2018-10-30T00:11:37+03:00
1

Игровую зону «Азов» закроют. А что будет с бизнесменами, которые в неё вложились?

Игровую зону «Азов» закроют. А что будет с бизнесменами, которые в неё вложились?Игровую зону «Азов» закроют. А что будет с бизнесменами, которые в неё вложились?

Обсуждаем экономические новости, которые касаются каждого с Дмитрием Потапенко

Игровую зону «Азов» закроют. А что будет с бизнесменами, которые в неё вложились?

00:00
00:00

Потапенко:

- Всем доброго вечера! У меня три новости. Первая простая – игорную зону «Азов» закроют. Ее откроют в другом месте – в Сочи. Там, где народ есть. так и недолго обратно вернуть в Москву все остальное, в основные города. Для чего тогда веселились?

Понимаю, что Сочи – основная резиденция околоправительственная. До «Азова» лететь далеко, а надо, чтобы все было под рукой. А чего в Сочи будем делать? Рядом дороги все сносят. Дороги понастроили, а ливневку хорошо сделали?

Вторая новость. Всем выйти из сумрака! Сегодня Госдума практически в полном составе «Единой России», потому что остальные партии не являются там значимыми, приняли нормативы и закон о самозанятых. Они приняли сколько и кто будет платить.

Третья часть – это точно касается всех вас. Глава Минтруда заявил о беспрецедентном росте зарплат. Хочу, чтобы вы порадовались!

Итак, по поводу закрытия игровой зоны. Если кто забыл, у нас была игровая отрасль и достаточно большая. Только в Москве по самым скромным подсчетам работало 100 тысяч человек. Мое отношение к таким закрытиям простое. Я много раз беседовал с психологами, психиатрами и социологами. Ничто никуда не уходит и никуда не исчезает. И когда мы закрываем казино, но в гослото никто не играет. Просто появляются такие пирамидки в виде «Кэшбери». Ведь как с нами общается та функция, что под названием государство? Она объясняет нам две вещи: от вас ничего не зависит, и лифта никакого нет. Я говорил о том, что мы осознанно создаем вымученную беспомощность, и почему бы не поиграть в «Кэшбери» или иной лохотрон? МММ или все остальное?

Казино было отдушиной. Поэтому у вас выбор есть. Сейчас под другой эгидой, чтобы было недалеко, вышел из дома в тапочках, вот у тебя есть казино под домом. Но у нас есть коллега, которая практически рукой сейчас трогает фишки. Зарплата не очень большая на «Комсомольской правде», но, может, он поставил сейчас все на зеро и выиграл колоссальные деньги?

У меня на связи наш коллега Алексей Овчинников.

Овчинников:

- Добрый вечер!

Потапенко:

- Удалось выиграть все?

Овчинников:

- Конечно, нет. Куда-то удалось, куда-то не удалось. Примерно соотношение пятьдесят на пятьдесят. На большие суммы не играю принципиально.

Потапенко:

- Удалось с кем-то поговорить из топ-менеджеров этих двух заведений?

Овчинников:

- Удалось. Люди не понимают. Дело не в том, сколько они заработали и проиграли, а если говорить об объеме инвестиций, то три казино находятся на территории игорной зоны. Суммарные вложения частных инвестиций примерно 7 миллиардов. И вот они немного не понимают, говорят, как же так? Закон дорабатывался, по меньшей мере, восемь раз. И все время менялись правила игры. Вы все время, дорогие правители, зовете нас инвестировать, да, это риск. В пустом поле, где раньше убирали пшеницу, далеко достаточно от Ростова, более двухсот километров. От Краснодара еще дальше. Дальше тут деревни. Удаленность такая, но мы рискнули, пошли. Вы восемь раз меняли правила игры, а теперь взяли и… Распоряжение вышло о том, чтобы закрыть «Азов-Сити». Что делать с этими монументальными строениями? Дворцы такие. Казино и отели, где можно играть. И тот принцип, который изначально планировался, сделать так, чтобы социально неблагополучные семьи, которые печенку рвали и пошли-пошли, влезли в долги. Вот их, как раз, здесь нет. Приезжают люди играть. Люди с деньгами. Делают разные ставки. И понимают, что с этим будет.

И пока была реклама, я выиграл пятьсот рублей!

Потапенко:

- Это безобразие!

Овчинников:

- Я отдам в фонд помощи чему-нибудь.

Потапенко:

- Своей семье. Это будет самое правильное!

Семь миллиардов вложено! Это чисто поле! Туда не доехать и не долететь. Они отбили эти деньги? Как по-вашему?

