Политика

"Недопущение войны – наша общая задача": Мария Захарова - о Нагорном Карабахе, Белоруссии и Навальном

Самые яркие цитаты Официального представителя МИД России из прямого эфира Радио "Комсомольская правда"
Официальный представитель МИД России Мария Захарова

Официальный представитель МИД России Мария Захарова

Фото: Евгения ГУСЕВА

Официальный представитель МИД России Мария Захарова приняла участие в программе "Вечерний Мардан" в эфире Радио «Комсомольская правда». Ни для кого не стало неожиданностью то, что разговор начался с обсуждения эскалации и возможных путях урегулирования азербайджано-армянского конфликта.

ОБ АЗЕРБАЙДЖАНО-АРМЯНСКОМ КОНФЛИКТЕ

Захарова рассказала о конкретных шагах, предпринимаемых Россией в этом направлении, отметив главный посыл российской стороны заключается в том, что недопущение азербайджано-армянской войны является общей задачей.

- Российские представители всех уровней работают над успокоением ситуации, над нахождением развязок этой не простой, застарелой проблемы. Но именно на это нацелены все наши усилия. – сказала Захарова, выразив сожаление по поводу того, что все видят масштабную активизацию этого конфликта со стороны некоторых государств.

Она подтвердила догадку многих экспертов, говоривших, что Россия давно знала о позиции Турции по карабахскому вопросу и отвергла методы, используемые в данный момент официальной Анкарой, заявившей о всесторонней поддержке Азербайджана вместо использования посреднической, миротворческой роли:

- Мы – не Турция, мы – Россия. И надо понимать в прямом смысле этих слов. Наша история – это наша история. Наши методы участия в урегулировании, в посредническом участии урегулировании конфликтов тоже имеют свою историю. Эта история, которая показывает эффективность этого пути. У нас есть наша, отечественная дипломатия, которая во многих случаях проявляла себя с наилучших миротворческих позиций, причем, не просто в теории, а на практике. – сказала Захарова.

Мария Захарова: "Мы – не Турция, мы – Россия. И надо понимать в прямом смысле этих слов".

Мария Захарова: "Мы – не Турция, мы – Россия. И надо понимать в прямом смысле этих слов".

Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

О БЕЛОРУССИИ

Касаясь Белоруссии, Захарова задалась вопросом – на каком основании многие политики и общественные деятели позволяют себе рассуждать на тему Белоруссии, «особенно с учетом того, что они никогда не были замечены в каком-то особом знании проблематики этой страны»? И выразила удивление по поводу того, что этими «специалистами» безапелляционно высказываются мнения, назвав такой расклад недопустимым и вредоносным.

Она предложила представить сценарий, по которому сегодня в США, в которых происходит глубинный кризис с протестами и недоверием к власти, третьи страны начнут «отправлять спецпредставителей с пакетами с печеньями, булочками, пирожками, проводить митинги в центре городов, призывать людей выходить на эти митинги, давать советы, выписывать рецепты».

- И во Франции, и в Соединенных Штатах Америки, и в Германии, и во многих других странах существуют проблемы. Где-то в большей степени, где-то в меньшей, где-то с большей остротой они в современных условиях высвечены, где-то с меньшей. Но, все-таки, мы должны давать возможность международному праву, как бы это ни звучало уже часто, делать свое дело. Необходимо обращаться надо к Уставу Организации Объединенных Наций, вспоминать, что в нем написано о нелегитимности вмешательства во внутренние дела государств, давать возможность самим государствам решать свои собственные внутренние проблемы. Тем более, Белоруссия во внешнем контуре, на внешних своих границах и в глобальном аспекте, в общем-то, проблем никому не создавала. – резюмировала официальный представитель МИД России.

ОБ УКРАИНЕ

- Безрассудность и отсутствие правды в заявлениях многих украинских политиков стали визитной карточкой современной Украины. Я думаю, что здесь не стоит удивляться, это просто мы принимаем как факт, с которым нужно не столько примиряться, сколько его учитывать в работе на этом направлении. Поэтому здесь эмоций, вы же видите, у нас в этом смысле уже практически не осталось. На каждое подобное заявление мы даем такой аргументированный ответ, – заверила Захарова, добавив, что вопрос о нынешнем состоянии украино-белорусских отношений необходимо адресовать официальному Киеву.

Официальный представитель МИД России Мария Захарова.

Официальный представитель МИД России Мария Захарова.

Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

- Еще буквально пару месяцев назад, по заверениям Киева, ничего не предвещало, как говорится, омрачения политического небосклона в отношениях между Украиной и Белоруссией. Но потом что-то пошло не так. Возможно, эта неудачная провокация (задержание 33 граждан РФ – Прим.ред.), которая имела под собой почву внести раздор как раз между Минском и Москвой, больно ударила по тем, кто ее и планировал. А мы знаем, что все ниточки в данном случае привели к украинской стороне.

О ДЕЛЕ НАВАЛЬНОГО

Визит канцлера ФРГ Ангелы Меркель в палату Алексея Навального Захарова назвала «попыткой настоящей политизации дела Навального» и затруднилась найти другую оценку сложившейся в этом направлении ситуации.

- Уже третий запрос наша Генпрокуратура отправила своим немецким коллегам. Первый – 27 августа, второй – 14 сентября, третий – 24 сентября. То есть за месяц – три запроса. Ни на один из них мы не получили ответ. Ответ один мы получаем, но, опять же, через СМИ. Не в письменном виде, не каким-то другим образом, а через СМИ. Первая форма ответа - запрос получен.

Вторая форма ответа – ваш запрос обрабатывается. Третья форма ответа – нет поводов не рассмотреть запрос. Ну, о чем мы говорим? И это длится месяц уже. Это что, реальная попытка взаимодействия, реальная попытка разобраться в случившемся или вообще что-либо каким-то образом предать гласности? Это настоящая политизация. Так все это и происходит.

И вообще, все, что происходит на этом треке, вызывает с каждым днем все больше и больше вопросов. На запросы, на которые они обязаны дать ответ, они не дают ответа. Сначала призывали по двусторонним каналам к какому-то ответу Москву. Потом оказалось, после того как Москва начала задавать конкретные вопросы и предлагать взаимодействовать, тут же переформатировались в сторону того, что это, оказывается, уже не вопрос Москвы и Берлина, а это уже международный вопрос, и лучше бы его вообще решать на площадке Организации по запрещению химического оружия.

Обратились в Организацию по запрещению химического оружия, там нам сказали, что пока не в курсе, никаких телодвижений с немецкой стороны нет. Потом оказалось, что, оказывается, где-то подковерно, кулуарно какие-то контакты были, о них тоже ничего неизвестно. И вот так каждый день что-нибудь новое.