2018-11-25T22:42:47+03:00
6

Глава Минэкономики обещает укрепление рубля. Но не скоро

Глава Минэкономики обещает укрепление рубля. Но не скороГлава Минэкономики обещает укрепление рубля. Но не скоро

Обсуждаем главные экономические новости, которые касаются каждого

Глава Минэкономики обещает укрепление рубля. Но не скоро

00:00
00:00

Потапенко:

- Всем доброго вечера! Мы обсуждаем экономику простых вещей и в это время пятницы. Новость номер один. Есть у нас глава Минэкономики и он побежал нам укрепить рупь. Правда, не скоро. В 24-м году. Тогда, говорит, сойдутся несколько положительных трендов. Причем, позитивный демографический тренд, с другой стороны, постепенное замедление темпов роста производительности труда будут обеспечивать после 24-го года ежегодный прирост экономики чуть выше трех процентов. То есть, рост производительности труда упадет, а после 24-го кто-то начнет рожать. Чего это вдруг? Бог его знает.

Вторая новость. Несколько недель назад мы обсуждали, что наши власти продали все эти американские бумажки. И куда-то денежки вложили. Мы тут порасследовали. ЦБ скупил наличными 290 тонн долларов. Правда, хранит их за рубежом. Они у нас как бы есть, но у нас их как бы нет. Вернее, не у нас, а у них. К чему готовитесь?

Кудрин у нас привел новые доказательства того, что отказаться от доллара пока не выйдет.

И позитивчик в конце. Ирландский повар из легендарного ресторана Гордона Рэмзи переехал во Владимир ради любимой девушки. Судя по всему, Россию только девушки и спасают!

Итак, Минэкономразвития. Демографический тренд. В четверг на заседании правительства рассмотрели подготовленный Минэком долгосрочный прогноз социально-экономического развития России до 36-го года. Расчеты строились на трех главных трендах. Первый связан с динамикой сырьевых рынков, где будет происходить серьезное снижение цен. Если оно будет происходить, слушайте, как жить-то будем? Но которые сохранятся на низких уровнях долгосрочной перспективы. По нашим оценкам к 25-30-му году цены будет находиться примерно на уровне 50 долларов за баррель. И дальше сохранятся на этом уровне в реальном выражении.

Второй тренд – демографический. Сейчас мы находимся в стадии сокращения экономически активного населения. После 24-го года экономически активное население будет расти. Это правда, к 25-му году мы потеряем почти 15% трудоспособного населения. Дорогой Максим Орешкин, а с чего ты решил, что после 24-го те, кто вступит в так называемый фертильный возраст, вдруг начнут плодиться-то? Может, им устроить как-то, чтобы мужчины и женщины вступали в какие-то отношения? Не облагать их налогами? Может, они захотят рожать? А вдруг не захотят? Чего будем делать?

И третий тренд, который он видит – это производительность труда. Произойдет значительное повышение показателя, что позволит российской экономике выйти на темпы экономического роста. За пределами 24-го года мы выйдем на новые уровни темпа роста. И типа доллар просядет. Какая взаимосвязь? Не знаю.

У меня на связи доктор экономических наук, заведующий лаборатории экономического факультета МГУ Андрей Иванович Калганов. Здравствуйте!

Калганов:

- Добрый вечер!

Потапенко:

- Насколько то, что заложено в очередной стратегии, насколько важны те тренды, о которых говорит господин Орешкин:

Калганов:

- Последний упомянутый тренд, что курс рубля укрепится по отношению к доллару, в это можно верить, если верить в супероптимистический прогноз о развитии российской экономики в целом. Как может рубль к доллару укрепиться? Только в двух случаях. Если безумно взлетят цены на нефть, а этого вряд ли стоит ожидать. Даже самые большие оптимисты таких цен, которые были в двухтысячные годы по 100-120 долларов за баррель, не предрекают. Этот вариант отпадает.

