Общество

Белорусскую молодежь уводят у России из-под носа

Разбираемся, почему белорусы все чаще уезжают учиться на Запад, а не в Москву и Питер
Выпускник белорусской школы, если решает учиться заграницей, выбирает все чаще Евросоюз, а не братскую Россию.

Выпускник белорусской школы, если решает учиться заграницей, выбирает все чаще Евросоюз, а не братскую Россию.

Фото: Павел МАРТИНЧИК

ЗНАНИЯ НЕ ПРИ ЧЕМ

- И где они этому научились, - ворчит бабушка-божий одуванчик, глядя на колонну демонстрантов в Минске.

Ответ на ее вопрос может оказаться сложнее, чем кажется на первый взгляд.

- Сейчас в Польше учится больше белорусских студентов, чем в России, - рассказал исполнительный директор Ассоциации внешнеполитических исследований имени Андрея Громыко Вячеслав Сутырин. – Смотрите, в РФ – около 10 тысяч учащихся из Белоруссии. И это число за последние 7 лет сократилось вдвое. А количество белорусских студентов в Польше наоборот выросло в 2,5 раза. Сейчас их порядка 7 тысяч. Только вот если в Варшаве они живут в общежитиях, то в российских вузах половина белорусов - заочники.

А ведь есть еще Германия, Чехия, Литва… Так что выпускник белорусской школы, если решает учиться заграницей, выбирает все чаще Евросоюз, а не братскую Россию.

Может, мы в Москве слишком зациклились на величии МГУ, МФТИ и других наших легендарных вузов и проспали польскую интеллектуальную революцию? Берем свежий выпуск престижного рейтинга вузов мира, который каждый год составляет британское агентство Quacquarelli Symonds. В тысячи лучших alma mater 28 российских университетов и 15 польских. Причем 8 наших вузов оценены выше лучшего польского – Университет Варшавы расположился на скромном 321 месте.

Получается, знания не при чем.

Если посмотреть, чему учат детей в Белоруссии, окажется, что есть целые эпохи, на которые взгляды Москвы и Минска разнятся

Если посмотреть, чему учат детей в Белоруссии, окажется, что есть целые эпохи, на которые взгляды Москвы и Минска разнятся

Фото: Павел МАРТИНЧИК

В СОЮЗНОМ ГОСУДАРСТВЕ КАК ИНОСТРАНЦЫ

- Москва и Минск добились того, что границы между странами открыты, что абитуриенты могут поступать на единых началах. Добились и успокоились. А страны Запада и Китай тратят по 15-20 миллионов долларов в год на программы обмена с белорусскими вузами, - говорит Сутырин.

Да и правила для абитуриентов не такие уж одинаковые. Москва, например, не признает результаты централизованного тестирования (ЦТ) – белорусского аналога ЕГЭ. То есть тем, кто хочет поступать в Россию, нужно сдавать еще и ЕГЭ.

Явно не хватает и прямых квот для белорусских студентов, чтобы они могли учиться в России бесплатно.

- Сейчас их предоставляется порядка 200. Это примерно как для Армении, только там населения в 3 раза меньше, - сетует Сутырин. – А вот, например, Казахстан получает в разы больше квот.

И даже несмотря на то, что формально у нас Союзное государство, белорусы жалуются, что в Москве или Питере к ним относятся как к иностранцам.

- Приходится вставать на миграционный учет, есть проблемы с медицинским обслуживанием, - перечисляет заместитель председателя общественного объединения «Белая Русь» Александр Шатько. – А если едешь в Польшу, Чехию, Литву – там все продумано, социальные гарантии, страховка.

Фото: Святослав ЗОРКИЙ

КАДРЫ ДЛЯ ДЕМОКРАТИИ

Правда, западные соседи белорусское ЦТ тоже не признают. Приходится сдавать вступительные экзамены, да еще и, например, в Варшаве - тест на знание польского. Студенты говорят, что хватает нескольких месяцев интенсивных занятий. Если же у выпускника есть карта поляка (а их в Белоруссии за 10 лет раздали больше, чем на Украине – почти 150 тысяч), то для зачисления хватит и школьного аттестата. Если хорошо подготовиться, можно и на бюджетное место поступить.