Овчинников:

- Скорее всего, да. Никто не говорит о том, что мы в прибыли, мы заработали миллион процентов, сто процентов. Здесь сначала появились казино, а некоторые объекты, безусловно, отбили. Они это признают. Но буквально год-два назад появились отели очень дорогие и хорошие. Тут все, что полагается модным отелям, есть. Вот эти объекты отбиться не смогли за столь короткий срок.

Потапенко:

- Инфраструктурные объекты не отобьются. Алексей, сейчас закроют эту зону. Это все вымрет!

Овчинников:

- Это будет город-призрак.

Потапенко:

- Причем, это все очень быстро… Сначала разграбят, понятно.

Овчинников:

- Учитывая близость Азовского моря, климат, да, растительность. Тут все быстро попрет. Сначала разграбят, потом будет зарастать. Можно будет снимать фильмы в дорогостоящих декорациях.

Потапенко:

- Апокалипсис наступил здесь и сейчас.

Овчинников:

- Я говорил, а что если оставить отели? Люди будут приезжать и отдыхать. Азовское море недалеко. А тут спуск 80 метров. Неукрепленный склон. Они говорят, что думали про этот проект. Сделать спа-курорт. Но вода из Азовского моря не берется и это будет достаточно дорого. Укрепить спуск сможем, говорят. Деньги вложим. Но нет гарантий, что опять не поменяются правила игры.

Потапенко:

- Согласен. Я бы тоже не поверил.

Желаю вам удачи! Вы выиграли пятьсот рублей. Главное – вовремя остановиться!

Мы казинщиков вряд ли будем жалеть на бытовом уровне, чего они? Зарабатывают на людских страстях. Но это же не про людские страсти. Это вопрос про подход. Вы хотите открыть вторую игорную зону. Понятно, вы хотите, чтобы вам было рядом. Вам! Не простому человеку, который там зарабатывает условные 10-15 тысяч. Да, есть класс людей, которые хотят дорого играть.

У меня на связи Тимур Нигматуллин, аналитик компании «Открытие-брокер».

Нигматуллин:

- Добрый вечер!

Потапенко:

- Может, этой отрасли вообще не должно существовать?

Нигматуллин:

- Я думаю, что с экономической точки зрения ее не должно существовать. Данная отрасль так же, как игра в лотереи, это все инвестиции с отрицательным математическим ожиданием. Понятно, государству не выгодно, когда люди разоряются. Возможно, с точки зрения привлечения туристов из-за рубежа, как это происходит в Макао, в Китае, наверное, это выгодно. Наверное, есть развлекательный элемент. Но все это очень сомнительно выглядит, если мы говорим в масштабах России.

Есть и другой аспект. Если принудительно запрещать, то все это будет уходить в теневую сферу. У кого деньги, поедут в Макао, у кого не очень много денег, наверное, будут играть в онлайн-казино, то есть, проблема в голове у людей, а не проблема в самих подобных организациях. Я думаю, что специальные игорные зоны – это правильно. Специально делают подальше от городов, чтобы люди тратили время, ресурсы, чтобы они туда поехали и десять раз подумали, стоит ли ехать.

Потапенко:

- Я работал в одном из казино, когда они были легальными. Люди просто уходят в пирамиды под названием «Кэшбери» или что-то в этом роде. Они находят элемент попытки удачи в нелегальном способе. И с большим шансом на разорение. Спасибо!

Итак, у нас перевели на спецрежим – появились у нас самозанятые. Эта тема совсем по земле. И это касается прямо вас.

Вы знаете, для чего так быстро принимают этот законопроект? Уясните, в российском законодательстве не определено, кто такой самозанятый. Эти налоговые режимы должны вступить с первого числа. А чтобы в этих налоговых режимах работать, готовится программное обеспечение. Некое количество сотрудников различных надзирающих органов, которые должны учитывать всю эту историю. Айтишники, программное обеспечение делается, сервера закупаются.

Внимание, вопрос. Как вы считаете, можно ли расходовать деньги из бюджета на то, что еще в законном поле не находится? Между прочим, программное обеспечение каким-то образом тестируется. Почему так быстро принимаются законодательные инициативы? Чтобы попросту покрыть по-быстрому вот этим затраты, которые уже каким-то образом по другой статье бюджета прошли. Ведь бюджет штука какая? Конкретная. Пишется, что расходуем такое-то количество денег в такое-то время и на такую-то приблуду. А у нас что? Вот в этом и есть прелесть самозанятых.

