2016-09-05T08:34:48+03:00

Адвокат паралимпийцев: «Отчет Макларена выполнен по заветам Геббельса»

Международный паралимийский комитет (IPC) обрубил последнюю возможность российским спортсменам выступить на Паралимпиаде-2016
Поделиться:
Комментарии: comments47
Сейчас Макларен работает над второй частью докладаСейчас Макларен работает над второй частью докладаФото: EASTNEWS/AP/FOTOLINK
Изменить размер текста:

IPC не согласился, чтобы российский иск был рассмотрен Спортивным арбитражным судом Лозанны (CAS) в ускоренном порядке. На все остальное уже нет времени - Игры-2016 стартуют 7 сентября. Адвокат паралимпийцев Артем Пацев рассказал «КП», почему российским паралимпийцам не поможет Европейский суд по правам человека, и могут ли они рассчитывать на денежную компенсацию.

- У нас изначально вообще были хоть какие-то шансы переломить ситуацию?

- Шансов было немало. Начиная с начала июля, когда впервые встал вопрос о том, что, возможно, отстранят наш паралимпийский комитет, было достаточно поворотных точек. Но необходимо было хотя бы минимальное желание другой стороны участвовать в решении проблемы. Ничего нельзя сделать, когда одна из сторон исключительно нагнетает ситуацию. О чем можно говорить, если мы до сих пор не знаем критериев, по которым теперь возможно восстановление членства Паралимпийского комитета России в международном комитете.

- Почему IPC не сделал ни одного шага навстречу?

- Потому что у них стояла задача не пустить российских спортсменов на Паралимпиаду, чтобы российского флага не было на Играх. Вот и все. Поэтому все эти рассказы в интервью президента IPC Крэйвена и других руководителей Международного паралимпийского комитета о том, что им очень больно и они сопереживают российским паралимпийцам, они не стоят выеденного яйца.

- На ваш взгляд, у Крэйвена могли быть личные мотивы?

- Я, честно говоря, не знаком с ним. И не знаю его личной ситуации. Может, ему какой-то русский наступил на ногу в метро или не уступил место как инвалиду в вагоне. Понимаю, что это полная чушь, но мне неизвестно о личных мотивах. Я считаю, что была просто поставлена задача – не пустить российский флаг в Рио. И сложно представить себе в принципе личные мотивы, которые могут привести к такому неуемному желанию не пустить флаг целой страны в Рио.

- Вы же с паралимпийцами писали письма Крэйвену. Зачем? Была возможность выступить хотя бы под нейтральным флагом?

- Мы специально не поднимали вопрос о флаге. Мы планировали, что ребята выступят под российским флагом, поскольку правила IPC допускают выступление под нейтральным флагом только в случае, если этот человек является беженцем, причем у него статус беженца присвоен ООН. Это никак не наш случай. Мы хотели все-таки получить допуск на игры для индивидуальных спортсменов, в индивидуальном порядке. Потому что такие полномочия у Международного паралимпийского комитета есть. Или в случае отказа мы предлагали разрешить CAS рассмотреть наше дело в ускоренном режиме.

Адвокат паралимпийцев Артем Пацев рассказал «КП», почему россйским паралимпийцам не поможет Европейский суд по правам человека. Фото Дмитрий Серебряков/ТАСС

Адвокат паралимпийцев Артем Пацев рассказал «КП», почему россйским паралимпийцам не поможет Европейский суд по правам человека. Фото Дмитрий Серебряков/ТАСС

- Все обвинения, в том числе в адрес Паралимпийского комитета России, строятся на отчете Макларена. Но этот отчет сейчас критикуют даже в США. Почему тогда у этого документа оказалась такая пробивная сила?

