Общество

«Пиши отказ, родишь другого»: маленький Петя Серегин из Башкирии стал инвалидом из-за врачебной ошибки

Мальчик в четыре года до сих пор не умеет сидеть, стоять и говорить
Для Екатерины Петя - не жизненное испытание, а любимый сын

Для Екатерины Петя - не жизненное испытание, а любимый сын

Когда Екатерина Серегина в 2013 году узнала, что скоро станет мамой, то была просто на седьмом небе от счастья. Они с мужем сразу же выбрали имя для первенца и купили кроватку. Всю беременность женщина буквально летала: никакого токсикоза, все анализы и скрининги идеальные. Под конец срока гинеколог отметила слишком заметную прибавку в весе и, чтобы исключить гестационные отеки, направила женщину на дневной стационар при роддоме (на тот момент действие происходило в Орске – ред.)

- Врач, который меня осматривал, сказал, что срок у меня уже большой (шла 41 неделя – ред.), пора готовиться к родам, - рассказывает Екатерина. – Роды должны были начаться через три дня, поэтому гинеколог заранее вручную сделал мне раскрытие шейки матки и велел ждать. Вот только схватки начались уже вечером, сначала слабые, потом усилились. Врачи дали мне снотворное и отправили спать.

Ночью Екатерина проснулась от сильной боли. Резко подскочила температура, поэтому пришлось звать врача. Недовольный доктор проводил женщину в родзал, но через несколько часов схватки прекратились. Ребенок встал в родовых путях, началась гипоксия плода. Чтобы спасти малыша, врачи и акушеры выдавливали его полотенцем.

Петя родился весь синий, всего 1 балл по шкале Апгар, и не дышал. Чтобы запустить сердце, ему сделали укол адреналина и унесли в реанимацию. Обессиленной Екатерине оставалось только молиться, чтобы ее долгожданный сын выжил.

- Через несколько часов меня пустили к ребенку в реанимацию, - рассказывает женщина. – Он лежал такой слабенький, беззащитный, весь в трубках. Врач мне говорит: «Зачем тебе такой «овощ», он все равно никогда не станет нормальным ребенком»? Пиши отказ, еще родишь здорового, пока молодая».

Конечно, никакой отказ мать не подписала, а на четвертые сутки состояние мальчика относительно стабилизировалось, и его перевели в перинатальный центр.

Пока мальчик вынужден передвигаться в инвалидной коляске

Пока мальчик вынужден передвигаться в инвалидной коляске

КУЧА ДИАГНОЗОВ И СЛАБАЯ НАДЕЖДА

Через три недели Петю вместе с мамой выписали домой. Вот только диагнозы врачей и дальнейшие прогнозы оказались весьма печальными: органическое поражение ЦНС, ранняя энцефалопатия, тетрапарез, тимомегалия (увеличение вилочковой железы – ред.)

- Когда нас осматривал невролог, то он успокоил, что ребенок «нетяжелый», что будет, скорее всего, и ходить, и говорить, - продолжает Екатерина. – Но вскоре Петя сильно простудился, и болезнь вызвала серьезное ухудшение. У сына начались эпилептические припадки: доходило до трехсот приступов в день. Если раньше он пытался держать головку, то теперь он не мог этого сделать и постоянно плакал, резко вздрагивал и странно закатывал глаза. Врачи поставили нам диагноз «симптоматическая эпилепсия». Мы до сих пор принимаем противосудорожные препараты.

Когда Пете исполнился годик, в его медицинскую карту добавились такие страшные диагнозы как ДЦП и спастический тетрапарез, а в прошлом году мальчику дали инвалидность. Муж Екатерины, кстати, не выдержал испытание болезнью сына и ушел, оставив жену с больным ребенком на руках и маленькой дочерью.

Екатерина не сдалась. Каждые полгода женщина обивала пороги медицинских учреждений и добилась того, что Минздрав после проведенной проверки подтвердил факт врачебной ошибки. Вот только здоровье Пети уже не вернуть: мальчику необходимы регулярные курсы реабилитации, но стоят они огромных денег, а от администрации женщина получила только громоздкое инвалидное кресло. Зато пару лет назад Екатерина познакомилась со своим новым мужем и переехала к нему в Салават. Мужчина принял детей как своих собственных, особенно привязался к маленькому Пете, и мечтает, чтобы сын когда-нибудь встал на ноги – тогда он обязательно научит его удить рыбу и кататься на велосипеде.

НЕ МОЖЕТ ХОДИТЬ И РАЗГОВАРИВАТЬ

Но об этом мечтать пока рано. Сейчас Пете 4,5 года, и мальчик сильно отстает в развитии. Он не может ни сидеть, ни ходить, ни разговаривать. Лишь с помощью ходунков малышу удается сделать пару неуверенных шажков. Мама мальчика убеждена, что это – результат регулярных курсов реабилитации, и поэтому прекращать их нельзя ни в коем случае.

Петя - очень улыбчивый и светлый ребенок

Петя - очень улыбчивый и светлый ребенок

- Я верю, что мы справимся с этим недугом, - убеждена Екатерина. – Я не питаю иллюзий, что мой ребенок выздоровеет полностью и будет бегать, как его сверстники. Но хотя бы ходить и говорить, научиться навыкам самообслуживания Петя имеет все шансы.

Один месячный курс в реабилитационном центре «Сакура» (г. Челябинск) стоит 164 тысячи рублей, а их нужно несколько в год. Семья Пети продала уже все, что можно, влезла в долги, но денег катастрофически не хватает. Местные врачи особо помочь не могут: конечно, ребенку предоставляется и бесплатный массаж, и лечебная физкультура, и медикаментозные препараты, и физиотерапия – но этого недостаточно, чтобы наметился сдвиг. При этом у мальчика сохранен интеллект, и он с грустью и пониманием смотрит на маму, словно пытаясь ее поддержать.

Помочь маленькому Пете сделать первые самостоятельные шаги и сказать долгожданное слово «мама» просто. Просто позвоните маме мальчика по номеру 8 903 368 48 64 (банковская карта привязана к номеру), и она подскажет, как это можно сделать.