Boom metrics
Звезды30 апреля 2009 22:00

На каждой тренировке «Ледникового периода» Таранда падал по 20 раз

Знаменитый хореограф приехал в Челябинск с презентацией шоу

В Челябинск Гедиминас Таранда приехал почти сразу же после записей финального шоу «Глобальное потепление». Прилетел ночью и весь день работал – встречался с ветеранами войны, журналистами, поэтому в «Комсомолку» пришел чуть уставшим. Но, отвечая на наши вопросы, был таким искренним и веселым, что поразил нас свои обаянием.

- Зачем вам, с вашей славой, признанием публики понадобилось участие в проекте «Ледниковый период»?

- Меня заставили! Когда он только стартовал, меня звал Илья Авербух. Я ему отвечал – никогда! Один раз пробовал надеть коньки и уже через пять минут их снял. Не мое. Второй сезон меня уговаривали месяц, даже коньки выдали. И вот еду я на каток, уже 12 часов ночи. И за десять минут звоню Авербуху и говорю: «Знаешь, я пока не смогу». Тут же выключаю телефон и уезжаю в Испанию.

А в этот сезон вышло так. Проект уже стартовал, ребята полгода тренировались на коньках. Я возвращаюсь из Японии, меня встречает машина с Первого канала. Приезжаю, сидят Авербух, мой продюсер Петя Цанава (тоже мне, друг называется!) и Константин Эрнст. Чувствуется, что к разговору подготовились, поэтому Эрнст вдруг говорит: «Нам нужна ваша помощь» (знают, на какую клавишу надавить). Я отвечаю: «Конечно, помогу». В общем, пообещали мне: вам надо продержаться три программы, потом выкрутимся, найдем замену.

Я понял, это катастрофа. Когда я смотрю свой первый эфир, я хохочу, потому что сразу видно, человек стоять не может, не то, что кататься. Когда прошло три программы, мне сообщили – замены нет…

Но через какое-то время появился интерес, открылось второе дыхание. Стали придумывать номера, образы, сюжеты, интересные поддержки. Знаю, что многие вошли в золотую копилку «Ледникового периода». Сейчас уже расставаться с проектом не хочется. В нем есть такая теплота, такой позитив. 12 мая мы снова соберемся все вместе и покажем в Челябинске прощальное шоу.

- Какие номера будут в программе?

- Просят очень много. SMS-ки приходят: требуют «Лебедей» (шуточный номер, где Слуцкая с Тарандой в балетных пачках – прим. ред.). Одно отделение будет посвящено военной теме. Это потрясающая программа, потому что ребята сделали номера - настоящие шедевры. Мы с Ирой Слуцкой будем катать номер про двух летчиков на песню: «Пускай судьба забросит нас далеко, пускай». За этот номер, мы, кстати, получили все оценки 6.0. Еще просят грузинский танец. Кстати, после этого номера мне знакомые грузины сказали: ресторан «Тифлис» всегда в твоем распоряжении. И днем и ночью! Они были так растроганы эти номером, тем более в сегодняшней политической ситуации.

- На какие жертвы вам пришлось пойти, чтобы участвовать в проекте «Ледниковый период»?

- Мне пришлось заново учиться ходить. Ведь в балете стоят на полупальцах, на пальцах, а в фигурном катании центр тяжести приходится на центр стопы или даже на пятку. Я надел коньки, поехал, меня тянет на полупальцы, и тут же мордой об лед. За одну тренировку я падал двадцать или даже тридцать раз. Я специальные щитки себе разработал на колени, на копчик, я весь был ими увешан, как хоккеист. Ноги болели, затекали уже через десять минут. Коньки были для меня как «испанский сапожок» (средневековая пытка – прим. ред).

Кроме того, если я в «Короле ринга» занят был примерно месяц, то здесь все длилось восемь месяцев. Семью не видел вообще. Только утром ребенок целовал: «Папуля, у тебя будет отпуск?». Семь часов проводил на льду. Утром – три часа, вечером еще четыре, а днем – своя работа. Ребята из труппы Имперского балета спрашивали: «Шеф, ты где?» Поэтому сейчас они ждут меня с распростертыми объятиями.

Как-то мы летали на гастроли в Новую Зеландию. Отказаться не могу – контракт. Два дня - в самолетах, два спектакля, обратно два дня пути, приезжаю, чуть ли не с трапа на коньки – запись программы, в шесть вечера освободился. Бегом на спектакль, занят в Моссовете в «Учителе танцев». После него опять на лед – тренироваться, готовить новый номер. И такой ужас – восемь месяцев!

