ЗДОРОВЬЕ1 декабря 2020 11:33

«Он был нечестен, а я судила по себе»: челябинка с ВИЧ рассказала о своей болезни на весь мир

Юлия Яковлева одна из немногих, кто говорит о своем заболевании «с открытым лицом»
Юлия Яковлева считает, что ВИЧ не делает человека ущербным. Фото: предоставлено героиней

Юлия Яковлева считает, что ВИЧ не делает человека ущербным. Фото: предоставлено героиней

Яркая, образованная и улыбчивая Юлия Яковлева любит долгие походы в горы, путешествия и… жизнь. Так сильно, что смогла принять свой ВИЧ-статус и не скрывать его. Сегодня Юлия одна из немногочисленных людей в Челябинске, кто живет «с открытым лицом» и не скрывает своего заболевания. При этом Юлия не входила в группу риска и даже подумать не могла, что когда-нибудь заразится ВИЧ. Она рассказала КП-Челябинск, как родные и близкие восприняли диагноз и что изменилось в ее жизни.

«Как и многие женщины я оказалась эмоционально доверчива»

Юлии Яковлевой 38 лет и последние 20 лет она живет в Челябинске. О том, что больна ВИЧ, женщина узнала случайно четыре года назад.

— Я была в отношениях с мужчиной, все было замечательно. Мы были знакомы не первый год — раньше работали вместе. Нормальный, как говорят, благополучный парень, руководитель, как и я, — рассказывает Юлия. — Когда мы начали встречаться, то проговаривали вопрос предохранения, заболеваний. Сама я раз в год обязательно сдаю анализы, в том числе и на ВИЧ. Он сказал, что недавно перенес операцию, что брали анализы, и он чист. Мы всегда предохранялись, но были моменты, что под рукой не оказывалось презервативов, а бежать в аптеку ночью не хотелось.

Полгода спустя — в декабре 2016 года — раздался звонок. Звонила девушка, с которой мужчина встречался несколько лет назад, с новостью, что у нее нашли ВИЧ. Обнаружилось это на медкомиссии при устройстве на работу. На следующий же день в 8 утра пара стояла у дверей частной клиники, чтобы сдать анализы. В лаборатории сказали: если тест отрицательный — то мы позвоним через 3-4 часа, если кровь отправят на дообследование, то, скорее всего, это говорит о заражении.

— К обеду так никто не позвонил. Я набрала сама и услышала, что результат будет через неделю. Поняла, что дело плохо. Первый вопрос, который задал мой мужчина: «Ты теперь со мной расстанешься?», — вспоминает Юлия Яковлева. — Я тогда не знала, что ответить. Предложила подождать с решениями.

Стереотипы в отношении ВИЧ-инфицированных не должны мешать жить. Фото: предоставлено героиней

Но в итоге пара все-таки рассталась... по инициативе женщины.

— Первые полгода было достаточно сложно принять диагноз, он не очень вязался с моей жизнью. Я не отношусь к группам риска: не употребляю наркотики, не секс-работница, не веду неблагопристойный образ жизни. Поэтому принять, что это все ко мне каким-то образом относится, оказалось непросто, — говорит Юлия. — Мы вместе переживали весь этот процесс — постановку на учет в СПИД-центр, наблюдения, анализы. Было тяжело морально, причем мужчина справлялся эмоционально хуже, чем я. У него начались сложности на работе, он начал скатываться в алкоголь. Мне тоже было тяжело общаться с людьми, клиентами, заказчиками, когда у тебя такое горе. И вытаскивать одновременно из этого состояния и себя, и его я не могла. И мы расстались.

Осталась и обида. Всего этого можно было бы избежать, если бы не пресловутая мужская безалаберность — мол, у меня брали какие-то анализы, все нормально.

— По сути, он меня обманул, хотя и не знал, что болен ВИЧ. Надо было сразу сказать, что он не уверен, я бы отказалась от незащищенного секса. Мы бы просто сдали анализ и там уже решали, что делать, собрали бы информацию и, возможно, даже сохранили отношения, — говорит Юлия Яковлева.

Свою вину женщина тоже не отрицает.

— Я могла настоять, чтобы мужчина принес справку. Но, как и многие женщины в отношениях, я оказалась эмоционально доверчива. А, во-вторых, мы были знакомы ни один год — смотришь, вроде бы нормальный человек, без изъянов и наклонностей. Никаких видимых причин требовать анализы не было, — говорит Юлия Яковлева. — Тем более я рассуждала так, что все мы взрослые люди и ответственно относимся к своему здоровью. Я, видимо, судила по себе — ведь буквально накануне проверилась. И это стало моей ошибкой.

«Я прожила свою смерть»

В тот момент, Юлия узнала о ВИЧ, в ее голове было еще много стереотипов. Главный — что ВИЧ быстро развивается, ты «посыпешься», и вообще это прямая дорога на кладбище.

— Сначала я думала, что умру. В первые три дня я себя фактически похоронила, представляла, что меня нет. Прямо пережила эмоционально процесс похорон, как близкие со мной прощаются, — вспоминает Юлия. — Потом задумалась, что еще так много не успела: первый брак не сложился, детей не родила, отношения в подвешенном состоянии, в работе не реализовалась. И решила дать себе год. К концу первой недели принятия нового статуса, я перелопатила кучу информации и поняла, что срок моей жизни не ограничен, и я успею все — и семью создать, и детей родить.

За прошедшие годы Юлия заводила новые романы. Причем, и с ВИЧ-отрицательным партнером тоже. Статус женщины его не отпугнул, но отношения не сложились по другим причинам.

