2019-12-26T10:30:02+03:00

Работа для смелых и ответственных

Что должен уметь водитель БелАЗа
Фото: Алексей КРЕМНЁВ
Изменить размер текста:

«Комсомольская правда» продолжает знакомить читателей с профессиями угледобывающей отрасли. В этом материале мы расскажем о водителях карьерных самосвалов БелАЗ.

«Сибирский Антрацит» занимается добычей черного золота на территории Искитимского района. Ценный уголь поставляется на крупнейшие металлургические предприятия, в основном за рубеж. Запасы антрацита в Сибири велики, объемы добычи большие, штат сотрудников за несколько лет увеличился. Применяются новые технологии в сферах разработки месторождения и контроля добычи, обновляется парк техники. Водители работают на современных машинах, комфортных и удобных в управлении. Это касается и БелАЗов - самых больших самосвалов, задействованных в производственном процессе.

Антрацит добывают открытым способом. Разрез напоминает воронку, внутри, как по закручивающейся спирали, словно букашки, едут грузовики, везущие уголь. Но чтобы добраться до нижних, ценных слоев, сначала нужно убрать верхний грунт, смесь глины и песка. Снимает этот слой экскаватор и ковшом грузит породу в БелАЗы, которые отвозят вскрышу на отвал.

Путь от экскаватора до отвала - около 4 километров, за смену водитель делает около 20 рейсов. На производстве задействованы самосвалы грузоподъемностью от 55 до 220 тонн. Мы встретились с водителями, управляющими самыми массивными БелАЗами на Колыванском разрезе. Сибиряки рассказали свои истории: как пришли на предприятие и почему решили сесть за баранку огромной машины.

Борис Лагута работает на предприятии 15 лет. Фото: Алексей КРЕМНЁВ

Борис Лагута работает на предприятии 15 лет.Фото: Алексей КРЕМНЁВ

«Это вам не «Жигули»

Размер 220-тонника впечатляет: 6 метров в ширину и 10 метров в длину, с виду больше напоминает не машину, а двухэтажный дом. Если поставить рядом с колесом человека, то он едва дотянется до центра окружности. Вот такой махиной управляет Борис Лагута. На предприятии он работает 15 лет, общий трудовой стаж - около трех десятилетий. Пришел в компанию, устав от вахтовой работы, где также водил большегрузы.

- Работаем мы посменно, по 12 часов. На одной машине - четыре человека, сменяем друг друга по очереди. Как строится рабочий день? В 7 часов утра получаю путевой лист - задание на смену. Дальше - медосмотр, это обязательная процедура. Измерение давления, проверка алкотестером. Давление проверять необходимо, все-таки техника тяжелая. Представьте: 220 тонн груза, сама машина весит еще 159 тонн… Производство серьезное, контроль тоже, - говорит Борис Егорович.

Для того, чтобы устроиться водителем карьерного самосвала, нужно иметь специальные права категории АIII «Внедорожное автотранспортное средство, разрешенная максимальная масса которых превышает 3,5 тысячи килограммов». Сначала на предприятии новички садятся на БелАЗы поменьше, потом, если водитель изъявляет желание и руководитель ему доверяет, можно повысить класс до 130-, а потом и до 220-тонника. Перед сменой машины проводится стажировка - новичок ездит с наставником. Борис Егорович воспитал не одного водителя.

- Новичку первым делом надо привыкнуть к габаритам автомобиля. Но и для опытного водителя работа непростая, - считает белазист. - Надо всегда быть начеку, важны такие качества, как внимательность и осмотрительность. Водить такую махину по дорогам карьера - это не на «Жигулях» по асфальту ездить.

Борис Лагута объясняет: только непосвященным кажется, что БелАЗы в разрезе движутся в хаотичном порядке. Да, у каждого водителя свой путевой лист и личное задание. Но все они работают в крепкой связке. Объединяют их начальник смены и диспетчер, которые следят за передвижением каждой машины с монитора своего компьютера. Диспетчер видит все простои: где приостановил работу экскаватор, кто отправился на заправку. Благодаря этому он может более четко наладить логистику и в режиме онлайн перенаправить БелАЗ в нужном направлении. Связь поддерживается с помощью роботомера, который встроен в каждую машину.

- В такой связке работать удобнее: диспетчер помогает уменьшить время простоя, отвезти больше вскрыши, выполнить план и, соответственно, увеличить мой заработок, - объясняет водитель.

Борис Егорович, как и нынешняя молодежь, начинал работать с «маленьких» машин, грузоподъемностью 25 - 40 тонн. 15 лет назад объемы добычи были меньше, соответственно, и крупномеры не требовались.

- Время идет, и все меняется. Я вижу, что предприятие растет, дороги улучшаются, объемы увеличиваются - поэтому и появляются самосвалы с большей грузоподъемностью. Новые машины - современные, удобные. Сейчас в кабине есть кондиционер, обзорность увеличена, управление полегче, сама конструкция автомобиля изменилась, - описывает Борис Лагута.

На вопрос о том, почему Борис Егорович решил стать водителем БелАЗа, отвечает, что все братья крутят баранку, вот и он решил в эту же сферу податься. Правда, родственники управляют машинами поменьше, он один в семье тяжеловес.

