Политика

«К скоту в России относятся лучше»

Некоторые подробности переброски двухсот призывников-пограничников из Москвы в Магадан
Семен Сорокин (у окна), Дмитрий Травкин (в центре) и Александр Яснов выжили, но призыв в армию вряд ли забудут.

Семен Сорокин (у окна), Дмитрий Травкин (в центре) и Александр Яснов выжили, но призыв в армию вряд ли забудут.

ХРОНИКА

Аэродром «Чкаловский» (Московская обл.). 5 декабря

Около 200 призывников из Москвы, Московской области и близлежащих регионов России прибыли сюда, чтобы вылететь в Магадан. Вид типичного призывника: легкая куртка, свитер, спортивные штаны, кроссовки. У многих на стриженных «под ноль» головах не было шапок. Облвоенкомат загодя никого ни о чем не предупредил. Никто из 16 офицеров и прапорщиков погранслужбы, отвечавших за перевозку команды, тоже не сказал, куда они летят. Хотя возможность «утеплить» пацанов была: в «Чкаловском» их мурыжили сутки, и за это время родители (знай они о ситуации) могли привезти большинству все - от унтов до тулупов.

Борт Ил-76. 6 декабря

В грузовом отсеке самолета долгое время было плюс 10. Магистраль обогрева самолета счастливчики обнимали похлеще, чем девчат на гражданке. Другие укрывались кусками маслянистого брезента. Говорили про то, что скот возят в лучших условиях. К концу полета стало жарко.

Новосибирск. 6 декабря

Как только заглохли двигатели, офицеры приказали всем выметаться из самолета (таковы правила при дозаправке), после чего ушли в здание аэропорта. Призывники остались на морозе. Два часа разгружали ящики. Из здания аэропорта пришел прапорщик, построил команду и отвел ее в оцинкованный ангар. Там хотя бы не было ветра.

Комсомольск-на-Амуре. 6 декабря

Здесь их снова выгнали на бетонку. Объявили, что придется снова таскать ящики. Стоял жуткий кашель. Прапорщик-санитар ходил среди «людоповала», давал таблетки аспирина наиболее страждущим, но на всех лекарства не хватило - с температурой были уже почти 50 человек. Кипяченой воды, чтобы запить таблетки, не были, их приходилось жевать, как мел.

Петропавловск-Камчатский. 7 декабря

Здесь самых тяжелых оставили лечиться. В это время Володя Березин из подмосковной Малаховки еще держался, врачи сбивали ему температуру уколами. Он находился здесь две с половиной недели.

Магадан. 24 декабря

Самолет с остатками «московской» команды приземлился здесь при температуре минус 30. Володя Березин оказался самым тяжелым - у него температура стойко держалась на 40, а пятна на легких были такими, что врачи хватались за голову. 2 января он умер. После чего тело Володи в цинковом гробу доставили в Малаховку.

7 января он был захоронен на местном кладбище с воинскими почестями. Местные власти выделили на похороны 5 тыс. рублей.

Из последнего письма рядового Владимира Березина:

«Все у нас отлично. В этом письме я хочу вам описать местные красоты. Надо начать с кристальной чистоты воздуха. Он здесь гораздо чище, чем в Московской области. Здесь множество вулканов, очень красиво. Поезда не ходят, транспорт только морской и воздушный. Очень много японских машин, так как Япония совсем рядом. Все наши заставы входят в состав Северо-Восточного регионального пограничного управления Федеральной службы безопасности России. Ну, как звучит?..

Сашка пусть учится как можно лучше - он должен поступить в институт. Все, мне пора подшиваться - скоро отбой».

ОЧЕВИДЦЫ

Призывник Александр ЯСНОВ:

- Мерзнуть мы начали уже в Москве. Когда улетали, было 4 градуса тепла. Мы одеты все были довольно легко, в «гражданку», по-осеннему. Легкие куртки, у некоторых не было даже шапок. А уж про шерстяные носки и варежки и говорить нечего - откуда нам знать, что нас заставят мерзнуть в Сибири? Поехали в Чкаловский аэропорт и из-за нелетной погоды ждали в автобусе весь день. Вечером нас увезли в ближайшую часть, в казарму, где идет ремонт и разбиты стекла. Ночью было холодно - на улице примерно минус 5. Спали на полу, нечем было даже укрыться.

