Происшествия22 августа 2014 21:00

Аэропорт «Шереметьево» прокомментировал смерть челябинца от сердечного приступа

В пресс-службе уверены, что медики сработали оперативно

Фото: СОЦСЕТИ

Напомним, трагедия случилась в небе над Москвой 18 августа. Молодожены из Челябинска возвращались после медового месяца в Испании домой. Неожиданно, у 24-летнего парня случился сердечный приступ. «Комсомолка» уже описывала рассказ очевидца этих событий. На врачебном форуме нам удалось найти подробности от еще одной свидетельницы:

— Вчера у меня на руках умер 24-летний мужчина. Красивый, сильный. Я видела смерть, я знаю ее лицо, я научилась ее встречать спокойно. Но то, что произошло...У молодого человека неожиданно происходит остановка сердца. На борту нашелся реаниматолог и еще несколько медиков. Начинается непрямой массаж, кислород (несколько баллонов было на борту), вводится адреналин. Выясняется, что пролетаем над Москвой. Счастью нет предела — отдана команда пилотам, самолет приступает к снижению, реанимационные мероприятия продолжаются в прежнем темпе. При этом пилоты предупредили Шереметьево, что нам нужна реанимационная бригада и требуется госпитализация. Парень начинает шевелиться, зрачки сужаются, цианоз медленно исчезает (синюшная окраска кожи. — прим.ред.), но сердце слышно плохо. Попутно выясняем у жены, что парень здоровый, не пьет, не курит, занимается спортом. Выставляется диагноз «острая коронарная недостаточность и отек легких».

Сели. Заходят в салон две женщины в халатах (фельдшер и врач) и испуганно смотрят на нас, мы спрашиваем: «Где бригада?». Нам отвечают: «Какая бригада?». Москва встретила ласково... Точнее вообще не встретила.

Реаниматолог чертыхается, требует у вышеуказанных медработников аэропорта ларингоскоп, но батареек в нем нет. В аптечке у них тот же набор, что и на борту. Главный врач по смене Шереметьево вел себя вызывающе, грубо. Когда его попросили о помощи и он начал совершенно по-дилетантски выполнять непрямой массаж. Его прямым текстом послали.

Был пятый час утра, насколько я помню. Нам все время говорили, что «едут, сейчас приедут». Была надежда. Он умер, когда приехали долгожданные реаниматологи. Врачи подошли к парню неторопливым шагом.

Было страшно, было обидно. За своих коллег, за жену, которая билась в истерике, когда ей сказали «он умер».

Мы улетели, оставив тело умершего и его жену там, в Москве. Пока мы ждали, их уже официально «ссадили» с борта самолета, так как все были уверены, что парня госпитализируют. Им «выдали» багаж (оставили на взлетной полосе). Мы ушли, промокшие на сквозь от пота, без сил, без чувств, с пустой душой. Полтора часа все пассажиры молча ждали, переживали, периодически возмущаясь, что с земли не приходит помощь. За время, пока ждали на земле бригаду, мы бы уже долетели до Челябинска и приземлились.

Безразличие, которое не встретишь в провинции — вот что такое Москва. Как сказал доктор-реаниматолог (к слову, начмед службы медицины катастроф), у нас бы за такое расстреляли.

Изменится ли что-то после этой истории? Я прорыдалась после посадки.

Пара из Челябинска недавно сыграла свадьбу.

Фото: СОЦСЕТИ

Корреспонденты «Комсомолки» отправили официальный запрос в пресс-службе аэропорт «Шереметьево». Ответ был таким:

— В терминалах аэропорта работают четыре медицинских пункта и дежурят бригады медиков. В аэропорту постоянно дежурят три машины скорой помощи. Работает высококвалифицированный медицинский персонал, с необходимым образованием и навыками. Медики периодически проходят переподготовку и подтверждают свою квалификацию.

Центр управления аэропортом получил сообщение с борта самолета о посадке на запасной аэродром и необходимости прибытия бригады медиков. В сообщении, полученном Руководителем полетов с борта, не содержалось никаких первоначальных данных о характере произошедшего и какая именно помощь необходима.

Все задействованные службы аэропорта Шереметьево сработали в оперативном порядке, действия медицинских бригад соответствовали временным нормативам и стандартам, определенным для подобных ситуаций.

Медики аэропорта получили сигнал о необходимости оказания скорой медицинской помощи в 04.36 по московскому времени. Воздушное судно осуществило посадку в 4.56 и в срочном порядке было установлено на стоянку. Сразу к борту прибыла машина скорой помощи, медработники (врач и фельдшер). Одновременно прибыл специальный автомобиль для снятия пострадавшего пассажира с самолета.

У врачей имелось при себе необходимое медицинское оборудование для оказания первой медицинской помощи, в том числе реанимационной. В реанимационном наборе в данных обстоятельствах используются маска и мешок АМБУ (ручной аппарат для искусственной вентиляции легких. - прим.ред.). Медики аэропорта Шереметьево приложили все усилия, чтобы стабилизировать состояние пострадавшего Чечикова Артема Андреевича. Оценив тяжесть состояния больного, медработники вызвали дополнительную бригаду специализированной реанимационной скорой помощи из города. В 05.06 пассажир при помощи специального транспорта, был снят с борта воздушного судна. В общей сложности медики аэропорта Шереметьево более часа поддерживали жизнь пассажира посредством реанимационных мероприятий. В 06.11 дополнительная бригада скорой помощи из ближайшего города прибыла. В 06.35 реанимационные мероприятия были прекращены в связи с тем, что медиками была констатирована биологическая смерть.

Международный аэропорт Шереметьево выражает искренние и глубокие соболезнования родным и близким ушедшего из жизни пассажира.

В пресс-службе аэропорта добавили, что сейчас проводится расследование по факту данного случая. Если не будет судебного иска от родных погибшего, то скорее всего, произошедшем заинтересуется транспортная прокуратура. «Комсомолка» следит за развитием событий.