- Моя работа - моя жизнь. Я здесь, как женщина на кухне, все знаю, все умею, разбираюсь от и до. В другую сферу идти даже страшно. В карьере я как рыба в воде. К тому же условия в «Сибирском Антраците» хорошие. Стабильная зарплата, полное соблюдение Трудового кодекса, приятные бонусы, - рассуждает Борис Лагута.

Скоро в коллектив горняков вольется и сын Бориса Егоровича - Андрей. Он получает профессию в СГУПСе по договору о целевом обучении с «Сибирским Антрацитом». На предприятие Лагута-младший придет специалистом по строительству объектов транспортной инфраструктуры.

Александр Кунц раньше водил машину «Скорой помощи». Фото: Алексей КРЕМНЁВ

Александр Кунц раньше водил машину «Скорой помощи».Фото: Алексей КРЕМНЁВ

«Люблю я ее»

Александр Кунц работает в «Сибирском Антраците» два года, пришел сюда по совету родственника.

- Мой дядя рассказал, что условия хорошие, предприятие ответственно относится к сотрудникам, техника безопасности - на высоком уровне. Сначала меня посадили на спецмашину - на 50-тонную «поливалку», которая орошает дороги, где работают БелАЗы. Через полгода я перевелся на машину побольше, грузоподъемностью 130 тонн. На ней проработал два года. Теперь управляю 220-тонником, - Александр рассказывает о своих переходах на более тяжелую технику как о личностном росте: глаза горят, в голосе чувствуется гордость.

Раньше молодой человек работал на машине «Скорой помощи» в поселке Линево. Говорит, что управлять большой техникой интереснее.

- Я бы не сказал, что БелАЗ неповоротливый, он очень даже «уклюжий», мягкий, маневренный. Пересаживаясь на последнюю модель, страха не испытывал. Когда знаешь, что главное - внимательность и осмотрительность, соблюдаешь все правила и скоростной режим, то действуешь четко, и работа идет как по маслу. Считаю, что главное - желание: если хочешь научиться управлять такой машиной, то все получится. А у меня такое желание сразу было, - делится Александр Кунц.

Александр в разговоре несколько раз подчеркнул: главное качество для водителя БелАЗа - внимательность. При работе надо учитывать и погодные условия, и правила дорожного движения, а еще - смотреть за всем, что происходит в карьере, так что надо крутить головой.

При этом все наши собеседники отмечают: отношение к технике тоже должно быть особенным. Четыре человека, работающие на одном самосвале, - команда. Каждый следит за БелАЗом, его техсостоянием, порядком на рабочем месте. Некоторые ласково называют машину кормильцем.

- Пыль внутри протираешь, чтобы в кабине всегда чисто. Все под рукой должно быть. Появилась свободная минутка - выйдешь из кабины, осмотришь машину. Два-три раза за смену обязательно осмотр провожу. Перед сдачей БелАЗа передаю коллеге информацию: что успел сделать, на что времени не хватило. Люблю я ее, - улыбаясь, признается Александр.

Николай Княжев: - От вклада каждого зависит общий успех. Фото: Алексей КРЕМНЁВ

Николай Княжев: - От вклада каждого зависит общий успех.Фото: Алексей КРЕМНЁВ

О самосохранении

Николай Княжев работает в компании пять лет. Говорит, всегда чувствовал свое призвание:

- Мой отец тоже был водителем. Когда я был маленьким, он старался к дому на грузовике не подъезжать. Если я увижу - все, меня от машины не оттащить, приклеюсь и поеду с отцом.

Раньше Николай был дальнобойщиком, работал сам на себя. Когда захотелось жить поближе к родному дому, семье, жене - осел в Искитимском районе.

- В «Сибирском Антраците» начинал с КамАЗа, потом пересаживался на машины побольше. Так дошел до 220-тонника. Сам попросился, мне не отказали. В компании работать нравится: здесь - стабильность, здесь - команда. Дальнобойщиком сам за себя отвечаешь, а здесь чувствуешь плечо коллеги. Мы созваниваемся с ребятами, общаемся по поводу машины. Каждый из нас считает себя звеном одной цепи. Если кто-то на машину «плюнет» и только на план будет работать, то техника быстро встанет, придется отвлекаться на ремонт. Кому от этого хорошо? Поэтому каждый из нас старается работать на командный зачет. От вклада каждого зависит общий успех, - уверен Николай Княжев.

На вопрос о том, какой человек не подойдет для работы на БелАЗе, Николай отвечает не раздумывая:

- Тот, у кого нет чувства самосохранения, кто не боится ничего. Здесь важно постоянно быть начеку, предугадывать события, понимать заранее, где можно объехать препятствие, а где лучше притормозить.

Общаясь с водителями БелАЗа, становится понятно, что задерживаются здесь люди, которым не чужды глобальные ценности. Они будто бы из книг советской эпохи, где царит дух романтизма, а для героев важны общая цель и большие достижения. Слова Николая - тому подтверждение:

- Мне важна причастность к большому делу. Я понимаю: если сегодня мы не вывезли породу, то завтра - не добыли уголь. Приятно быть частью чего-то масштабного и нужного.

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также