- Мы уже поняли, что для звезд нет ничего невозможного: и под куполом цирка могут летать, и на ринге боксировать, и на коньках. Нет соблазна сделать балетный проект?

- Мне хочется в конце концов заняться искусством. Сейчас с Димой Маликовым делаем потрясающий пропагандистский проект о симфонической, оперной музыке. Будет занято 60 человек театра «Новая опера», 40 человек – хор, Дима Маликов, цирковые артисты плюс балет. То, что мы сейчас делаем – просто шикарно. Премьера назначена на 11 октября в Сongress de Ballet – самый большой зал Франции. Вся Европа этого ждет, потому что нет программы, которая популяризирует этот вид искусства. Поэтому проект по формату приближен к шоу. Там есть и классическая музыка, и Дима Маликов будет выступать там и как пианист и как музыкант.

- А не боитесь обвинений, что это опять шоу-программа?

- Нет. Когда я начал делать балетные постановки, то сочетал и классические номера, и джаз, и паде-де «Дон Кихот». Критики писали - «эклектика в балете». Через год Гранд Опера сделала аналогичную программу, и критика разразилась: «О, как это гениально!» Поэтому я не боюсь. Ведь хорошое шоу – это спектакль, entertainment - то есть представление.

Хотя, признаюсь, хочется еще сделать проект с нашими фехтовальщиками. Я уже вынашиваю идею, написал сценарий. Надеюсь, что он будет на наших телеэкранах. Фехтование – очень захватывающе, когда я попал на него на Олимпийских играх, то был потрясен. На конце каждого острия находится смерть (руками изображает, как перекрещиваются рапиры, - прим. ред.) Как две змеи! Ведь у нас популяризируются определенные виды спорта – хоккей и футбол. А «Ледниковый период» дал огромный толчок для фигурного катания. В некоторых городах коньки невозможно купить – все разбирают. Люди говорят, если этот балетный Таранда смог, то почему я не могу? Одна девушка мне написала: спасибо большое, глядя на Вас, мой 85-летний дедушка встал на коньки. Это здорово! Поэтому я и в бокс пошел, может, конечно, потому что в детстве не додрался, но больше потому, что это спорт, который надо популяризировать

- А в кино вас приглашают?

- Зовут много, даже три сценария фильмов прислали. Хочется попробовать себя в кино. У меня был опыт – Наталья Бондарчук снимала «Детство Бемби». Но я тогда ничего не понял. «Камера, мотор!» Все понеслось. 15 секунд прошло… и все закончилось. Кричат «ныряй» - ныряю, потом говорят: а ладно, не надо было. В общем, хочется сняться в хорошем фильме. Но пока от того, что предлагают, отказываюсь. Не тронуло.

Ради творчества готов не спать ночами, работать не за деньги. Я из того поколения, которые на кухне придумывали спектакли, и они становились гениальными.

Кстати, сразу после интервью, несмотря на усталость, Гедиминас отправился в ледовую арену «Трактор».

КСТАТИ

В челябинском шоу примет участие Костя Цзю

Челябинск чуть ли не единственный город, куда с ледовым шоу приедет Костя Цзю. Заполучить его на гастроли невероятно сложно. Ведь живет он в Австралии, занимается школами бокса. И даже в прошлые гастроли, которые прошли с большим аншлагом в январе, его не было в составе труппы. Однако в этот раз обещал: непременно будет.

А все потому, что не так давно он приезжал в столицу Южного Урала продвигать идею школ бокса своего имени. Челябинск ему так понравился, что в этот раз отказать организаторам шоу Ледниковый период он не смог. Более того, для спортсменов, которые пожелают придти на шоу, он потребовал специальных скидок. На что хореограф Гедиминас Таранда ответил – тогда и всем «балетным» и актерам театра тоже надо дать дисконт. Поэтому все спортсмены и люди искусства могут требовать билет на 15% дешевле.

ДОСЬЕ «КП»

Гедиминас Таранда – знаменитый хореограф, постановщик. 48 лет.

Отработал в балете Большого театра 13 сезонов. Танцевал ведущие партии. После ухода основал Имперский русский балет, который с успехом гастролирует по всему миру. Принимал участие в проекте «Король ринга» на Первом канале.