2018-11-16T15:38:14+03:00

Немецкий политик: «В Германии на избирательный участок некоторые идут как на похороны. А в ДНР — как на праздник»

Берлинский депутат Гуннар Линдеманн побывал наблюдателем на выборах в Донбассе
Поделиться:
Комментарии: comments123
Гуннар Линдеманн, депутат берлинского городского парламента от партии «Альтернатива для Германии»Гуннар Линдеманн, депутат берлинского городского парламента от партии «Альтернатива для Германии»Фото: Личный архив
Изменить размер текста:

Мирный город под бомбами. Погреб, ставший убежищем. Девочка в слезах прижимает куклу — всё, что унесла из разрушенного дома… Фото этих детских рисунков выложил в инстаграме Гуннар Линдеманн, депутат берлинского городского парламента от партии «Альтернатива для Германии». Рисунки висели в коридорах донецких школ. Сами школы 11 ноября стали избирательными участками на выборах депутатов и главы ДНР. Которые Гуннар посетил в качестве международного наблюдателя. На Украине при этом писали, будто «людей гнали к урнам под дулами автоматов». А как было на самом деле, немецкий политик рассказал в эфире Радио «Комсомольская Правда».

Меркель спонсирует войну на Украине

— Господин Линдеманн, с какой целью приехали в Донбасс?

— Я прибыл по приглашению Избирательной комиссии ДНР: в республике готовы показать всему миру, что выборы проходят открыто и демократично.

— Но, кроме вас, другие «народные избранники» из Европы почему-то в Донецк не торопятся.

— Думаю, потому, что слушают свои правительства, которые ДНР не признали. Хотя депутаты как представители другой ветви власти должны быть независимы, не бояться увидеть проблему в лицо и ознакомиться с ней на месте.

— Но ситуация на юго-востоке Украины — не совсем дело Берлинского городского парламента, где вы заседаете?..

— По статистике МВД ДНР, на её территории живёт около трёхсот этнических немцев (на деле, наверно, больше). При этом правительство ФРГ, открывшее двери миллионам беженцев, не может позаботиться об этих людях или хотя бы предоставить гражданство, хотя в зоне боевых действий им грозит реальная опасность. Вместо этого [канцлер Германии Ангела] Меркель выделяет миллионы евро на «развитие демократии» на Украине, которые бесконтрольно расходуются непонятно куда. То есть это и немецкая проблема тоже.

Гуннар Линдеманн на Радио «Комсомольская Правда» Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Гуннар Линдеманн на Радио «Комсомольская Правда»Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Вбросы при голосовании по почте

— Всё-таки помимо вас какие-нибудь западные представители на выборах в ДНР были?

— В весьма небольшом количестве. Вокруг региона продолжается информационная блокада. Например, при мне в Донецке работала съёмочная группа Второго канала немецкого телевидения (ZDF). Они у меня взяли интервью, которое, по-моему, до сих пор не дали в эфир. «Нетолерантно», видимо, говорил. И побывали они, если не ошибаюсь, лишь на двух-трёх избирательных участках. Какая уж тут объективность!

— А вы много участков посетили?

— Шесть в Донецке и один за городом. И лично убедился: все крики о «голосовании под пушками танков» — бред. Никаких военных и, тем более, бронетехники. Да, были наряды милиции, вооружённые только резиновыми дубинками, даже огнестрельного оружия у них не заметил. Но и они находились не на самих участках, а рядом на улице. Ровно так же, как на выборах в Германии. Никаких нарушений я не зафиксировал. Урны для бюллетеней прозрачные. Если инвалид или ветеран не может выйти из дома, к нему для голосования прибывает выездная комиссия.

— Отличия от «западной демократии» всё-таки имеются?

— Не было, как у нас, «голосования по почте». (На этом этапе возможны махинации: например, в 2016 году на втором туре выборов президента Австрии с небольшим перевесом лидировал кандидат от правоконсервативных сил Норберт Хофер. Но потом подсчитали голоса, присланные по почте, каковых в восьмимиллионном государстве набралось свыше 700 тысяч, и «внезапно» победил либерал Александр Ван дер Беллен, — прим. авт.). Явку мне было оценить сложно — «на глазок» не меньше, нежели на выборах в Германии. Но настрой другой. У нас на выборы многие идут, как на похороны. А тут — как на праздник, с надеждой. С надеждой на окончание войны.

Пушилин — дипломатичнее

— Как же прекратить конфликт вокруг Донбасса?

— Начать можно с опыта Германии. У нас долгое время ФРГ и ГДР друг друга не признавали. Но в обеих действовало представительство (не посольство, а именно представительство) другой стороны. При этом каждый из оппонентов не «терял лицо» и «вторую Германию» по-прежнему не признавал. Но кризисные вопросы благодаря таким каналам решались. А сейчас где-нибудь под Горловкой обстрелы — и «контактная группа» вновь съезжается в Минск, ведёт переговоры, потом едет назад, теряя чуть не неделю… Это неэффективно. Лучшей же мерой мог бы стать ввод российских миротворцев на линию соприкосновения, хотя, конечно, все понимают: сейчас данный вариант нереалистичен.

— Люди там хотят быть с Россией?

— С Украиной своё будущее почти никто не связывает. И их можно понять. Я познакомился с одним пожилым человеком. Когда-то служил в Советской армии, живёт недалеко от линии фронта. После начала боевых действий украинские силовики (или бойцы «добровольческих батальонов») изнасиловали и убили пять девушек в его деревне. Три из них были его родственницами… Тогда он, взяв оружие, пошёл на войну. Имя этого старика не могу сказать по соображениям безопасности. В любом случае, судьбу Донбасса должен определить в первую очередь его народ.

— Вы встречались и с бывшим лидером ДНР Александром Захарченко (убит в ходе теракта 31 августа — Ред.), и с новым — Денисом Пушилиным (набрал 60,9% голосов на выборах 11 ноября — Ред.). Какие у вас ощущения от этих людей?

Захарченко был настоящим героем войны, порой резким в делах и суждениях. Он был солдатом, говорил: «Мы должны защищать нашу землю всеми доступными средствами». Народ его до сих пор боготворит… А Пушилин, конечно, человек совсем другого склада. Очень дипломатичный, тонкий. Даже тон голоса у него куда более спокойный. Уверен, он не подставится под обстрелы — и не будет стрелять в ответ. Теперь, когда республика получила полностью легитимное правительство, мир между Донецком и Киевом стал ближе. Это лучшее, что могло случиться.

РЕПОРТАЖ

Донбасс: выборы вопреки

Дмитрий СТЕШИН

Утро донецких выборов оказалось туманным и безгласным – какие-то «добрые люди» из-за линии фронта повредили две коммуникационные вышки под Снежным и Торезом, и внешняя связь с миром сразу же «легла». Чуть позже, забарахлил от перегрузок и местный оператор «Феникс», а потом отключился (подробности)

Донбасс: «Скажите уже - мы возвращаемся на Украину или интегрируемся с Россией?»

К пятому году войны многострадальный Донбасс оказался в системном тупике. Война стала позиционной, ее как бы нет, она не видна, но в города и поселки снаряды и мины прилетают каждые день и ночь. Словосочетание «минский процесс» шахтеры используют как изысканное ругательство. (подробности)

Еще больше материалов по теме: «Украинский кризис»

Понравился материал?

Подпишитесь на тематическую рассылку, и не пропускайте материалы, которые пишет Эдвард ЧЕСНОКОВ

 
Читайте также