легких минимально. А около 20% больных в критическом состоянии совсем не могли продуцировать интерферон. Нарушение выработки интерферона может быть связано и с индивидуальными особенностями больного, сопутствующими заболеваниями. Как выяснили наши коллеги из Франции, каждый пятый больной, у которого отсутствует необходимая концентрация интерферона, подвержен тяжелым осложнениям.

Препараты интерферона первого типа (интерферонов альфа-2b) могут предотвращать осложнения, и чем раньше начать такую терапию, тем лучше будут результаты. Вообще, сейчас на западе большой интерес к интерферонам. Исследования идут и в Китае, и во Франции, и в Канаде, и во многих других странах. Вот еще один интересный факт: международная команда исследователей в Торонто установила, что интерферон альфа-2b ускоряет избавление организма от вируса, восстановление после перенесенного заболевания. Результаты этого исследования опубликованы в иммунологическом журнале Frontiers in Immunology. Как мы знаем, у пациентов с SARS-CoV-2 пока нет гарантии от повторного заражения, в том числе другими респираторными инфекциями. Интерферонотерапия может сокращать продолжительность выделения вируса, что помогает прогнозировать заболевание. Введение экзогенного интерферона позволяет усилить иммунологическую реакцию врожденного иммунитета и усилить защитную реакцию организма на SARS-CoV-2.

- Препараты интерферона давно применяются в российском здравоохранении — получается, что здесь мы вытянули «счастливый билет», ведь на Западе зарегистрированы в основном пока только инъекционные формы?

- Совершенно верно. Только не «вытянули», а заработали научным трудом, многолетними испытаниями. Есть ряд уникальных препаратов, которые уже проверены десятилетиями. Здесь российская наука опережает западную в плане опыта применения и разнообразия форм, благодаря которым экзогенный (поступающий в помощь организму извне в лекарственной форме) интерферон давно и успешно используется в нашей медицине. Есть такие уникальные препараты, как Виферон, который имеет уже более чем 20-летний опыт медицинского применения, в том числе у таких «хрупких» пациентов, как новорожденные дети и беременные женщины. Он успешно применялся при «птичьем» и «свином» гриппе, при менингитах. Важно, что в распоряжении российских медиков есть и системные формы экзогенного интерферона (свечи), которые действуют на организм в целом, и наружные формы — гели, мази и др. Они помогают защищаться от инфекции, активизируя защиту в носовых ходах — «входных воротах» для респираторной инфекции.

- Российские врачи во время эпидемии еще раз убедились в эффективности интерферонотерапии, а изменится ли отношение к интерферону за рубежом?

- Оно уже изменилось. В Китае и Австрии тоже появились наружные формы интерферона, только они используются в виде ингаляций. Система интерферона активно исследуется, появилась масса новых публикаций в крупнейших международных изданиях. Активно обсуждается взаимосвязь интерферонового ответа и различных вирусов, в том числе и коронавирусной инфекции нового типа. На международном уровне исследования по интерферону всегда вызывают огромный интерес, а сейчас ведутся особенно активно.

Наша команда с оптимизмом смотрит в будущее и активно участвует в создании диагностических и прогностических параметров исследования иммунной системы. Есть все основания надеяться, что все вместе мы не только справимся с этой пандемией, но и создадим мощную научно-исследовательскую базу для борьбы с другими инфекциями.