Премия Рунета-2020
Челябинск
+10°
Boom metrics
Общество29 сентября 2011 15:45

В Копейске мать узнала через 12 лет, что растит неродного ребенка

Девочек поменяли местами в роддоме
Мать узнала через 12 лет, что растит неродного ребенка

Мать узнала через 12 лет, что растит неродного ребенка

Эта история случилась в шахтерском городке Копейск Челябинской области. Сюжет ее так лихо закручен, что вряд ли пришел бы на ум даже романисту Гюго. Итак…

Двенадцать лет назад Юлия Андрущак родила дочку Иринку. С мужем Алексеем прожила восемь лет. Потом был развод. И только в этом году наша героиня подала на алименты — чтобы не клянчить у бывшего деньги на содержание ребенка. В ответ супруг огорошил:

— Ни копейки не дам. Это не моя дочь! Мы русоволосые, голубоглазые, а она — смуглая, длиннобровая, с черными волосами.

Все эти годы он подозревал жену в измене, но молчал

— Я о внешности дочки никогда не задумывалась, а тут начала искать в ней черты меня и мужа, — говорит Юля. — Ни малейшего сходства. Утешала себя: может, в его родне кто смуглявый был…

Суд назначил супругам и ребенку анализ ДНК на родство. Через две недели судья объявила, что результаты «смазались» и попросила кровь пересдать.

Мать узнала через 12 лет, что растит неродного ребенка

Мать узнала через 12 лет, что растит неродного ребенка

Фото: Валерий ЗВОНАРЕВ

— Судья уже тогда знала результаты, но отказалась поверить в них и отправила нас еще на один тест, — вспоминает Юлия. — Второй тест показал: ни Алексей, ни я не являемся биологическими родителями нашей дочери…

В тот миг матери показалось, что жизнь остановилась. Как же это: родной ребеночек, первенец, в которого так много вложено — и вдруг чужой? А что будет, если Иринка узнает? Хоть и умная девочка, но возраст-то переходный, как бы не сломалась. Масла в огонь подливали соседи, разузнавшие про результаты теста. Во дворе трепали: Ирка не Лехина дочь — цыганка вылитая!

А еще душу Юлии грызла мысль: а где ее родной ребенок, тот, которого носила девять месяцев, чьи шевеления и толчки в животе звучали как музыка? Обратилась в прокуратуру с заявлением о возможной подмене детей. Вспомнила, что рожала одновременно с соседкой по палате. У той появилась девочка на 15 минут раньше. И даже фамилии у рожениц схожие: она — Андрущак а та, вторая — Андрикова…

— Мне объявили, что за сроком давности нет состава преступления. Но следователь Татьяна Лыжина проявила милосердие и пообещала помочь, — вспоминает Юлия. — В роддоме ее встретили с удивлением. Никто не хотел признавать ошибку. Один говорил, что только принимал роды, второй только осматривал новорожденных…

Вторым в списке следователей был дом Юлиной соседки по палате. Увы, квартиру семья продала. И где они — неизвестно. Люди рассказали, что глава семьи — таджик Наймат, жена его русская. Что у них друг за другом родились две девочки. Первая — светленькая, вторая черненькая. Но семья распалась, отец забрал детей себе.

Следователь нашла роженицу Андрикову. Новость о подмене детей ее не тронула.

Для Юлии эти месяцы тянулись бесконечно. При дочке она старалась вести себя как обычно, а по ночам плакала в подушку: как живет ее родная кровинка, не увезли ли в Таджикистан?

Теперь Аня и Ира – лучшие подружки.

Теперь Аня и Ира – лучшие подружки.

Фото: Валерий ЗВОНАРЕВ

Оказалось, Наймат живет в соседнем поселке. Женился во второй раз. И теперь у него уже четверо детей от обоих браков. Сперва глава большого семейства насторожился: что за бред с подменой? Но когда следователь показала снимок Иришки, обомлел: со снимка глядело его детство

На встречу с Юлией в кафе Наймат пришел с огромным букетом роз. Взглянул на фото смуглявой очаровашки и разрыдался. Попросил встретиться с дочкой. В магазине скупил все сладости, фрукты. Его представили как старого знакомого. За столом Наймат напряженно молчал и лишь искоса бросал на Иришку взгляды. А руки тряслись так, что чайная ложечка звенела о фарфор… На следующий день Юля помчалась к Ане.