- Сейчас Россию и спортсменов критикуют не на основании того, что изложено в докладе Макларена, а на основании факта существования этого отчета. Сложно сказать, почему такую силу возымел доклад. Еще перед Олимпийскими играми я сам спрашивал об этом у арбитров CAS. И они, и представители МОК, и представители международных федераций, все делали большие глаза и говорили: «Он же шокирующий!». Но я тоже могу много шокирующих вещей сочинить. Но это не будет значить, что все из этого - правда. Наоборот, чем более шокирующим выглядит какая-то вещь, тем больше времени и ресурсов надо на то, чтобы все проверить. Действительно ли все так? Потому что известно со времен Геббельса, что в полуложь никто не поверит, а в ложь чудовищную поверят охотно. Я думаю, что это была чудовищная ложь, и завет Геббельса выполнен.

- Вы ждете вторую часть отчета Макларена по Зимним играм в Сочи?

- Он же сказал, что вовсю работает, и обещал в октябре выдать на-гора. Но видимо опять у него будет мало времени, чтобы спросить и другую сторону. Первый отчет страдает чем? Тем, что он очень односторонен. Он базируется на показаниях исключительно Родченкова и каких-то неизвестных свидетелей. При этом второй стороне, условно России, Паралимпийскомму комитету, Минспорта, отдельным спортсменам, вообще не дали слова. Поэтому ни о какой состязательности, объективности в докладе речи идти не может.

- Что дальше? Президент ПКР Владимир Лукин говорил о возможности обращения в Европейский суд по правам человека. Это обращение может чем-то помочь?

- Я не очень понимаю, кто будет обращаться с таким иском. ПКР? Спортсмены? Европейский суд по правам человека рассматривает споры по нарушению каким-то государством Конвенции о защите прав и свобод. Поэтому иск может быть либо к Германии (там находится офис IPC), либо к Швейцарии (там находится CAS). И надо будет говорить, что кто-то из этих государств не выполнил требования Конвенции. Так что, на мой взгляд, это не спор, который принадлежит рассмотрению в ЕСПЧ.

- Возможно ли сейчас обратиться в какую-либо судебную инстанцию, чтобы потребовать денежные компенсации для паралимпийцев?

- В любой правовой системе любые убытки изыскиваются тогда, когда на стороне ответчика было какое-то неправомерное, неэтичное, какое-то негативное действие. Пока существующими судебными инстанциями подтверждено, что МПК действовал в рамках своих полномочий. Так что, на мой взгляд, оснований для взыскания каких-либо убытков нет. Если нашей стороне удастся доказать в каком-то судебном порядке, что решение МПК по отстранению паралимпийского комитета или доклад Макларена, на котором они основывались, имел серьезные дефекты, то тогда уже можно признавать решение об отстранении незаконным, необоснованным и так далее. И имея такое решение на руках уже можно говорить об убытках и их взыскании.

Владимир Лукин говорил о возможности обращения в Европейский суд по правам человека Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Владимир Лукин говорил о возможности обращения в Европейский суд по правам человекаФото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

- Что за судебная инстанция может признать отчет Макларена безосновательным?

- У нас в мире существует два типа судов. Третейские суды (к ним относится и CAS) и системы государственных судов. Третейские суды, как мы видим, политизированы. У нас остаются только государственные. Можно подать в суд Канады, потому что Макларен - канадец. Можно в суд Германии, где находится IPC. Можно в суд Швейцарии, где юридически зарегистрировано ВАДА.

- Отстраненные от Игр-2016 Шубенков, Исинбаева и другие легкоатлеты, если захотят получить компенсацию, должны действовать так же?

- Он были отстранены еще до доклада Макларена. Напомню, это было 17 июня. Потом ИААФ выставило критерии свои очень жесткие и очень узкие, через которые пробилась только Клишина. И это было 4 июля и закончилась вся эта история с критериями и допусками. А доклад Макларена вышел 18 июля. Доклад Макларена не имеет отношения к легкой атлетике. Так что им надо оспаривать решение ИААФ. То есть подавать иск в суд Монако.

ИСТОЧНИК KP.RU

Еще больше материалов по теме: «Паралимпийская сборная России»

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также