Второй вариант. Это если Россия превратится в если не экспортера, то, по крайней мере, в крупного производителя высокотехнологичной продукции. И тем самым перестанет нуждаться в значительных закупках высокотехнологичных товаров как потребительских, так и производственных за рубежом. Тогда спрос на доллар упадет внутри страны. И относительная позиция рубля укрепится. Но для этого нам надо превратиться в производителя высокотехнологичных товаров. А я пока не вижу никаких шагов со стороны правительства, которые позволяли бы структуру российской экономики изменить таким образом. Разговоров о технологическом прорыве очень много, но, как мы и говорим, начиная с двухтысячного года о переходе к инновационному развитию, так и продолжаем говорить. А воз и ныне там. И почему положение к 24-му году должно измениться, я не понимаю.

Потапенко:

- Низкое налогообложение для IT-компаний. Но у меня коллеги, а я с ними регулярно общаюсь, они говорят, нет, оно у нас бывает пониже, даже иногда нам перепадают субсидии, но они воют после этого, когда эти субсидии получают. К ним кто только не приходит! И они каждый раз за каждую копейку, рубль думают: а оно нам надо?

Калганов:

- Я понимаю прекрасно.

Потапенко:

- Андрей Иванович, если бы у вас была волшебная палочка, что бы вы сделали? По моим прогнозам никакого экономического роста не будет.

Калганов:

- Не будет. Максимум, самый большой максимум, который могу представить – это 2 – 2, 5 при благоприятной конъюнктуре. А реально меньше.

Потапенко:

- Наши с вами цифры близки.

Калганов:

- 3% - это чрезмерный оптимизм.

Потапенко:

- Спасибо.

Вы поддерживаете наши новости сообщениями. «Прирост квалифицированных кадров стремительно уменьшается. Интересно, за счет чего будет расти производительность труда?». Это пишет Валерий. «Сказочка об укреплении рубля напоминает историю о том, как Ходжа Насреддин взялся учить ишака разговаривать. То ли шах помрет, то ли ишак сдохнет. Но благо в 24-м году у нас перевыборы, поэтому можно обещать».

Так. Мой взгляд на аттестацию рабочих мест. Это, на мой взгляд, кормушка никакого смысла в ней нет, кроме кормушки. Рабочее место, те требования, которые к нему предъявляются, абсолютно стали бестолковыми.

Две недели назад или три мы говорили о том, что трежерис продали. Это такие бумажки буржуйские. И сюда завезли доллары. Мы-то думали, что завезли самолетами, перевезли. Там 26 фур должно быть. ЦБ скупило наличными 290 тонн долларов.

Мы решили покопаться. У ЦБ имеется нала 2 триллиона рублей. В отчетах не уточняется, в какой конкретной иностранной валюте. Конечно, можно предположить, что в турецкой лире, но, скорее всего, в закромах лежат доллары или евро. В долларах – это 30 с половиной миллиардов, весят они 290 тонн. Мы думали, что эти капиталы самолетами ввозил в страну, потом раскидывает по секретным хранилищам. Оказалось, что не так все просто. Мой коллега начал это расследовать. У меня на связи корреспондент «Комсомольской правды» Олег Адамович.

Адамович:

- Добрый вечер! Конечно, эти деньги наличные мне потрогать никто не дал. Хранятся они за рубежом. В отчетах ЦБ указано, что деньги лежат в «других национальных центральных банках, банках международных расчетов». Я отправил запрос, чтобы узнать, в каких конкретно, но в ЦБ мне ответить отказались. Причем, не потому, что сложно искать, а потому что это официально закрытая информация, которая не разглашается.

Деньги есть. Они официально фигурируют в отчетности. Это открытая информация. Но где они лежат, в ЦБ не афишируют и никому не рассказывают. Почему? Сложно сказать. Судя по всему, не все деньги хранятся за рубежом, а примерно половина, потому что там указано в статистике ЦБ, там у них есть общий объем запасов и сумма, которая хранится за рубежом. Это примерно половина от того, что есть. На самом деле, не очень понятно, почему было…

Потапенко:

- А у нас со складами плохо?