— Сижу, не знаю, куда глаза девать — они только на дочку и смотрят, — вспоминает мать. — Стараюсь себя в руках держать, чтобы ребенка не напугать: мол, чужая тетка, чего так пялится. У дочки волосы растрепались. Я предложила заплести косичку. Плету, а руки тоже прыгают. Волю слезам дала на улице. Позже Наймат признался, что из-за волнений за месяц похудел на семь кило. А каково мне в страшной тревоге было жить больше полугода? Я же сынишку грудью кормлю, все волновалась, молоко пропадет.

Иришка со своим настоящим отцом.

Иришка со своим настоящим отцом.

Фото: Валерий ЗВОНАРЕВ

Но как жить дальше? Вопрос тупиковый. И тогда две семьи решили: «Будем дружить домами, познакомим дочек — станут друг другу названными сестрами».

Но как рассказать обо всем детям? Юлия решила объявить, что Ира ничего не потеряла, что только приобрела — еще одного папу и сестер. Короче, родственников — вагон! У Ани тоже родственников куча мала: мама Юлия второй раз замужем, воспитывает еще двух детишек — четырехлетнюю дочь и крошечного сына. Никто детьми меняться не будет, все останется по-прежнему.

Пожалуй, этот аргумент и успокоил девочку. Главное — мама рядом. А еще четыре сестрички — это отлично.

Анечка же позже сказала Юле: «Я сразу догадалась, что ты моя мама. Никаких тестов не надо — мы так похожи друг на друга. Просто ждала, когда ты признаешься….». Сейчас обе семьи подали иск в Копейский городской суд. С роддома, где подменили детей, хотят получить компенсацию за моральный вред. На руках семьи все козыри: кроме Юлии и ее бывшего мужа тест на ДНК сдал Наймат, его бывшая жена и Анечка. Результат: биологические родители девочки — Юлия и Алексей. Параллельно обратились на центральные каналы и к омбудсмену Павлу Астахову. Пусть держат ситуацию на контроле. Ведь такое может произойти с каждым.

Мама (Юлия Андрущак). Родная дочь Юлии – Анечка.

Мама (Юлия Андрущак). Родная дочь Юлии – Анечка.

Фото: Валерий ЗВОНАРЕВ

Ира с Аней сдружились, звонят друг другу каждый день, но вот часто видеться не получается. Юлии бы обзавестись самым простым автомобилем. Может быть, прочитав этот кто-нибудь подарит машину. Чтобы детей возить друг к дружке, самим чаще видеться. Они же теперь большая семья!

P.S. А что же Алексей, бывший муж Юлии? Как он относится к новообретенному отцовству? По словам Юлии, экс-супруг считает обеих девочек своими дочерьми. И готов заботиться о них одинаково.

Юлия со своим младшим сыном, Иришка и Наймат (родной отец Иры).

Юлия со своим младшим сыном, Иришка и Наймат (родной отец Иры).

Фото: Валерий ЗВОНАРЕВ

КОММЕНТАРИЙ ПСИХОЛОГА

Валерий Мыздриков, психолог:

— Родители поступили единственно правильно, ведь правда рано или поздно выплыла бы наружу, и тогда реакция детей была бы непредсказуемой. Сейчас девочки отреагировали на известие о подмене адекватно. Главное — вовремя обернуть минусы в плюсы, что и сделали обе семьи. Все живы, все здоровы, а вместо одной сестры у вас — несколько сестер и братьев. Ну да, жизнь так сложилась, и надо жить сообразно предложенным обстоятельствам, находя в них преимущества.

КОММЕНТАРИЙ ЮРИСТА

— Здесь на лицо и халатность, и моральный вред, — говорит юрист Сергей Иванов. — Первое — уголовное преступление и по нему истек срок давности. А по второму сложно будет сформулировать претензию. В чем моральный вред? Дети живы и здоровы. Но стребовать материальную компенсацию однозначно можно.