Товарищи самозанятые, если вы думаете, что задача – погоняться за вами? Нет, если кто не знает, патентная система провалилась. В ней зарегистрировалось меньше тысячи человек. В системе «самозанятые» зарегистрировалось 2149 человек.

Итак, меня вся эта новелла тревожит только в одном контексте. Вот рупь против ста: никто из этого сумрака не выйдет! Единственное, что произойдет: ИП будут закрываться, а в спецрежим могут начать входить. Это единственное, что может произойти.

Вопрос думцам, которые приняли сигнал сверху. Может, надо было сделать существенно проще? Поотменять кучи нормативных актов, которые обязывают существующие действующие ИП сдавать до 26 бумажек? Отчетность такая есть. ИП изначально задумывалось для примитивного ведения бизнеса. Для примитивного оказания услуг. И если вы, правда, хотите не увеличить количество чиновников, не попилить деньги, прикрыть совершенное бюджетное преступление на это программное обеспечение, если вы хотите что-то улучшить, так просто сократите количество налоговых режимов.

У меня на связи президент Российской ассоциации развития малого и среднего предпринимательства Александр Давыдович Йоффе.

Йоффе:

- Добрый вечер! Да тут фантазировать можно с нашими законодателями очень много. Много соображений по этому закону, не говорю про экономическую политику. Но там есть только один хороший посыл, что эксперимент будет проводиться до 28-го года. Десять лет. Они будут наблюдать за тем, как народ побежит со страшной силой! С другой стороны, там куча всяких милиционеров, соседей, грубо говоря, стукачей будут выискивать тех, кто не зарегистрировался как последний гад.

Потапенко:

- Я, как услышал эту новеллу, что вот полиция будет их отлавливать. Прямо по каналу в программе «Дежурная часть»!

Йоффе:

- А сколько людей должно сидеть в интернете? И отслеживать объявления? «Испеку пирог», «Постригу». Представляю. «Дам урок музыки». Надо специальную организацию. Создать, профинансировать, чтобы они отслеживали всех этих ребят.

Правда, там сказано, если не хотите, это добровольное дело, можете не регистрироваться.

Потапенко:

- Тогда зачем этот закон?

Йоффе:

- Но тогда, сказали, вы попадаете под другие законы «О незаконной предпринимательской деятельности». А это может грозить не только штрафом, но и тюремным заключением.

Потапенко:

- 174-я статья УК.

Предложение от сохи. Если законодатели хотят их высеет из тени, то просто надо начать с ИП и вернуть основу основ: примитивная отчетность, вернее, ее отсутствие просто. Обычная регистрация.

Йоффе:

- Тут, правда, имеется в виду под самозанятыми один человек, который как божий перст. Он не может нанимать сотрудников. А разница кое-какая есть. Но если говорить еще более общо, то, на самом деле, то, чего у нас нет, это освобождение от налогообложения доходов даже не отдельного человека, а семьи в каком-то размере. Допустим, до такого-то душевого дохода вообще налога нет никакого. И тогда в значительной степени огромное количество людей, которые до 200 тысяч в месяц. Это где они нашли таких самозанятых-то? Там кто-нибудь тридцатку срубил и уже рад без памяти!

Потапенко:

- Это в лучшем случае.

Йоффе:

- Это все достаточно смешно. И глупо. И ничего хорошего из этого не получится. Дай бог, чтобы вообще из этого ничего не получилось.

Потапенко:

- Я ни одного человека в трезвом уме и здравой памяти не слышал, чтобы об этих новеллах говорил что-то хорошее. Кроме Александра Михайловича Макарова, который у нас бог и царь.

Йоффе:

- Макаров, правда, запутался немножко. Там предусмотрен штраф 100% за неуплату, что ни в какие ворота не лезет. Не бывает таких штрафов.

Будем наблюдать. Десять лет нам отпущено.

Потапенко:

- Посмотрим.

Йоффе:

- А там смартфоны надо обязательно иметь, между прочим. Программное обеспечение делать. И вот там бабуля какая-нибудь, она этот смартфон купила.

Потапенко:

- Представляю! Бабуля со смартфоном.

Йоффе:

- Я сам иногда тыкаю не в те кнопочки. А тут бабуля будет тыкать. Очень смешно!

Потапенко:

- Спасибо!

Четвертая часть. Вы меня радуете! Я попросил порадоваться за то, что сказал минтруда. И вы эту радость продолжаете изливать!

Минтруд: с начала года доходы россиян выросли на 11%. Заработные платы растут и в реальном, и в номинальном выражении беспрецедентными темпами.

