Общество4 сентября 2014 2:00

В Копейске семья берет кредиты, чтобы отапливать гнилой дом

Жилище вот-вот рухнет людям на голову
Печка съедает огромные деньги.

Печка съедает огромные деньги.

Фото: Валерий ЗВОНАРЕВ

— Мне очень жаль жителей юго-востока Украины, чьи дома разрушила война. Там падают бомбы. А вот мы, на российской земле живем в руинах без всякой бомбежки, — говорит копейчанка Любовь Буторина.

На этот дом смотреть страшно. На входе шибает в нос запах нечистот и плесени, погребного холода и сырости. Строение 30-х годов возводилось наспех, без фундамента, для временного поселения шахтеров.

Когда-то в двухподъездном бараке жило восемь семей. Сейчас осталось четыре. Половина не выдержала сурового выживания и съехала. Но Буториным податься некуда. Глава семьи — Сергей — всю жизнь работает водителем рейсового автобуса. Зарплата — 13 тысяч на руки. Любовь — оператор котельной в ИК-6, получает 12 тысяч целковых. Что купишь или снимешь на эти деньги?

Веселенький пейзаж!

Веселенький пейзаж!

Фото: Валерий ЗВОНАРЕВ

А это — подъезд.

А это — подъезд.

Фото: Валерий ЗВОНАРЕВ

— Я уходил с родного автопредприятия на другое место работы ради жилья, мне уже и квартиру показывали двухкомнатную — дом строился, — вздыхает глава семьи. — Но грянули проклятые 90-е, все развалилось, и ордера я так и не увидел.

Все жизнь семья мыкается по муниципальному жилью. В разрушающемся бараке они живут 14 лет. Год за годом дом рушится: стены трескаются, валится с потолка гнилая штукатурка и доски. Второй подъезд без догляда хозяев ухнул вниз, теперь барак еще и перекосило. Не ровен час, рухнет все в тартарары.

Буторины работают на печь. До угля и дров печурка жадная, а дырявые стены тепла не держат. Зимой приходится топить каждые три-четыре часа. И все равно на метр от пола в квартире стоит ледяной воздух. Шестилетний внук растет в валенках и ватных штанах, купают мальца поближе к печке. Спать приходится только что не в шапке. Температура в квартире редко поднимается выше 11-ти градусов! К утру на стылой кухне льдом покрывается вода в ведерке.

В соседнем подъезде жизнь пошла вспять.

В соседнем подъезде жизнь пошла вспять.

Фото: Валерий ЗВОНАРЕВ

Из-за этой дыры повело весь дом. Он скоро рухнет!

Из-за этой дыры повело весь дом. Он скоро рухнет!

Фото: Валерий ЗВОНАРЕВ

За зиму на 10 тонн угля уходит 50 тысяч рублей! Хибара обходится дороже элитного жилья где-нибудь в престижном районе Челябинска. Одолеть такую сумму супруги предпенсионного возраста не могут, живут в кабале у банка, погашая еще и 19,5% годовых.

А теперь внимание: жилище Буториных признано комиссией на 90% аварийным и подлежит немедленному расселению. С выводами комиссии согласился и Копейский городской суд, и областной суд в Челябинске. Да местным властям Фемида не указ. Нет денег в бюджете, и точка. Может, через пару лет поставят Буториных на очередь. Еще лет через десять она подойдет. Если будет еще нужна: под обломками дома семья может оказаться в любой момент!

— Не дай бог, случится беда. И что? — задается вопросом семья. — Уволят чиновника какого-нибудь, да вздохнут: «Денег в бюджете не было…» Так найдите! На то вы и власть, чтобы людей защищать, а не руками разводить. Мы же не бомжи какие-нибудь.

Детство — это радость?

Детство — это радость?

Фото: Валерий ЗВОНАРЕВ

Этот дом — укор чиновникам!

Этот дом — укор чиновникам!

Фото: Валерий ЗВОНАРЕВ

Три года семья ведет переписку с чиновниками. Писали в региональный Минстрой, Уполномоченному по правам человека, детскому обмоудсмену, полпреду в УрФО и т. д. Все отказы написаны как под копирку.

— Мы подаем в суд на администрацию Копейска, — говорит Любовь Буторина. — А еще хотим разбить палатку в Челябинске, у стен областной администрации. Думаем, в палатке будет не холоднее, чем в нашей квартире.

В Копейске семья отапливает гнилой дом в кредит

В Копейске семья отапливает гнилой дом в кредит

Фото: Валерий ЗВОНАРЕВ