Адамович:

- Я тоже не понимаю. Держать столько денег наличными в заграничных банках, если вдруг они понадобятся, их банально быстро перевести сюда не получится.

Потапенко:

- Мы периодически говорим, что эти проклятые пиндосы, члены стран НАТО, что мы с ними типа ссоримся. А если мы ссоримся...

Адамович:

- Прецедент… История старая, но ровно сто лет назад, когда у нас произошла революция, то часть золотого запаса империи хранилась во Франции. И они нам ничего не вернули. Причем, до сих пор толком не известно, сколько там этого золота хранилось. Они это все благополучно прибрали. И теперь мы можем только руками разводить.

А с этими наличными вообще не очень понятно. Зачем нам столько наличных денег? Можно предположить, что государство закупает нал, чтобы вернуть валютные вклады, если вдруг против нас введут жесткие банковские санкции. И мы не сможем делать операции с валютой.

Потапенко:

- Тогда если нам вводят санкции, то вот это тот разговор, который был две минуты назад. Я найду триста сравнительно честных способа тебе рассказать не потому, что тебе не вернуть их не хочу, а просто у меня бухгалтер заболел. В эту секунду.

Адамович:

- И еще, по-моему, закуплен нал – это только треть от всех валютных вкладов физических лиц в российских банках. Даже в случае чего этого не хватит. Ладно, можно предположить, что ЦБ будет дальше закупать. Между прочим, у нас запас наличной валюты увеличились в 26 раз с января 15-го года.

Потапенко:

- Развлекаются по полной.

Адамович:

- И то, что ЦБ не комментирует это положение, не добавляет уверенности в завтрашнем дне. Грешным делом подумал, не готовит ли, условно говоря, элита финансовую подушку на случай отступления. Ты знаешь, что две трети сбережений богатейших россиян хранится в иностранных банках?

Потапенко:

- Спасибо, что был с нами.

Итак, по поводу того, что Кудрин сказал о невозможности дедолларизации из-за нестабильности рубля. Давайте поговорим о другом. Топливный союз заявил о вероятности закрытия независимых АЗС. Я регулярно вижу, как дорожает топливо, как подорожало газомоторное топливо. Скажите, что должно произойти в стране, чтобы вы отказались от автомобиля? Какая цена? Или что должно произойти? У меня такое ощущение, что над нами ставят медленный эксперимент.

Рост цен на газ куда больше, чем на обычное топливо. Месяца два-три назад можно было купить газолину по 16-17 рублей, а сейчас 25-26. Это больше 50%. И это обычный газ. Напомню, что газ у нас всегда был попутный.

Независимые сети АЗС готовы продавать бензин по 30 рублей за литр – заявил глава аналитического центра независимого топливного союза Григорий Баженов. Иначе они будут работать в убыток и могут закрыться. Это вы, видимо, без акцизов. Независимые АЗС требуют наценку не менее 3 рублей на литр, чтобы торговля приносила прибыль. По словам Баженова, это позволит зарабатывать и отправлять средства на реинвестиции, покрывать издержки, амортизации, вкладываться в развитие. И тогда, видимо, тут ошибка. Вы хотели сказать не 30, а 50? Видимо, коллеги описались. Если сейчас средняя цена рублей 46-47, тогда я еще могу представить, что полтинник.

Откажетесь ли вы от машин, если топливо будет стоить 60 рублей? Звоните.

Николай, добрый вечер!

- Добрый вечер! Я считаю, что топливо должно стоить как в Европе. Под сто рублей. Если оно будет стоить сто рублей, то у нас с рынка исчезнут, точнее, с дорог старые «Жигули», у которых высокий расход. Уйдут те самые дряхлые иномарки, у которых расход топлива по 20-25 литров. И на наших дорогах станет лучше. На автомобилях будут ездить те, кто может их содержать.