Тут про нестыковки начинают писать. «Валентина Матвиенко обрушилась с критикой на министра труда во время правительственного часа. Обсуждали госпрограмму по социальной поддержке». Это из другой новости.

Насколько у вас выросла ваша зарплата с начала года? Пишут: «…до 18-го года было терпимо, сейчас совсем плохо стало», «Второй год работаю в администрации одного из торговых центров, зарплата ни на копейку не увеличилась. Не поднимали более пяти лет, кто работает дольше меня».

Виталий, добрый вечер!

- Я не насчет зарплаты. Я про 30 миллионов самозанятых. Мне повышение зарплаты не грозит.

Потапенко:

- Виталий – это условное имя, если нас слушают налоговики. Вот вы выйдете из сумрака?

- Я вас понимаю. Ведь не все эти 30 миллионов занимаются бизнесом. Некоторые просто не могут найти простую даже работу. А по какой причине? Страна заполонена гастарбайтерами, которые увозят деньги, которые должны крутиться в России. Вымывается денежная масса. И поэтому у нас нет потребительского спроса, который является одним из движущих сил в нашей экономике. Должен быть.

Потапенко:

- Понял.

Александр?

- Здравствуйте!

Потапенко:

- Как с зарплатой у вас?

- Я работаю в Москве в строительной фирме. У нас зарплата уже четыре года не растет. Ни копейки!

Потапенко:

- Вот у вас не растет. Но, может, у ваших соседей, товарищей по стройке с других фирм?

- У нас сокращения шли. Ушли в другие фирмы. Такие же зарплаты. Сын у меня в Новгороде работал. Тоже на стройке. В 14-м году он получал 40-45, а сейчас срезали фирму у них, «Единая Россия» под себя подмяла. 20-25 и не больше. Все увольняются и разбегаются. Кто в Питер, кто в Москву.

Потапенко:

- Спасибо. Я особо иллюзий не строил.

Я вам расскажу, как зарплаты выросли. Там все элегантненько. Что делается, чтобы появилась такая статистика? В госучреждениях есть зарплата, а есть доплаты. Для того, чтобы показать красивую цифру, доплаты убирают и якобы зарплаты повышают. А поскольку у нас большая часть людей работает в окологосударственой экономике, то получился такой мифологический рост зарплат. И если вы думаете, что повышают до того же уровня, вы сильно заблуждаетесь. Вот у вас была зарплата 7 тысяч, 3 - доплата. Суммарно 10. Вам повышают, делают 9, 10, но все остальное срезали совсем. Так что вот так. Они умудряются еще и экономить.

Насколько растут или падают реальные зарплаты? У нас на связи проректор Академии труда и социальных отношений Александр Львович Сафонов.

Сафонов:

- Добрый вечер! Все данные статистики свидетельствуют о снижении доходов. А как получается рост зарплаты? Вы помните, что у нас 1 января повысился МРОТ. И происходит перераспределение форм выплат. Неформальные выплаты перетекают в определенной степени в формальные. Перемена мест слагаемых, а сумма же не изменилась. Доход остался. Зарплата частично оформлена, частично не оформлена. И за счет повышения МРОТ это всегда так было, повышалась видимая часть.

Второй момент. Первое полугодие до мая очень активно стремились реализовать майские указы президента. И в этой части многие бюджетные организации, не повышая окладов, потому что оклады повысить – это значит взять на себя обязательства не на полгода, не на три месяца, а вот уже окончательно и бесповоротно. Просто так его не снизишь. А за счет премий и доплат, которые брались из других статей, финансирование необходимое обычной деятельности, типа оплаты в медицинских учреждениях расходников, оплаты ЭКХ, много чего. Это все снималось на повышение зарплаты. И еще определенная динамика была летом, потому что у нас отпускные рассчитываются в зависимости от средней за три месяца, сейчас она идет на спад.

Надо понимать как осуществлялось маневрирование этими деньгами. В силу объективных обстоятельств некоторые учреждения не могли выполнить указ президента, потому что не было денег. И тогда происходила следующая вещь: переводили одних работников, например, в медицинских учреждениях санитарок делали уборщицами. Оставляли им старые оклады и по факту с точки зрения уборщицы это рост зарплат. Потому что они получали меньше. Или людей, которые были и числились на ставке при неизменном объеме работы, переводили на полставки. И автоматически по методике Росстат, считая полную ставку, удваивает эту сумму.

Но есть одна отрасль, которая дает – это топливно-энергетический комплекс. . Вот там растут.

Потапенко:

- Спасибо!

1

Слушайте также

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02 +7 (967) 200-97-02
Региональная студия +7 351 7000-953
+7-908-0-953-953
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