Впрочем, есть и другой путь. В Польше уже почти 15 лет действует госпрограмма по подготовке кадров для прекрасной демократической Белоруссии будущего – стипендия имени Кастуся Калиновского (национальный герой Польши, один из руководителей восстания 1863 года на Западе Российской империи). В качестве главной цели программы прописана «подготовка белорусских квалифицированных кадров для развития демократических институтов в Белоруссии».

Что это за кадры, можно судить, например, по интервью Юрия Дудя с основателем телеграм-канала NEXTA, который набрал популярность, координируя митинги против Лукашенко. И не гнушаясь откровенных вбросов, вроде «новостей» о российском ОМОНе, который прибыл в Минск разгонять демонстрантов. Дудь расспросил каждого человека в редакции канала, и выяснилось, что почти все - стипендиаты программы Калиновского.

Варшава запустила программу в 2006 году, когда после очередных выборов Лукашенко народ повалил протестовать на улицы. Ну примерно как сейчас. Когда страсти поутихли, последовал разбор полетов. Сотни студентов поплатились за протесты отчислением. И их подобрала Польша.

В первый год на учебу приехало почти 250 человек. И до сих пор приглашения получают активисты и молодые оппозиционеры. В «тихие» годы счет участников программы идет на десятки. Но после протестов 2020-го, Польша заявила, что готова принять до тысячи молодых людей. Правда, сейчас принимают только людей с высшим образованием – на программы магистра. Выпускников белорусских вузов соблазняют стипендией в 600 долларов. На такую вполне можно жить, особенно где-нибудь в польской провинции.

По оценкам экспертов, на родину из европейских университетов возвращается примерно половина белорусов.

- Конечно, у многих есть разочарованность, что не удалось закрепиться на западе, - говорит Шатько. – Тем более, большое число студентов едут учиться за деньги, не в самые престижные вузы. С таким образованием сложно найти работу и в Польше, и в Беларуси. Да и в ЕС, хоть и признают дипломы друг друга, все понимают, что есть разница между заштатным польским вузом и Сорбонной.

Другое дело – идейные товарищи, вроде стипендиатов программы Калиновского. Они либо оседают в Польше, как те же сотрудники NEXTA, приближая торжество белорусской демократии – в том виде, в каком его понимают. Либо возвращаются и ведут «подрывную» работу на месте. В любом случае, это люди, ориентированные на либеральные реформы, которые страна избежала в 90-е, и движение в Евросоюз. И уж никак не в Союзное государство с Россией.

В Польше уже почти 15 лет действует госпрограмма по подготовке кадров для прекрасной демократической Белоруссии будущего

В Польше уже почти 15 лет действует госпрограмма по подготовке кадров для прекрасной демократической Белоруссии будущего

Фото: Александр КОЦ

БОРЬБА ЗА УМЫ

Но скоро многие белорусские студенты понимают, что если есть рай на земле, то это не Варшава и не Краков.

- Учиться – это одно, а жить и работать в стране – другое. Закончив вуз, белорусы сталкиваются с тем, что они мигранты. Гражданства-то им никто не обещал, - говорит Шатько. – А это значит, сложно устроиться на хорошую работу, сложно получать достойные деньги. Кроме того, редко упоминают, что в той же Польше есть система распределения. И если ты учился бесплатно, должен 5 лет отработать там, куда тебя пошлет государство. Не хочешь – возвращай деньги за свое образование.

Получается, Москва проигрывает Варшаве не в качестве образования и не в дружелюбии к соседям-белорусам. А в собственном пиаре.

- Европейские фонды очень плотно работают с нашей молодежью. Возят по странам, показывают веселую студенческую жизнь, знакомят со сверстниками. Короче, рисуют привлекательную картинку, - отметил Шатько. – И правильно делают. Потому что набирают себе не абы кого, а элиту. А за нее надо бороться. И начинать это делать нужно со школьных лет. Потому что выпускники уже четко знают, куда они хотят поступать.

Похожие белорусско-российские проекты были в первые годы Союзного государства. Но постепенно сошли на нет.

