Общество

«Изо дня в день мы идем к победе»: что писал солдат своей семье с фронта

Сын из Воронежа показал «Комсомолке» письма отца с войны
Дмитрий Дремин.

Дмитрий Дремин.

Фронтовые письма – судьбы людей. В них и любовь, и боль, и тоска, и сила. Знаменитые на весь мир треугольники сохранили все это и через 75 лет. Их бережно хранят родственники солдат. Десять весточек от отца в редакцию «КП-Воронеж» передал сын солдата Владимир Дремин.

Дмитрий Дремин родился в селе Тырново Рязанской области в ноябре 1909 года. Семья была обычной – занималась обработкой кожи. Митя отучился в школе, а затем уехал в Рязань и закончил техникум. Судьба его складывалась неплохо. Молодому парню удалось поработать и председателем колхоза, и председателем сельсовета.

В селе Песочня, где он оказался по работе, Дмитрий встретил Екатерину – свою будущую жену. Отец девушки занимался производством мебели и телег, имел хороший доход и целых шесть дочерей и одного сына. Естественно, девчонок надо было сосватать, а тут – красавец-жених, еще и холостой. Катя сначала работала телефонисткой и была грамотной, поэтому без труда стала начальником почты. Такая невеста не могла не впечатлить.

Молодые поженились, а затем у них родился сын.

Но в 1939 году Дмитрия призвали в армию. Тогда как раз началась Советско-финская война. Митя писал своей супруге: «Мы финов победим! Победа за нами будет». Так и вышло. А затем в 1941 году Дмитрий Дремин попал на фронт Великой Отечественной.

- Так как воинского звания отец не имел, занимался больше политической частью, работал с солдатами, которых отправляют на передовую. В 1943-м его послали в училище под Москвой. Во время обучения он получил боевое задание и отправился на войну. Холода были. К Новому году папа заболел. Воспаление легких. Оно переросло в туберкулез, - вспоминает рассказы матери сын Владимир.

Весь 1944 год Дмитрий провел в госпитале. Лечения почти не было. Не хватало на всех. Таблетки, которые он должен был получать каждый день, выдавали ему всего два раза в неделю. Затем его дембилизовали, и он вернулся домой в село Тимошенское.

Жена его работала начальником почтового отделения связи. При почте была комнатка, где и провел свои последние дни солдат. В 1946 году его не стало.

Жена Дмитрия прожила 83 года. Перед своей смертью она собрала все письма мужа и передала сыну Володе. Мы публикуем их без правок.

Письма бережно хранят в семье больше 70 лет.

Письма бережно хранят в семье больше 70 лет.

15 августа — 3 сентября 1941 года

Добрый день Катя и все родные. Моя жизнь проходит нормально.

На нашем фронте никаких изменений не произошло. Нахожусь я по направлению к г. Смоленск, то есть на западном направлении. Доехали до места дислокации без всяких аварий, хотя в Москве мы были в самый момент бомбежки противником с самолетов, но все прошло благополучно.

В данный момент уже включились к выполнению боевой задачи. Избрали парторгом роты, так как много коммунистов и надо проводить партийные собрания. Отдых прошел и курортное место г. Спасск остался позади...

Плохо нет табака и ни листка бумаги, питание удовлетворительное.

Нам дают по 100 рублей на папиросы, В деньгах я пока не нуждаюсь.

Катя! Наступила осень, стало холодно. Нам выдали правда портянки, но они летние, а через сутки ходим в наряд и ночью очень становится холодно. Я прошу чтобы носки шерстяные и варежки надо как-либо связать и выслать по почте. Адрес пока известен. И к этой посылке неплохо было бы купить 1,5 кг свинины и пачки 4 папирос. Вот все мои требования к вам.

Желаю успехов, а Володе усиленного роста.

Митя.

15 — 21 мая 1942 года

Здравствуйте многоуважаемый коллектив... Получил ваше письмо от 28.04.42 г. траурного характера о Васе, ну что я могу сделать, наверное, быть сему. Такая участь ждет каждого из нас.

Кратко о займе: прошел у нас на высоком идейном и политическом уровне. Я подписался на 3 месяца, а бойцы на 10-15 месяцев не получать ни одной копейки в интересах разгрома немецких фашистов. Вся подписка прошла за 1 - 2 часа.

