Общество30 апреля 2021 6:00

Хоронить на полигоне ценные отходы — значит, топтаться на мусорной реформе

Председатель совета директоров группы компаний АО «Втор-Ком» Рафаил Рузбин рассказал, почему в Челябинске буксуют введенные государством новые принципы обращения с ТКО
Председатель совета директоров группы компаний АО «Втор-Ком» Рафаил Рузбин.

Председатель совета директоров группы компаний АО «Втор-Ком» Рафаил Рузбин.

Фото: Валерий ЗВОНАРЕВ

Челябинское предприятие «Втор-Ком» — ведущий в России производитель нетканых материалов. Ценное сырье здесь добывают из отходов: пластика, текстиля, картона и пр.

Созданный в 1990 году, сегодня «Втор-Ком» производит нетканый геотекстиль, гидроизоляционное полотно теплонит, объемные наполнители для мягкой мебели и матрасов, утеплители для швейной промышленности, ватин, термовойлок, геовойлок и другие виды технического текстиля.

Фото: Валерий ЗВОНАРЕВ

Мощности производства позволяют ежемесячно перерабатывать 4 500 000 кг вторсырья. В рамках запущенной в стране «мусорной реформы» челябинцы — пример ответственного отношения к экологии и будущему — их деятельность, как сейчас модно говорить, «окрашена» в зеленый цвет.

Фото: Валерий ЗВОНАРЕВ

НУЛЕВОЙ СТАРТ

Потребители — по всей огромной стране и за рубежом. «Втор-Ком» сотрудничает с «Газпромом», «Роснефтью», «Транснефтью», Росавтодором, ГУФСИН, множеством швейных предприятий. И готов расти, развиваться, обеспечивая полный цикл обращения с твердыми коммунальными отходами — от приема рассортированных отходов у населения до выпуска готовой продукции. С минимальным захоронением того, что не подлежит переработке, на полигоне. Кажется, все по реформе, соответствует заданным государством трендом, однако…

— Рафаил Исмаилович, когда-то в СССР была одна из лучших в мире схем обращения с отходами. И переработка была налажена. Как далеко мы сейчас шагнули? И куда — вперед или назад?

— Уровень обращения с отходами в СССР был действительно высокий и не уступал западному. Говорить о том, что было бы сейчас, если б система была сохранена, трудно. Все три десятилетия в новейшей истории страны этим вопросом всерьез никто не занимался. Многие из нас помнят советские принципы обращения с оборотной тарой; как мы сдавали макулатуру и текстиль. Пластика тогда было немного, и с ним не было таких проблем, которые есть сегодня.

При Госснабе СССР были специально созданные предприятия, которые получали преференции от правительства. Они заготавливали вторичные ресурсы в больших количествах, и эти вторичные ресурсы, если страна не могла их переработать, отправлялись за границу. Сейчас трудно представить, но это факт: вторичные ресурсы шли в Италию, Финляндию, Австрию, Швецию.

Преференции заключались в том, что была установлена низкая заготовительная цена, низкий железнодорожный тариф для того, чтобы все было отправлено для переработки. Естественно, за счет принятых мер соблюдался баланс: сколько заготовили, сколько и переработали или отправили за границу.

Государством было закуплено много технологических линий для сортировки и прессовки отходов для выставления в товарном виде на продажу. Обсуждали на политбюро ЦК КПСС введение раздельного сбора мусора. Но тогда страна была не готова к этому, и нигде в мире к этому были не готовы.

С конца 80х развитие самой системы обращения с отходами затормозилось и сошло на нет. Мы помним ржавые железные бачки, старые мусоровозы.

Производство ПЭТ-флексов. Они является сырьём для производства геотекстильных материалов и производятся из пищевой ПЭТ-бутылки.

Фото: Валерий ЗВОНАРЕВ

— Сейчас мусорная реформа стартовала с нуля. Страну задушили несанкционированные свалки и горящие полигоны, мы отравляем почву и воду. В 90е нас отбросили в пору безвременья.

