2017-12-01T17:34:04+03:00

Вечера на хуторе близ Дамаска

Как сириец связал свою судьбу с Россией, начитавшись Гоголя
Счастливая семья: дочь Лиза, Мохаммад, Евгения.Счастливая семья: дочь Лиза, Мохаммад, Евгения.Фото: Александр ГЛУЗ
Изменить размер текста:

РУССКИЙ ДРУГ

Дома у семьи Аль-Вади пахнет кофе. Гостей сразу сажают за стол, угощают напитком, приготовленным по-арабски. Говорят, что по сирийским традициям отказываться от угощения нельзя - можно обидеть хозяина дома.

Господин Мохаммад Аль-Вади - видный мужчина с посеребренными временем волосами - появляется перед нами в деловом костюме. Идеальная выправка, идеальные манеры: все в этом человеке выдает дипломата. За плечами у нашего героя - насыщенная биография. До выхода на пенсию он работал директором зарубежного вещания Центрального сирийского радио в Дамаске, возглавлял Центральное сирийское телевидение, был главным редактором нескольких газет и, наконец, с 2000 по 2008 год - послом Сирии в Китае. А с 2013-го Мохаммад живет в Петербурге вместе с русской женой Евгенией.

- Для меня и Жени это второй брак. Вместе мы уже восемь лет. Такое трагическое совпадение: моя жена скончалась от рака, у Жениного супруга тоже была онкология. То есть она и я - вдовые, - рассказывает непростую историю жизни господин Аль-Вади.

Удивительно, но первый муж Евгении тоже сириец. А вот Мохаммед?? нашел себе первую жену в Москве.

Пару познакомили друзья.

Пару познакомили друзья.

- Почему я выбрал Россию? Я родился в городе Эль-Кунейтра (находится на границе Сирии и Ливана. - Прим. ред.), среди наблюдателей ООН жили русские. Я подружился с мальчиком из их семьи. Потом началась война 1967 года, мы эвакуировались в Дамаск. Но у меня остался интерес к России. И я стал знакомиться с русской культурой.

ПОДРАЖАНИЕ ГОГОЛЮ

Как многие иностранцы, Мохаммад знакомился с Россией через литературу. Читал Толстого, Достоевского, Пушкина… В 68-м году романтически настроенный юноша прибыл в Москву учиться на журфаке МГУ.

Конечно, первым потрясением стала зима.

- Я приехал в Россию уже в начале декабря, - рассказывает наш собеседник. - В Москве тогда стоял мороз до -15 градусов. Я был в ботиночках на тоненькой подошве и легкой куртке. Я думал, не переживу этого. Но с первой же стипендии нас отвезли в ГУМ одеваться.

Господин Аль-Вади в студенческие годы.

Господин Аль-Вади в студенческие годы.

Суровые температуры все же не перебили любовь к России. Мохаммад писал статьи, подражая Гоголю, и продолжал поражаться душевной широте советских людей.

- В Москве метро закрывается в час ночи. Я как-то гулял летом и не успел на него. Вышел на станции «Университет», сел на скамейку. Думаю: передохну и пойду. Идти пешком - около сорока минут. Рядом был мужчина - ветеран Великой Отечественной войны. И он предложил мне переночевать у него. У него, помню, «двушка» была. В одной комнате спала его жена. Меня он положил на диване в зале. Еще говорит: «Там на кухне можешь что-нибудь в холодильнике взять поесть». Я до пяти утра глаз не сомкнул. Так удивительно для меня это все было. Потом тихонько утром вышел и поехал в общежитие.

Об этой истории Мохаммад написал статью в сирийскую газету.

ТАЙНАЯ СВАДЬБА

В 74-м году выпускник МГУ вернулся в Дамаск. Но не один. Из Москвы сириец привез с собой русскую жену. Причем сделал это, не посоветовавшись с семьей. А это, конечно, нарушение традиций. Да еще какое…

- У меня отец - религиозный деятель, он мулла, - рассказывает Мохаммад. - Я, конечно, должен был попросить у отца разрешение на свадьбу. Но побоялся и решил всех поставить перед фактом. Когда мы приехали в Сирию с женой, первым к нам домой пришел отец. Дай, говорит, посмотрю на нее. А ты, мол, переводи. Долго мы так сидели, а потом он сказал: «У меня три дочери. А теперь я приобрел четвертую». И поскольку он религиозный, то решил, что Бог его вознаградит за то, что она примет ислам.

