Авто

Хозяйка одинокого дома около затонского моста в Уфе: Мы не упираемся, нам просто некуда деваться

«Комсомолка» узнала, почему не сносят дом, помешавший «стройке века»
Рабочие без спроса срыли пол-участка со стороны соседей

Рабочие без спроса срыли пол-участка со стороны соседей

Фото: Наталья ВЯЗОВКИНА

Утро пятницы, 7 октября, началось в столице республики с торжественной сумятицы: город готовился к открытию нового затонского моста через реку Белая – крупнейшего объекта за последние несколько лет. Открывать новостройку прибыл лично министр транспорта РФ Максим Соколов.

Открытие прошло без особенных прелюдий: послушали торжественные речи, прямо на мосту наградили строителей, и вот уже по новой переправе побежали в направлении города первые автомобили.

Ложка дегтя

В строительство моста, спроектированного московским институтом «Гипростроймост», вбухали порядка 4,8 миллиарда рублей. По задумке властей, мостовой переход должен был разгрузить транспортные потоки, соединяющие уфимский полуостров с микрорайоном Затон и федеральной трассой М-7 «Волга», и уменьшить вредные выбросы урчащих в пробке автомобилей в атмосферу.

Мост получился грандиозный: в длину - 836 метров, 130-метровый судоходный пролет, подходы к мосту - еще 586 метров – говорят, это уникальные технические характеристики, таких в России раз, два и обчелся. Вот только с подъездными путями на подъеме на улицу города Галле вышла оказия: на подходе к круговому движению у перекрестка с улицей Пархоменко три широченные полосы заметно чахнут, и уходят влево кривоватой загогулиной, оставляя водителям узкое горлышко для проезда.

- Похоже, здесь опять будем в пробках стоять, - вздыхают водители.

.

.

Фото: Наталья ВЯЗОВКИНА

Некуда деваться

Это не строительский глаз дал осечку. Хайвей пришлось скривить из-за хибарки, одиноко стоящей на вершине оврага, где раньше была улица Саши Чекалина. Семь домов вокруг посносили, за один «дворец» аж 56 миллионов рублей хозяевам выплатили. А этот, восьмой, торчит, как памятник надежде: неужели хозяева лачуги пожадничали и не сошлись в цене со строителями?

- Да мы и не упираемся, - грустно признается хозяйка лачуги Оксана Н. – Постановление администрации об изъятии дома было просрочено: оно выдано в 2011-м году, а такие документы действуют три года. Застройщики с нами судились, суд принял нашу сторону. В июле прислали новое соглашение, по которому у нас есть 90 дней, чтобы убраться отсюда. Срок пока не истек. Но если честно, нам просто некуда деваться.

.

.

Фото: Наталья ВЯЗОВКИНА

Сносят 40 лет

В крохотном ветхом домишке на двух хозяев Оксана живет вместе с родителями, братом, и дочкой-подростком. В далекие 70-е годы всю эту слободку собирались сносить, да что-то не срослось.

- Позже папа пришел брать разрешение на строительство. А чиновники изумились: мол, вы что, все еще существуете? – грустно улыбается женщина.

Когда летом завертелась заварушка со сносом, соседи по дому – супруги и двое взрослых детей – долго не кочевряжились: взяли предложенную энную сумму денег и съехали. Правда, недалеко – в соседнем поселке 8 Марта взяли клочок земли и начали строиться: на полноценное жилье, тем более в черте города, выданных за дом целковых просто не хватило.

- От заключения оценщиков по нашему дому я видела только титульный лист, - говорит Оксана, - хотя, по закону, у каждого собственника доли должен быть свой полный экземпляр. А когда цену на дом увидела – ахнула: оценщики сделали все возможное, чтобы максимально занизить сумму. Мы заказали независимую оценку, она будет готова со дня на день. Пока что мы живем как на пороховой бочке – страшно.

.

.

Фото: Наталья ВЯЗОВКИНА

Отхватили пол-участка

Оснований для опасений у семьи Оксаны предостаточно: три дня назад, когда полным ходом шли работы по расширению дороги, среди бела дня к дому прикатил здоровенный экскаватор, три раза махнул ковшом – и оттяпал пол-участка с соседской стороны дома. Оксана в это время была на работе. Когда она примчалась, рабочие уже заканчивали монтировать шумоизоляционные экраны и принялись натягивать веселые баннеры с рощицей, чтобы скрыть развалюху и искромсанный овраг от посторонних глаз. Пришлось вызывать полицию – уговорами прогнать рабочих женщина не смогла.

- А недавно на соседской половине окно выбили и стащили забытую банку огурцов. Ведь ничего не мешает вот так ночью забраться и устроить там пирушку. Начнись пожар – не заметим, как сгорим.

Оксана от греха подальше съехала пока на съемную квартиру с дочерью-школьницей. Родители-пенсионеры бросать дом отказались, живут там постоянно. Но все равно каждый день Оксана мотается на улицу Чекалина - навещает стариков и несет дозор.

- Мне не нужно миллионов. Я просто хочу, чтобы все было сделано по-человечески.

- Ну а если помечтать – как бы вы хотели разрешить ситуацию?

- Меня бы устроила квартира в черте города: строиться мы не можем – родители пожилые, да и я в городе работаю. Надеемся, власти нас услышат.

Звонок в мэрию

- Из управления транспортом по этому неснесенному дому нам прислали ответ, что не пришли к согласию с собственниками, - пояснили ситуацию в администрации. - Дом этот сносить не будут - закроют рекламной конструкцией. Возможно, к этой теме вернутся через полгода - год, но пока вопрос закрыт.

.

.

Фото: Наталья ВЯЗОВКИНА

.

.

Фото: Наталья ВЯЗОВКИНА

.

.

Фото: Наталья ВЯЗОВКИНА

.

.

Фото: Наталья ВЯЗОВКИНА