«Друзья и мама узнали еще до того, как подтвердился ВИЧ»

Со своими друзьями Юлия поделилась горем сразу, как только появились опасения, что у нее ВИЧ.

— У меня замечательные, адекватные друзья, у нас очень крепкие отношения. Страха того, что они от меня отвернутся, не было. Поэтому и скрывать я ничего не стала. Мама поняла, что беда, когда увидела меня в слезах. Начала задавать вопросы. А мама моя из тех людей, кому проще сразу сказать, чем скрывать, — улыбается Юлия. — Но приняла она далеко не сразу, ведь я ее единственный ребенок. Первую неделю, пока не было подтверждения, мама меня уговаривала, что это ошибка. Но когда пришли анализы, ушла в горе.

На то, чтобы скрываться и врать уходит слишком много энергии. Фото: предоставлено героиней

Мама Юлии живет в небольшом городе, где ни о какой толерантности к ВИЧ-положительным речи не идет. Их семью хорошо знают: бабушка — педагог с большим стажем, сама женщина — золотая медалистка — тоже в свое время была на слуху. Поэтому поделиться с кем-то мама не могла. Тогда Юлия сама позвонила подруге матери, все рассказала и попросила о поддержке.

— Все друзья остались при мне, никто не прекратил общения. Расскажу забавную историю. Пришел в гости один из друзей — взрослый, образованный 40-летний мужчина. Я ему рассказала, что у меня ВИЧ. Он, конечно, был в шоке. А когда мы прощались, то по привычке потянулся обнять меня (у нас так принято), а потом отпрянул со словами: «Юль, ну ты же понимаешь, у меня дочь!», — рассказывает Юлия. — Я его прекрасно понимаю, потому что всем нам кажется, что это где-то далеко и никогда не коснется нас и наших близких. А когда такое случается, то с подкорки всплывают стереотипы типа тех, что можно заразиться при объятии или попив из кружки.

«Не люблю, когда не меня давят»

В Челябинске, по словам Юлии Яковлевой, на данный момент среди ВИЧ-положительных людей, практически нет тех, кто живет с открытым статусом. То есть не скрывает свои данные, отвечает на вопросы и готов рассказывать свою историю в СМИ.

— Я живу с «открытым лицом» с 2018 года. Почему не скрываюсь? Первая причина чисто личная. Я крайне не люблю, когда на меня давят. В большинстве своем отношение к ВИЧ-инфицированным мягко говоря презрительное. Есть стереотип, что это неблагополучные люди, изгои общества. Я прошла период принятия диагноза и поняла, что как человек я не стала хуже. Я не считаю себя ущербной и хуже других из-за ВИЧ. И не люблю, когда на меня давят и общественное мнение в том числе, — объясняет Юлия Яковлева.

Вторая причина — необходимость врать. До 2018 года Юлии приходилось скрывать свой статус. Семья боялась, что узнает пожилая бабушка и это станет для нее ударом.

— Мне было некомфортно каждый раз запоминать, что и кому я рассказала, что-то скрывать и выдумывать объяснения, что за таблетки я пью и зачем езжу в больницу. Я даже, не поверите, список вела, кому и что говорила. На это требуется слишком много энергии, — говорит Юлия. — В принципе я всегда знала, что не буду ничего скрывать, и когда бабушки не стало, просто слила свой статус в соцсети.

Никакой волны негатива в ответ женщина не получила — было больше поддерживающих комментариев. И что удивительно — выяснилось, что в окружении Юлии есть еще несколько ВИЧ-положительных людей. После поста во «ВКонтакте» они написали, что тоже живут с ВИЧ, но не афишируют этого, чтобы избежать осуждения.

Хобби Юлии - пешие горные походы

«Я точно знаю, что живу полноценной жизнью»

Юлия Яковлева долгое время проработала инженером в руководящей должности, но буквально накануне рокового события решила бросить офис и уйти на вольные хлеба — во фриланс. Сейчас, как выразилась Юлия, ее «закидывает» в общественную сферу. С 2018 года женщина консультирует ВИЧ-положительных людей, сотрудничает с фондами, которые занимаются профилактикой заболевания и тестированием. Есть у Юлии и собственные проекты. Например, одно из ее хобби — сбор лекарственных трав — сейчас выходит на новый уровень. Если раньше женщина собирала травы для себя, друзей и родственников, то сейчас делает это на заказ.

Еще одна большая страсть Юлии — пешие горные походы. Основательные походы: как можно дальше с рюкзаком потяжелее, в горы повыше.

— Счастлива ли я? Счастье — переходящий момент. Периодически и достаточно часто я чувствую себя счастливой. И абсолютно точно уверена, что живу полноценной жизнью, — признается Юлия. — Да, теперь мне всю жизнь придется принимать противовирусную терапию, каждый день. Но надеюсь, что когда-нибудь придумают волшебную пилюлю, которую придется принимать реже.

ОФИЦИАЛЬНО

Пройди тест и узнай, хорошо ли ты разбираешься в теме ВИЧ. Челябинская область занимает седьмое место в России по показателю пораженности ВИЧ-инфекцией и третье - в УрФО после Свердловской области и ХМАО.

К ЧИТАТЕЛЯМ

Присылайте сообщения в соцсетях ВКонтакте, Facebook, Одноклассники.

Также у нас есть канал на Яндекс.Дзен!

Viber/WhatsApp: +7-908-0-953-953

Почта: kpchel@phkp.ru