Общество

В Челябинской области экс-чиновницу пытаются засудить за сбор денег на премию начальнику

Женщина уверяет, что стала жертвой конфликта с главой города
Мария Титова много лет работала в управлении по имуществу и земельным отношениям Фото: google.com/maps

Мария Титова много лет работала в управлении по имуществу и земельным отношениям Фото: google.com/maps

Мария Титова много лет проработала в управлении по имуществу и земельным отношениям в Копейске, а теперь подозревается в мошенничестве. С новым руководством ведомства и города начались конфликты, которые переросли в выговоры, увольнения, а теперь и в уголовное дело. По словам женщины, все произошло из-за ее отказа подписывать документы по просьбе тогдашнего мэра Копейска Владимира Можина. Мария Титова рассказала нашей редакции свою версию событий, в том числе о том, за что с нее требовали подписи.

«ЕСЛИ Я НЕ ПОЛУЧУ ПРЕМИЮ, ЕЕ НЕ ПОЛУЧИТ НИКТО»

Уголовная история началась осенью 2017 года, когда в управлении по имуществу скопился солидный фонд экономии заработной платы. Раздать эти деньги можно было только на премии сотрудникам. По словам Марии Титовой, начальник Даниил Костенко заявил, что ему неинтересно премировать работников, если он сам не получит ни рубля с этих денег. Выписать вознаграждение самому себе он не мог, поэтому было принято решение обхитрить систему и сделать следующим образом: сотрудники получают надбавку к премии, которую потом снимают с карты и передают своему начальнику.

План Костенко решил воплотить через Марию Ивановну — именно она собирала деньги с сотрудников и передавала начальнику. Это делалось не в первый раз — в 2016 году афера уже проворачивалась, а в 2017 Костенко дважды получил по 60 тысяч рублей за октябрь и ноябрь. Затем информация о нечистых делах дошла до правоохранительных органов — лавочку пришлось прикрыть.

Шло расследование, обыск, опрашивали свидетелей, стоял вопрос о возбуждении дела в отношении Титовой и Костенко.

— Незадолго до обыска Костенко приходил ко мне домой, — рассказывает Мария. — Меня не было дома, и он сказал моему мужу, чтобы я брала всю ответственность на себя и ничего про него не рассказывала. Изначально все склонялись к тому, что главный подозреваемый — Костенко, но потом резко решили, что он ни при чем.

Следователи отказались возбуждать уголовное дело из-за «отсутствия объективных доказательств причастности к преступлению». Такое решение приняли, несмотря на показания работников управления, которые видели, что Титова передавала Костенко сверток с деньгами, а также слышали их разговор о сборе денег. Несколько сотрудников подтвердили, что Костенко не хотел никому выписывать премию, если не получит часть от нее. Такие условия и заставили людей вписаться в авантюру — свою заслуженную премию-то хочется.

После случившегося Марию начали потихоньку вытуривать с работы. Костенко покинул пост начальника, на его место пришла Юлия Кем.

— Меня лишали премии, затем дали два выговора, — вспоминает Мария. — Все это я обжаловала в суде, поэтому уволить меня по факту множественных нарушений у них не получилось. Тогда меня сократили, но и это я обжаловала в суде, вернулась на рабочее место, получила всю зарплату, отгуляла все отпускные дни. В январе этого года ушла уже по собственному желанию.

Теперь Мария проходит единственной подозреваемой по этому делу, ведь она подписывала приказы о премировании и собирала деньги. Костенко заявляет, что ни о чем Марию не просил, а куда она дела деньги — не знает.

«НУЖНО УМЕТЬ ХОДИТЬ ПО ГРАНИ»

По словам Марии, руководство объявило ей войну еще летом 2017 года и дело вышла далеко за рамки управления. Мэр Копейска Владимир Можин вызвал ее к себе на разговор по поводу того, что женщина отказывалась подписывать договор аренды 11 га земли без проведения торгов. Мария Титова подчеркивает, глава просил ее нарушить закон и поставить подпись, для этого даже написал служебную записку, которую позже изъяли. Такая работа Можину не понравилась, и он призвал Марию изменить подход к делу. Разговор с мэром Титова записала на диктофон.