Призывник Сергей ЛЕТОВ:

- Утром на сухом спирте разогрели еду. После построения пешком минут 10 шли до аэропорта. Полетели на грузовом самолете Ил-76М. Внем было очень холодно, все замерзли, а ближе к середине полета стало душно, как в бане. Мы все разделись до маек. При посадке нам сказали, что в Новосибирске очень холодно - минус 24. Мы намотали на себя все, что можно было. На земле вокруг самолета согревались как могли: бегали, танцевали, прыгали. Холод жуткий, а нас еще заставили ящики какие-то разгружать. У некоторых даже перчаток не было. Руки коченели... А ящики тяжеленные, один мы вшестером поднимали. И так около часа.

Когда заправили самолет, мы еще сидели в нем минут 20 с открытым люком. Скамейки стали ледяные - они ж железные! В полете все проголодались, а еда кончилась - было всего 3 банки тушенки на 30 человек. Пускали по салону бутылку с водой, но многим не хватило. Наконец высадились в Комсомольске-на-Амуре. Там тоже «дубак» - минус 30. Как мы замерзли!..

Призывник Семен СОРОКИН:

- В Комсомольске-на-Амуре нас дважды запускали и выпускали из самолета, чтобы погреться. И опять мы разгружали на морозе самолеты.

После заправки полетели в Петропавловск-Камчатский. Приземлились ночью, нас посадили в грузовики, крытые брезентом, там мы сидели минут 20. Мороз - минус 15. Кто-то был в кроссовках, но окоченели даже те, кто был в зимних ботинках. Полчаса ехали в часть. По прибытии холода уже не чувствовали. Все конечности «отвалились». Более-менее оклемались, и тут нас стали анкетировать. У многих уже тогда начались насморк и кашель. Простуженных, нас повели в баню, где вода лилась либо кипяток, либо ледяная - кому как повезло. Нам выдали форму и приказали одеться за 2 минуты. Кое-как нарядились, и сразу после бани - построение на улице. А мы все распаренные... Это было последней каплей.

Призывник Александр ЯСНОВ:

- 7 декабря нас, чихающих и кашляющих, повели голосовать. Затем половину перекинули в Магадан на самолете. В Магадане мы продержались 3 - 4 дня. И по 3 - 4 человека в день отправлялись в госпиталь. Сейчас выздоравливаем. Но все равно жутко мерзнем. Хотя спим под двумя-тремя одеялами (со складов для солдат собрали все теплые одеяла). В Магадане сегодня - минус 22 градуса...

ВЕРСИИ

Почему о ЧП стало известно лишь сейчас?

Наверное, нет нужды доказывать, что руководители нашей погранслужбы умеют хранить секреты (особенно - неприятные). И до последнего момента даже в своих рядах они особо не распространялись о трагедии, которая случилась в декабре. Могли бы и вовсе утаить даже сам факт ЧП, если бы не одно «но».

По сведениям из источников, после возвращения погранслужбы в лоно ФСБ между генералитетом этих двух родственных ведомств сложились весьма натянутые отношения. Очевидно, что некоторым «лампасоносцам» в результате сокращения штатов придется уйти на заслуженный отдых. Хотя есть и попытки сопротивления, и жалобы Кремлю.

Ситуация накалялась. И вот тут-то опытные аппаратчики из ФСБ, улучив момент, нанесли сокрушительный удар по пограничной «верхушке»: доложили о ЧП с замерзшей погранкомандой президенту. В итоге генералов на Лубянке теперь станет поменьше, и проблема сокращения пограничных кадров, похоже, разрешится сама собой.

В погранотряде в/ч 9841 работает телефон «горячей линии», куда родители солдат могут позвонить, чтобы узнать о состоянии здоровья своих детей: (41322) 7-08-55, телефон дежурного: 7-06-91.