21 мая в 22 часа покинули г. Кириллов, уезжаем куда не известно. Но погружаться будем в г. Вологде, видно ближе к Северному фронту эшелоны двинутся в путь. Письма не пиши пока не сообщу нового п/я. Посылаю 200 рублей на молоко Володе.

Пя 69-2.

5 июня 1942 года

Здравствуйте многоуважаемые Катя и все мои родные.

Катя! Пишу письмо с нового места пребывания, из г. Тихвина Ленинградской области, там, где проходили в декабре месяце 1941 года ожесточенные бои.

Мы пока разместились в лесу недалеко от города, там, где обилие комаров и подчас от них спать не приходится, «это другой проклятый Гитлер». Доехали мы до места хорошо, без всяких аварий и бомбежки. Очень дорога опасная, где по обе стороны полотна только видны воронки от гитлеровских снарядов и сваленные под откос разбитые вагоны, сожженные дотла. На наше счастье шел сильный дождь и покрывал вечером туман.

Трудно было увидеть нас с самолета. Мы находимся в лесу, лес весь исковеркан снарядами, бомбами и блиндажами, много в нем валяется трофеев — танков, машин, орудий и не подобранные еще десятки трупов людей и наших, и гитлеровских.

Лес местами заминирован, опасно ходить. Службу выполняем на дорогах, идущих к фронту. Жизнь стала проходить «веселее» чем в городе Кириллове. Самолеты кругом гудят, «носят» для гитлеровской армии завтраки и обеды. Кругом раздается эхо снарядов, напоминает Можайское направление.

Город Тихвин на 50% разрушен и сожжен, но в данный момент его восстанавливают. Поля покрыты зеленью всходов.

До свидания. Крепко жму ваши руки, а Вовочку целую.

9 октября 1942 года

Добрый день Катя и мои родные...

Пишу кратко о себе: ЖИВУ на старом месте в Ленинградских «трущобах» (лесах) без всяких изменений, жив и здоров, бодр и весел, что желать нужно вам.

...На «мясорубку» отправляем своих товарищей очень часто, осталась горсточка на один раз (прием) и все. Работаем день и ночь, только спим в сутки по 3 часа.

Из товарищей пока остались еще прежние, что описывал раньше. Опиши насчет приема себя в члены ВКП(б).

Желаю здоровья, а Вове расти на страх врагам. Крепко целую, Митя.

Р.5. Приложен талон по почте на 125 рублей.

Митя.

7 марта 1943 года

Примите привет от Дмитрия Михайловича!

...Читая ваше последнее письмо, где написана фраза: «Вам там весело живется, и сыты и по “бабешкам” ходите наверное», отвечаю.

Не приведи господи никому такое удовольствие вставать в 5 утра и до 21 часа развиваемся всеми орудиями, другой раз и не захочешь кушать. В данный период находимся там, где нет гражданского населения, в зоне 25 км все видим вокруг себя разбитым и сожженным.

Остаюсь жив и здоров, Митя.

Р.S. Приложен талон к переводу по почте на 75 рублей.

Полевая почта 57962

24 марта 1943 года24 марта 1943 года

Ленинградский фронт

Привет вам из дальних лесов! ...время стало ограниченное, отдыхаем всего в сутки 2 - 3 часа и иногда в 2 дня, но ничего не поделаешь, война.

Изо дня в день мы идем к победе.

О своем здоровье писать нечего, пока крепок сердцем и ноги носят, ио я удивляюсь над собой, за все время войны ни разу не был в санчасти, хотя летом 42 года нога болела... я работал как часы и не нуждался ни в какой помощи...

Мое пожелание: хорошо работать на страх врагам, беречь здоровье и отлично воспитывать сына. Огородишко если дадут надо посадить что-нибудь для подспорья в хозяйстве.

С приветом к вам, Митя.

Р.5. Приложен талон к переводу по почте на 125 рублей.

15 апреля 1943 года

Полевая почта 77626 «а»

Здравствуйте, мои родные... поздравляю вас с наступающим праздником 1-го мая 43 года.

...Катя! Посылаю 2-е письмо из новой части.

...Находимся в поле, проживаем в землянках, находимся пока в обороне, но готовимся к битве. Сплю пока на мягкой подушке. Время холодное, хотя и снега нет.

Хожу на охоту на рыбу в свободное время. Одной пулей сразил (убил) 7 щук кг на 10. Вот думаю так гитлеровцев бить давно бы, ни одного не осталось бы.