— Отбросили, но не совсем. Мы сумели наладить в те годы сбор и переработку макулатуры и текстиля, научились обращаться с пленкой, с ПЭТ-бутылкой. Мы научились производить из нее синтетическое волокно. Оно используется в производстве синтепона, пряжи. Применение синтетического полотна очень обширное. Геотекстильное полотно используется при строительстве дорог. Аналогичная продукция применяется во всем мире очень широко.

Фото: Валерий ЗВОНАРЕВ

— Как заявляют власти, мы идем к полной переработке отходов. Почему же пока реформа только на словах? Закрывается один полигон, и тут же открывается второй, на котором растут те же горы мусора. Отходы на контейнерных площадках во дворах вываливаем кучей.

— Мало того, что заявили о реформе — дали цифровые ориентиры. Мы должны перерабатывать до 2024 г до 60% отходов. Значит, они должны пройти сортировку. Надо обязательно вести раздельный сбор ТКО. В Челябинске не хватает обрабатывающих мощностей. Нужна современные мусоросортировочные станции. Не ручные, мелкие, а комплексы с автоматической сортировкой, сепарацией. Мы в итоге должны перерабатывать 80% отходов. Цифра реальная, но к ней нужно было идти еще вчера.

Во-вторых, сегодня законодательство монополизировано. Если еще недавно в сфере обращения с отходами работали разные предприятия, то сейчас мы имеем единого Регоператора, наделенного большими полномочиями. Но не ограниченного в части конкурентной среды.

Мусоросортировочные комплексы должны быть предусмотрены в территориальной схеме обращения с отходами. При этом, с избыточной мощностью. Она нужна, чтобы при любой ситуации не допустить несортированных отходов.

В Московской области эти комплексы появляются десятками. В Челябинске, увы, не строятся годами.

Производство нетканых геотекстильных материалов. Геотекстиль применяется, например, при строительстве автомобильных дорог.

Фото: Валерий ЗВОНАРЕВ

Если мы в территориальную схему не заложим перерабатывающие мощности и полигоны, то к 2024 году придем к плачевному результату. Региональный оператор по Челябинскому кластеру, являющийся, напомним, монополистом, в любой момент отойдет от решения задачи переработки отходов до 60%, поставленной федеральными властями. И опять Челябинск утонет в мусорном коллапсе и «прославится» на всю страну.

Регоператор легко и просто убрал с рынка все предприятия и остался единственным игроком в теме обращения с отходами. В Челябинске предприятия уходят из таких отраслей, как перевозка отходов, сбор и переработка и т. д.

Уже сейчас нужно принимать решения, а не надеяться на сознательность Регоператора. Можно сказать, что такое положение — шаг назад. Мы видим, что дополнительные объекты не создаются; что терсхема крайне несовершенна. Мы много раз говорили, что она не стимулирует создавать перерабатывающие мощности.

Опасен момент политической манипуляции, потому что тема экологии для Челябинска очень острая. И всем нам хочется, чтобы родной город стал чистым. Чтобы мы знали, что отходы перерабатываются, что полигоны не растут.

Процесс производства полиэфирного волокна, сырьём для которого служат ПЭТ-флексы. Из волокна в дальнейшем изготавливают геотекстильные материалы.

Фото: Валерий ЗВОНАРЕВ

У монополиста задача одна — вывоз и захоронение. Принцип — «с глаз долой». Искажается сама суть мусорной реформы. И компании, готовые перерабатывать, не пускают на рынок.

Думаю, к созданию конкурентной среды власти вернутся. Потому что ограничение Регоператора в вывозе отходов или аффилированными лицами станет стимулом для развития переработки.

Фото: Валерий ЗВОНАРЕВ

ЭКОЛОГИЧЕСКОЕ ПРОСВЕЩЕНИЕ И ВОСПИТАНИЕ

— Вы в Копейске ввели раздельный сбор мусора в 2012 году. Есть мнение, что народ к сортировке не приучить. Вы же доказали иное, занявшись, в том числе, и экологическим воспитанием.