Потапенко:

- Только чиновники.

- Почему? У чиновников у нас не очень высокие зарплаты. У госслужащих. И у них автотранспорт полагается в зависимости от занимаемой должности. И чиновников цена на бензин не должна волновать. А цены на бензин пусть регулирует рынок. Если он дорогой, население его не будет покупать, соответственно, он будет дешеветь. Правильно?

Потапенко:

- При том условии, если бы у нас был рынок. А у нас монополии.

- А у нас, к сожалению, получается так, что кто-то, государство или какой-то чиновник, о которым мы не знаем, мы его видим только по телевизору. И это говорит о том, что у нас население безграмотное. Вы правильно сказали, что, возможно, над нами производят не эксперимент, а какое-то социологическое исследование. У нас в лексикон начинают входить иностранные слова, вместо милиции полиция. Но мы не об этом. Например, у моей машины средний расход 10 литров дизеля. Какая бы цена на этот дизель ни была, она меня всегда будет устраивать, потому что до этого у меня был автомобиль, который потреблял 25 литров.

Потапенко:

- Основное, что меня тревожит, цены устанавливаются от балды. У нас в бензине бензина нет. Там один акциз. 70%. Это то, что берет как бы государство. У нас есть шесть вертикально интегрированных нефтяных компаний. Они все государственные, за исключением одной – ЛУКОЙЛа. И получается, что государство дает другому государству под названием «нефтяная компания» право на разработку, потом право на переработку, право на продажу. И потом, когда я слышу, что правительство разговаривает с нефтяными компаниями, я начинаю сходить почти с ума. Потому что я не понимаю. Это, по сути дела, разговор с зеркалом. Вы сами с собой поговорили.

Никита, добрый вечер!

- Добрый вечер! То, что от машин никто не откажется, это как бы понятно. Заправка, цена, а я только отъехал от заправки. И у меня было 46 95-го. Но я о другом. Послушал предыдущего слушателя. Сравнение с Европой. То, что бензин будет расти, это всем понятно. Но до какой отметки? До уровня доллара или до уровня евро?

Потапенко:

- Или фунта стерлинга?

- Да. Если человек был в Европе, он прекрасно понимает, что не то качество бензина. Когда я заправился на итальянской заправке, мне показалось, что у меня не «фольксваген», а «гелентваген».

Потапенко:

- Взлетел сразу.

- Да. Как себя машина повела. И второй вопрос. Не совсем уместно нас сравнивать с Европой. Она покупает бензин или в Норвегии, или у нас. А у нас свои скважины. И тут встает вопрос. Я, как человек коммерции, прекрасно понимаю, что цена образуется из двух основных факторов – себестоимость начальная товара и накладные расходы. Себестоимость? Недра в арендах. Накладные расходы? Трубы свои. Другой вопрос, что эти трубы оформлены на тридцать три аффилированные компании, зарегистрированные во всех концах света. Отсюда и цена.

Потапенко:

- Спасибо.

Сергей, весь эфир ваш!

- Добрый вечер! Я по поводу еще того, предыдущего звонившего. Николая, который так легко приравнял наши возможности к европейским почему-то. И спокойно относится к тому, что цены должны подняться до европейских. У нас уже сегодня достаточно напряженный баланс выдерживания цен людьми и сотрудниками обслуживания, которые и служебные обязанности, и просто на работу ездят на автомобилях недорогих. И их езда зависит во многом от стоимости на топливо. Если тонкая грань баланса будет перейдена, им придется отказаться от использования недорогого бензина и недорогих автомобилей. И может пойти срыв обслуживания целых отраслей. Это не шутка. И у нас на сегодня уже провал по инженерным сервисам. Как только пожар, у нас простой ответ, что замыкание электропроводки. А ведь все это происходит у нас. То доки плавучие тонут, то торговые центры горят. Это все еще цветочки. У нас еще атомных электростанций натыкано по стране. И если мы начнем постепенно подрывать структуру обслуживания, которая, в частности, зависит и от цен на бензин, то последствия могут быть совершенно неожиданными.