Дополнительно варим и жарим рыбу, что за уха, как жирна, будто салом подернулась она. Рыбы у нас до черта.

Целую всех, Митя.

Р.5. Приложен талон к переводу по почте на 200 рублей.

5 июля 1943 года

Привет, мои родные... Сообщаю, что живу хорошо, копим силы для ударов по врагу. Новостей нет, на нашем фронте кругом тишина и спокойствие.

Что будет дальше, а дальше будет известно буря, но мы к этому урагану крепимся. Погода стоит хорошая, кругом помятая трава, но никто эту травку не подбирает.

Из последнего письма мне ясна ваша жизнь, все эти иксы и точки напоминают только прошлое, в свободное время сидим у реки и думаем, неужели все это вернется, повторится вновь, трудно пером описать. Все это будет, но кто в это счастье попадет, этого опознать нельзя. Миллионы зарыты в землю лучших прогрессивных людей и еще жертв потребуется много. А о победе дело ясное, враг будет разбит.

Крепко целую, Митя!

29 декабря 1943 года

п/о Тимошкино Рязанской области

Шиловский район

Дреминой Екатерине Максимовне

Здравствуйте Катя, сынок Вова, сестренка Нюра и крестница Лара. Примите близкий привет от Мити с наилучшими пожеланиями во всей работе. Кратко сообщаю, письма за последние 10 дней получил. Со всех сторон 10 штук к ряду от Чугунова Шуры. Но я в этот период посылаю только одну. В связи с тем, что выполняли боевое задание.

О себе. Во всех письмах я встречаю слова с пожеланием здоровья, этим-то как раз я... Свалился, вот уже 10 суток болею до безумия. Выполняя задание, мы спали в лесу, притом ноги сырые, меня скрутило так, что нахожусь в постельном режиме. Болит сильно голова, зябну и притом усилился кашель с кровью. Врачами пока ничего не установлено, что будет дальше. В данный момент находимся в школе. Выполнение задания приказа выполнено (прим.: «завершено»). О куреве я забыл в связи с болезнью, наверное, придется покинуть школу и ехать в госпиталь.

Катя! Больше описывать нечего, что будет черкану. И вообще рука у меня еле пишет, изменения в учебе никакого, школа готовится к встрече 44 года, готовят водычки, но мне выпивать и не придется. Газеты получил, но в связи с болезнью полностью не прочитал. Пишите.

Крепко жму руки и заочно целую.

Митя.

Полевая почта 72477 «А»

15 февраля 1944 года

п/о Тимошкино Рязанской области

Шиловский район

Дреминой Екатерине Максимовне

Здравствуй Катя. Привет от Мити сынку Вове, сестренке Нюре и крестнице Ларе. Я желаю здоровья и плодотворной работы.

Катя! Вот уже 2-е письмо посылаю из госпиталя, но ответа пока нет.

Жду из часа на час краткие и новые сообщения с родины.

Катя! Жизнь моя проходит пока по-старому. Что и описывал в 1-м письме, в данный момент принимаю усиленное лечение вот уже 2-й день вдувание в легкую при помощи прибора для сжатия. Какой будет результат трудно определить. Все это хорошо, но плохо одно Катя. При этом лечении требуются жиры - но их нет, правда питание удовлетворительное, но это для здорового рабочего человека. Вы из одного письма писали будучи еще в госпитале Колчаново, дайте точный адрес, я к вам приеду, я не возражал бы в этом. Адрес для вас известен из писем. Езды не более 3 - 4 суток. Ехать по малому объезду от Бережков. 13 километр, поселок Огурдино, госпиталь

3142, но надо выпросить пропуск.

Новостей особых нет. Погодка теплая, снежная, хотя по сравнению с нашими условия далеко не северные и зима мягкая.

Катя! Пиши почаще. Напиши о здоровье мамы, как живет отец и как чувствует себя сын.

До свидания, ваш Митя.

Одновременно пишу письмо в Песочню папе.

Фронтовые письма.

Фронтовые письма.

Сын Дмитрия - Владимир - рассказал «Комсомолке», что приехал в Воронеж много лет назад, чтобы поступить в строительный университет. Здесь он и остался. Теперь у него уже двое взрослых детей и трое внуков. Одному из них он потом передаст фронтовые письма, чтобы сохранить их через года.