— В Копейске мы пошли в этой теме достаточно далеко, введя не только раздельный сбор отходов, но и качественную сортировку. Мы освоили выпуск RDF-топлива для цементных заводов. Вместо того, чтобы сжигать газ можно сжигать отходы, и это наилучшая доступная технология, которую нужно применять!

Фото: Валерий ЗВОНАРЕВ

Мы делаем все для того, чтобы негативного воздействия на окружающую среду было меньше, а Росприроднадзор, который должен приветствовать и на руках носить инвесторов, нам палки в колеса вставляет: не выдавали нам лицензию на выпуск RDF-топлива, тормозя всячески этот процесс. Мы вынуждены были получить лицензию через суд. Я допускаю, что присутствовала ангажированность в его действиях.

Фото: Валерий ЗВОНАРЕВ

Для Челябинской области такие органы как министерство экологии, Росприроднадзор очень важны — экологическая обстановка должна стать здоровой. Для этого нужно поддерживать, а не уничтожать инициативы.

— Копейчане откликнулись охотно?

— Да. Тогда системность и многозадачность темы раздельного сбора отходов и не понимал никто. Но пенсионеры, школьники, работающие горожане быстро включились в процесс и несли на контейнерную площадку отдельно уложенные пластиковые бутылки, макулатуру, пищевые отходы.

Фото: Валерий ЗВОНАРЕВ

На полигоне «Южный» в Копейске, с применением RDF-топлива, мы перерабатываем до 50% отходов и ставили цель выйти на показатель в 80%. Мы должны были ввести такой технологический процесс, как компостирование отходов. На начальной стадии органика и мелкие части отделяются на сепарации, и мы до 40% объема должны были откомпостировать, извлечь те ресурсы, которые можно отправить на топливо RDF, а остальное превратить в грунт, который пойдет для закрытия техногенных образований, формирования газонов.

Но идею эту не поддержали, так как новое направление нужно было обязательно ввести в тариф, получить дополнительную проработку темы. Пока только в планах у нас есть осуществление этого проекта на более высоком уровне. Идея ждет своего часа.

— В Копейске внедренная вами система раздельного сбора отходов действует?

— Нет. Когда год назад, 1 марта, появился Регоператор, он занялся вывозом отходов, и вся система разрушилась. Культура цивилизованного обращения с ТКО, которая жила семь лет, сломалась одним днем. Все стали валом ссыпать на полигон.

Копейчане на уничтожение выстроенного порядка отреагировали болезненно. Много было звонков, обращений. Увы, мы систему, которая нам тоже не нравится, изменить не можем.

ПЕРЕМЕНЫ НЕИЗБЕЖНЫ

— Каким вам видится развитие вашего предприятия? Тридцатилетний опыт, наращиваемые мощности, широкий ассортимент готовой продукции всегда «ведут» вперед.

— Проблем много. Но, думаю, через некоторое время будет определенный результат решения вопроса. Хотя бы на локальном участке, чтобы идти вперед. Я имею ввиду наш проект экотехнопарка — современного комплекса для переработки отходов. Из него «побегут ручейки» вторичных ресурсов, которые перейдут в готовую продукцию. Экотехнопарк должен появиться рядом с полигоном «Южный» в Копейске.

Тариф, который сегодня платят жители региона, на 80% состоит из услуг перевозки — это ненормально. А где сортировка, переработка? Тариф перекошен, нет баланса между образованием отходов, перевозкой, сортировкой, переработкой. Потому мы имеем ту ситуацию, которая есть.

Фото: Валерий ЗВОНАРЕВ

Я думаю, мусорная реформа в скором времени подвергнется изменениям. И нынешняя ситуация, когда на полигоны сваливаются кучей ценные вторичные ресурсы, дискредитирует сам принцип нового подхода к обращению с отходами. Мы готовы к большой работе. Главное — не мешать!

К ЧИТАТЕЛЯМ

Присылайте сообщения в соцсетях ВКонтакте, Facebook, Одноклассники.

Viber/WhatsApp: +7-904-934-65-77

Также у нас есть канал на Яндекс.Дзен и Телеграм

Почта: kpchel@phkp.ru