Можин: Ничего не движется, вы — главные саботажники. Я пишу своей рукой «заключить договор аренды», я свою задницу подставляю, не вы. […] Потом я думаю, что это решено, потом оказывается, что ничего не решено.

Титова: Мы с вами разговаривали, вопрос решился.

М: Стоп, я не привык так решать вопросы. Я не должен был это писать вообще. […] Чуть что — упираемся в какие-то глупости, ваше мнение. Я не привык так работать, где еще после моей резолюции там два месяца мурыжат и не решают вопрос. […] Можешь упереться, будет тебе неприятно и мне. Можно цивилизованно, спокойно, чем начинать по разной мелочи докапываться, выговоры, контролировать, унижать, зачем? У нас есть нормальный вариант, есть должность начальника отдела, куда мечтают [устроиться] все.

Т: Никогда не мечтала.

М: [Будем работать] либо комфортно, либо некомфортно, выбор за тобой.

Т: Я никуда не собираюсь переходить.

М: Ну, хорошо, война так война.

Т: Я не собираюсь воевать, я работаю честно на своем месте.

М: Я тебе сказал, что мы так работать не будем.

Т: Я считаю, что мы нормально работаем, Владимир Алексеевич. И если чего-то где-то делать мы не должны, то есть на это законодательство.

М: Мы живем в России, иногда ходим по грани. У тебя два выхода: либо исполни, либо уволься.

Т: Я на себя брать ответственность за то, что незаконно, не собираюсь.

М: Я услышал. Война так война.

По словам Титовой, как только Можину нужно было подписать какие-то документы, Костенко уходил в отпуск и перекладывал всю ответственность на Марию. И такая ситуация происходила не один раз.

МУТНОЕ ДЕЛЬЦЕ

Сейчас полиция расследует дело по ч. 3 ст. 159 «Мошенничество, совершенное лицом с использованием своего служебного положения». По словам адвоката Антона Ковалева, следствие ведется с нарушениями, например, во внимание не принимаются показания свидетелей, которые прямо говорят о причастности Костенко к делу. Антон Ковалев подчеркивает, что следователи стараются сделать все, чтобы дело не увидели в Москве.

— Я недавно начал знакомиться с материалами дела, но уже нашел много нарушений. Дело «хоронят» от Москвы, — рассказывает Ковалев. — Если какое-то дело длится больше года, то продлевать его должны в столице. Наше дело длится уже 14 месяцев, но его периодически приостанавливают, чтобы не светить. Причем приостанавливают и возобновляют вопреки всем законным требованиям, сторона защиты никогда не уведомлялась о принятии таких процессуальных решений. Также происходит сильное давление на свидетелей. Они сначала давали показания под диктовку, потом отказывались от них, а потом их снова заставляли соглашаться с написанным. Все это есть в материалах дела.

ДОЧЕРЕЙ ОБРАТНО В ДЕТСКИЙ ДОМ?

В том случае, если Титова проиграет суд, ей придется возместить причиненный ущерб в размере 105 тысяч рублей, но женщину страшит другое. Дело в том, что у нее четверо детей, двое из которых — приемные. Если у Марии появится судимость, служба опеки сразу этим заинтересуется и потребует вернуть девочек в детский дом.

— Семь лет назад мы решили удочерить годовалую девочку, — рассказывает Мария Ивановна. — Пока оформляли документы, у нее нашлась старшая сестра. Мы взяли и ее, сейчас им по 8 и 12 лет. Если у меня будет судимость, как я буду собирать им чемоданы и отправлять их обратно в детский дом?!

У Марии также есть 11-летняя родная дочь и 15-летний сын. Социальная служба периодически приходит в дом к Титовой с плановой проверкой, но пока вопросов к воспитанию у них не возникает.

К ЧИТАТЕЛЯМ

Присылайте сообщения в соцсетях ВКонтакте, Facebook, Одноклассники.

Также у нас есть канал на Яндекс.Дзен!

Viber/WhatsApp: +7-908-0-953-953

Почта: kpchel@phkp.ru