Потапенко:

- Спасибо, Сергей.

Итак, позитив. Ирландский повар из ресторана Гордона Рэмзи переехал во Владимир ради любимой девушки. Ресторан «Полли» появился еще в августе в центре города. Владимирцы успели оценить местную кухню. Картофельный драник с креветками и копченой рыбой, морковный кекс со сгущенкой и тимьяном. И все это придумал Пол Кэрол – 38-летний ирландец, покинувший родину ради любимой, которую он встретил в рабочем путешествии на корабле. Он встретил 22-летнюю девушку из Владимира Марину. Марина училась на факультете «Менеджмент и маркетинг». Почему они решили вернуться не в Ирландию, а во Владимир?

У нас есть прямая речь Марины.

- Во Владимире, низкая конкуренция. И чтобы открыть ресторан, у нас была возможность открыть без инвесторов, кредитов и так далее. За границей это невозможно. А если и возможно, то для очень ограниченного круга лиц. Потому что там все в разы дороже. И труд, и оборудование.

Потапенко:

- Видите, низкая конкуренция во Владимире. Но есть маленькое «но». Есть ли во Владимире спрос? На рестораны. И как там будет житься этому ресторану?

У нас есть те, кто ходит по ресторанам, правда, за корпоративный счет. У меня на связи корреспондент «Комсомольской правды» из Владимира Артем Бердник.

Бердник:

- Добрый вечер!

Потапенко:

- Сходили за корпоративный счет, небось? Драников наелись? Счет большой накрутили?

Бердник:

- Счет небольшой. Если говорить про заведения Владимира, в которых можно поесть, это достаточно больная тема. У нас их реально мало, а если они есть, то это всякие банальности типа пиццерии или суши, в которые народ и ломится. И бывают столовые, в которых кормят борщом. Туда народ ломится еще больше.

Ресторан «Поли», который у нас открылся, это не диковинка, это шок для большинства жителей города, которые просто видят некоторые слова впервые. Это-то многих и отпугивает. Люди просто не решаются попробовать. Но, насколько мне известно, и как я сам попробовал, это очень вкусно и цены приемлемые.

Потапенко:

- Сколько вы просандалили корпоративных бабок?

Бардник:

- На самом деле, там можно зайти в обед или вечером одному перекусить. И рублей пятьсот оставить. Взять одно блюдо, небольшой салат и попить чай.

Потапенко:

- Для Владимира не дешево, скажу вам. Не дорого, но и не дешево.

Бердник:

- Конечно, не дешево.

Потапенко:

- А если бы ранжировать, ресторан «Поли» вошел бы в десятку лучших мест?

Бердник:

- Я думаю, да. Смотря из-за чего оценивать. Качество еды, вкус, цены. Думаю, по всем параметрам ресторан вошел бы в десятку. Может, даже в пятерку. Это лично мое мнение.

Потапенко:

- А удалось встретиться с этим ирландским поваром или его девушкой?

Бердник:

- Конечно. Я с ними сидел, общался. Очень приятная атмосфера в ресторане. Они очень приятные и улыбчивые люди, которые готовы общаться с каждым клиентом. Пол интересный и веселый парень, который много чего может рассказать. За плечами у него тоже немало.

Потапенко:

- А романтическую историю рассказывают, как они знакомились?

Бердник:

- Конечно. В первую очередь, это интересно. Бизнес бизнесом, но все эти романтические милые истории куда больше нравятся народу. Действительно, они познакомились на лайнере примерно спустя месяц, как они там оказались. Видимо, приглядывались, но прямо конкретно обратили друг на друга внимание на тренинге безопасности. И спустя какое-то время у них было первое свидание.

Потапенко:

- Романтическая история! Спасибо!

6

Слушайте также

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02 +7 (967) 200-97-02
Региональная студия +7 351 7000-953
+7-908-0-953-953
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