- Да, по нашей вере место в раю гарантировано тому, кто обращает немусульманина в ислам, - смеется Евгения. Женщина с доброй улыбкой подсказывает господину Аль-Вади некоторые сложные слова.

Господин Аль-Вади с министром иностранных дел СССР Эдуардом Шеварнадзе на деловой встрече.

Господин Аль-Вади с министром иностранных дел СССР Эдуардом Шеварнадзе на деловой встрече.

И первая и вторая жена Мохаммада стали мусульманками. Для светских людей это не столь принципиальный вопрос.

- Но это необходимо было сделать ради детей, - рассказывает Евгения. - Сирийский закон таков: если жена другой религии, отличной от мужа, она и их дети ничего не получают по наследству.

ЕСЛИ ДРУГ ОКАЗАЛСЯ ВДРУГ

Евгения по паспорту Гончарова, уроженка Ленинграда. История ее дружбы с Сирией началась с университета. Со своим будущим мужем - сирийцем по происхождению - она познакомилась в коридорах Ленинградского инженерно-строительного института.

- Переехали в Сирию, когда наша старшая дочь Лиза окончила пятый класс. Потом она доучивалась в школе при посольстве, - говорит Евгения. - Мой муж не хотел, чтобы я работала по специальности. Там мы открыли косметический салон, и им я была занята до рождения второго ребенка. А потом мой муж заболел и умер…

Три года Евгения была вдовой, пока друзья не предложили познакомиться с порядочным, хорошим мужчиной. Звезды так сошлись, что Евгения и Мохаммад друг другу очень понравились.

СЕМЬЯ РЕШАЕТ

- Как ты делал мне предложение, Абу-Карим, расскажи, - приглашает к разговору супруга Евгения. Абу-Карим буквально переводится как «отец Карима». В Сирии мужчину в знак уважения называют по имени его старшего сына.

- Ко мне как-то друг пришел и говорит: «Хватит тебе быть одному, жизнь должна продолжаться», - рассказывает господин Аль-Вади. - И организовал нам встречу в русско-культурном центре. Женя рисует картины, и у нее проходила там выставка.

Вопрос о свадьбе решали на семейном совете. У Мохаммада - трое детей, у Евгении - двое. Вместе с ними они собрались за общим столом, представили своих избранников и спросили их мнения. Вот такая сила семьи.

- И с его стороны дети сказали «да», и с моей стороны, - говорит Евгения. - Я сделала большой ужин у нас дома. Всем все понравилось. Потом я уже выяснила, что дочери Мохаммада еще оценивали меня как хозяйку, спрашивали, умею ли я готовить русские котлеты и кеббе - сирийские котлеты.

Евгения так пришлась по душе дочерям Мохаммада, что они даже свадьбу им организовали.

ДОМ В ЧЕТЫРЕХ СТРАНАХ

Последние четыре года семья живет в Петербурге. Когда перед школьным автобусом, в котором ехал младший сын, упал снаряд, решили перебраться в Россию. Но по-прежнему раз в год они ездят в Дамаск - там живет одна из их дочерей. Она преподает в пакистанской школе.

В целом семья Аль-Вади настолько разнообразна, что измерить ее одной страной невозможно. Например, сын Мохаммада живет в Пекине, он женат на китайской актрисе, и у них подрастают двое чудесных детей. А одна из дочерей замужем за немцем и живет в Германии, двое детей. Еще одну дочь Лизу мы застали у них дома, она ненадолго приехала к родителям из Лондона, где живет с мужем-турком, финансовым экспертом. Самый маленький Амин - он сейчас ходит в петербургскую школу.

- Я очень рад, что у меня жена русская и что русские традиции продолжаются в нашей стране, - от души говорит Мохаммад. - И для меня очень важно, чтобы дети не утрачивали своих корней.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также