Политика

Разбор мифа: правда ли, что мирные переговоры по Карабаху готовы перехватить у России американцы

И зачем главы МИД Азербайджана и Армении летят на переговоры к Майку Помпео (Особое мнение)
Михаил ИВАНОВ
Флаги США и Армении на митинге армянской диаспоры в Лос-Анджелесе, октябрь 2020 г.

Флаги США и Армении на митинге армянской диаспоры в Лос-Анджелесе, октябрь 2020 г.

Фото: Shutterstock

При решающей роли Москвы, ситуация в Закавказье наконец-то близка к нормализации, обе стороны Карабахского конфликта выражают готовность к дальнейшим переговорам.

Казалось бы, бесспорная победа России: не вмешиваться в войну, не поддерживать прямо ни одну из сторон, и при этом — остаться на выгодной позиции примирителя, в чём добиться успеха.

Но сетевые «доброжелатели» и тут не уймутся: теперь они говорят, мол, смотрите, главы МИД Азербайджана и Армении 23 октября проведут встречу с госсекретарём США Майком Помпео, значит, «Россия опять проиграла».

Что ж, попробуем разобраться, кто тут проиграл на самом деле. Прежде всего, ожидать прочной и долговременной деэскалации благодаря усилиям США — по меньшей мере наивно. В январе, перед самой пандемий, Трамп с помпой анонсировал «сделку века» о мире между Израилем и Палестиной, но ситуация на Cвятой Земле с тех пор не изменилась, а то и ухудшилась, и конфликт между двумя народами, в чём-то похожий на Карабахский, по-прежнему продолжается.

Зато «Закавказский саммит» с Помпео уж точно покажет, кто настоящий партнёр Москвы, а кто изо всёх сил лишь пытается таковым выглядеть, чтобы втянуть России в ненужный ей конфликт.

Отмотаем назад. 9-10 октября, 11-часовые переговоры между представителями Баку и Еревана в Москве. Казалось бы, всё, мы договорились о мире — но уже на следующий день армянские вооружённые силы нанесли удар по азербайджанской Гяндже, мирному тыловому городу, из-за чего погибли по меньшей мере пять человек.

Интересно посмотреть, будет ли Пашинян так же наплевательски вести себя по отношению к США после саммита с Помпео? Особенно учитывая, что всё его окружение или заканчивало западные вузы, или связано с проамериканскими гуманитарными организациями.

Поэтому весьма вероятно, что Пашинян демонстративно (для Кремля) примет какую-либо мирную инициативу Помпео и до 3 ноября воздержится от ударов по азербайджанским объектам, как минимум, вне Карабаха.

Ведь Трампу накануне выборов, назначенных на эту дату, как воздух необходима внешнеполитическая победа, а тут — пожалуйста, Белый дом — примиритель в Закавказье! А что будет после 3 ноября — уже никого не интересует.

На такой сценарий — что официальный Ереван, выдавая себя за «союзника России», на самом деле подыгрывает США, — указывают, например, заявления посла Армении в Штатах Варужана Нерсесяна.

Он льстит госсекретарю, хвалит его за за «наезд» госдепа на Турцию (которая последние годы не слушает вашингтонских окриков, покупает российские ЗРК С-400, а в нынешнем конфликте поддерживает Азербайджан).

Конечно, «правильная» позиция Штатов — заслуга проармянского лобби, например, таких влиятельных структур, как «Армянские советы» в Демократической и Республиканской партиях.

А теперь — самый главный вопрос: если Ереван — действительно, как он утверждает, союзник России; если Россия действительно, как её призывают, должна вмешаться в конфликт на стороне Армении — то почему же эти «союзнические обязательства» какие-то односторонние?

Где усилия армянских конгрессменов с требованиями снять антироссийские санкции — ведь в РФ, на минутку, живёт не меньше их соотечественников, чем в Закавказье? Где разъяснительная кампания в американских СМИ и Конгрессе, что «Россия — не враг, а защитница христианства» (именно под этим соусом «помощи единоверцам» её сейчас пытаются затащить в Карабах)?

На армянское лобби по этим важнейшим для России вопросам Пашинян почему-то надавить не может — зато тратит немало усилий на переговоры со всеми подряд — Россией, США, Францией, ЕС, ОДКБ — с требованиями «вмешаться в конфликт».

Почему Россия (сохраняя, конечно, доброжелательность) на эти требования не покупается — понятно. Ранее Пашинян заявлял, что считает «наиболее комфортным собеседником»… лидера Франции Эммануэля Макрона. Видимо, намекая, что с Кремлём или даже Белым домом ему говорить не о чем.

А теперь — всё резко поменялось, про Макрона он забыл, «укрепляет связи с США». Россия всё это прекрасно видит и оказываться в роли ещё одного «забытого союзника» не желает.

Та же самая линия поведения — у президента Армении — Армена Саркисяна (которого недавно обвинили в наличии британского подданства). Он едет в Брюссель, пытается встретиться со всеми: от генсека НАТО Йенса Столтенберга до главы Евросовета Шарля Мишеля.

Будет ли Саркисян, как член ОДКБ и ЕврАзЭС, выполняя «союзнический долг» перед Россией, убеждать западных партнёров снять антироссийские санкции? Вопрос риторический.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.