- В недалеком будущем к власти в России и Белоруссии придут люди, у которых уже нет общего прошлого, общей исторической памяти. Которые выросли в независимых странах, - предсказывает Вячеслав Сутырин. – И если сейчас не переломить тенденцию к разобщенности, наши страны просто разойдутся.

Фото: Святослав ЗОРКИЙ

КОМПЕТЕНТНО

«Нет битвы за Москву и Сталинград. Только партизанщина»

- Мы всегда любим подчеркивать, что у наших стран общее прошлое. Но, если посмотреть, чему учат детей в Белоруссии, окажется, что есть целые эпохи, на которые взгляды Москвы и Минска разнятся, - рассказал «КП» Денис Фомин-Нилов, ректор Государственного академического университета гуманитарных наук. - Например, молодежь, закончившая белорусскую школу, искренне считает войну с Наполеоном 1812 года не Отечественной, а некой русско-французской. Потому что было несколько сотен человек в Белоруссии, которые выступили на стороне Наполеона. Это вызывает у нас полный шок и непонимание. Причем эта мысль давно укоренилась, и многие ребята, которые приезжают учиться в наши вузы, на полном серьезе доказывают, что это была война русского царя с Наполеоном, а Белоруссия тут как бы и ни при чем.

Берем белорусский учебник по истории, где рассказывается про Великую Отечественную. Она в этих учебниках начинается в Бресте, а после того, как гитлеровцы переходят границу Смоленской области, остаются только главы про партизан и подполье. Нет ни битвы за Москву, ни Сталинграда. Потом вдруг 1944 год, операция «Багратион», советские войска появляются на территории современной Белоруссии, происходит освобождение… Доходим до польской границы – и все. Нет освобождения Восточной Европы и штурма Берлина. Мне на это белорусские учителя историки говорили, мол, что вы, это же всеобщая история. Но по такой логике из учебников по истории России нужно выкинуть освобождение Минска и Киева. И такие попытки у нас в 90-е годы предпринимались. Они финансировались, к слову, фондом Сороса.

В рамках Союзного государства обсуждается идея взаимного признания результатов выпускных школьных экзаменов. Но я как ректор университета не уверен, что могу засчитать итоги ЦТ по истории в белорусском исполнении. Потому как мне придется потом минимум 2 семестра потратить на внедрение объективных подходов. А это уже не всегда возможно.

Если мы сейчас в срочном порядке не займемся единым образовательным контентом, не сделаем так, чтобы в российских и белорусских учебниках было написано одно и то же, то просто потеряем наш Союз.

Митинг в поддержку Светланы Тихановской

Митинг в поддержку Светланы Тихановской

Фото: Святослав ЗОРКИЙ

ТОЛЬКО ПОЧИТАЙТЕ

«В борьбе с Русским государством»

За последние годы учебники истории в Белоруссии переиздаются с завидной регулярностью. И каждая новая редакция отдаляет страну от России. 3 года назад лично Александр Лукашенко распорядился по-новому расставить акценты в школьных пособиях, касаемо возникновения Белоруссии. Президенту попалась на глаза научная работа археолога из Национальной академии наук, в которой рассуждалось о том, как белорусская государственность начала формироваться в середине IX века – с возникновением Полоцкой земли. Причем Полоцк, по мнению археолога, развивался местными племенами, а в Новгороде и Киеве приглашали варягов, которые учили «туземцев» жить.

И даже позже, если верить белорусским историкам, войдя в состав Великого княжеского Литовского и Речи Посполитой, полоцкие земли сохраняли автономию.

По-своему преподносят в Минске и битву под Оршей 1514 года. У нас о ней почти не упоминают, а для белорусских либералов это важнейшее событие. 500-летие битвы отмечали в 2014-м под бело-красно-белыми флагами. Правда, в школьных учебниках стараются выдержать нейтральный тонн. Вот, например, цитата: «В этой битве войско ВКЛ одержало самую крупную свою победу в борьбе с Русским государством. Но она не принесла ему победы в войне. Незадолго до Оршанской битвы ВКЛ потеряло крупный город Смоленск, перешедший под власть Москвы... Но ВКЛ удалось вернуть Гомель».