Томинский ГОК20 декабря 2015 22:00

Пять неудобных вопросов по проекту «Томинский ГОК»

Рабочие места, налоги и инвестиции… Что скрывается за благами производства? Об этом рассуждает экономист Владимир Гаврилов
Уже 108 тысяч подписей против ГОКа отвезли в Москву

Уже 108 тысяч подписей против ГОКа отвезли в Москву

Фото: Валерий ЗВОНАРЕВ

Челябинские активисты продолжают борьбу за конституционное право на чистый воздух. Недавно в приемную президента передали 108 тысяч подписей. О том, почему вокруг этой темы так много споров, можно прочитать в разделе «Томинский ГОК» у нас на сайте.

На радио «Комсомольская правда» (95,3 FM) экономист Владимир Гаврилов поднял «неудобные» для «Русской медной компании» (РМК) вопросы.

1. РМК — ИСТИННО РУССКАЯ КОМПАНИЯ?

— Начнем с информации, которую РМК разместила на своем сайте. «РМК — истинно русская компания, символ новой России», — говорит Владимир Гаврилов. — Обратимся к системе «СПАРК», которой пользуются все люди, работающие в сфере экономики. При помощи нее проверяют подлинность данных контрагента. По данным этой системы, только у одного предприятия РМК нет прямых иностранных акционеров. А так инвесторы находятся на Кипре, Британских Виргинских островах, Каймановых островах и в Ирландии. Эти территории давно отнесены к оффшорам (там для бизнесменов действуют преференции, которые помогают избежать налогов. — Прим. ред.).

2. НУ И ПУСТЬ КОМПАНИЯ НЕ РОССИЙСКАЯ, ВЕДЬ НАЛОГ С ПРИБЫЛИ ОНИ ОТЧИСЛЯЮТ В РОССИИ?

— Лидеры РМК рассказывают о высокой эффективности. Снова обратимся к данным «СПАРК». Два года назад прибыль была только у пяти компаний из 11-ти. Убыток составлял свыше миллиарда рублей. В прошлом году прибыльными остались только два предприятия, а убытки выросли в разы.

Можно возразить: прибыль падает из-за девальвации рубля, стоит ценам на сырье подняться, валюте укрепиться — и показатели станут положительными.

— В правительстве не скрывают, что цена на нефть долгое время будет держаться на низком уровне. Как экономист и активный инвестор, скажу, что цена на «черное золото» сильно коррелирует со остальным сырьем. Медь, кстати, называют индикатором здоровья экономики. Если она растет, значит, начинается экономический подъем. Я вас уверяю, сейчас этот металл находится на низком уровне. Когда он начнет расти, не знает никто. За последние полгода цена тонны меди на бирже упала на 30%. Поэтому я не питаю радужных надежд на отчеты о прибыли РМК за 2015 год.

Владимир Гаврилов.

Владимир Гаврилов.

Фото: Валерий ЗВОНАРЕВ

3. ТОМИНСКИЙ ГОК НУЖЕН, ТАК КАК В СТРАНЕ БОЛЬШЕ НЕ ОСТАЛОСЬ БОГАТЫХ МЕСТОРОЖДЕНИЙ?

— Содержание меди в руде Томино — 0,31 — 0,34%. Это самый низкий показатель по России. Тем временем, в Забайкальском крае есть Удоканское месторождение — там находится 30% всех медных запасов страны. Оно принадлежит компаниям Алишера Усманова. Добывать ее планируют автоклавным выщелачиванием медного концентрата. При таком методе не бывает печных газов, а значит, экология получает меньший удар.

Это месторождение расположено в 650 км от Читы в зоне многолетней мерзлоты. Район практически не заселен. В окрестных живут чуть больше восьми тысяч человек. А вокруг челябинского промышленного узла живет 1 миллион 300 тысяч жителей. И добывать медь планируют направленными взрывами.

Стоит только начать разработку Удокана, как многие проекты РМК станут нерентабельными.

4. ТОМИНСКИЙ ГОК — ЭТО 1200 РАБОЧИХ МЕСТ. ЭТО БОЛЬШОЙ ПЛЮС?

— Для кого эти места? По нашим данным, на соседнем Михеевском ГОКе работают не только жители Челябинской области. Там трудится много вахтовиков.

Если Томинский ГОК начнут строить, то в регионе могут закрыться маленькие предприятия... Производства еще нет, а паника уже началась. Люди начали продавать землю, в том числе в окрестных поселках. Но ее уже не покупают!

5. ГДЕ РМК ВОЗЬМЕТ СТОЛЬКО ДЕНЕГ, ЧТОБЫ ЗАПУСТИТЬ ПРОИЗВОДСТВО?

Под ГОК государство выделяет кредит в один миллиард долларов.

— Всю информацию я почерпнул из открытых источников. Кредит одобрил «Газпромбанк». В ноябре руководители РМК подтвердили, что занимаются согласованием условий. Однако из этого же интервью следует, что российский банк — лишь посредник. Инвесторы пришлют деньги из-за границы. Инвестиции — это хорошо, но что мы получим в результате такого вложения?

Теперь вспомним, что у РМК уже есть убытки. Об истинном финансовом положении зарубежных инвесторов мы не имеем представления. Цены на медь находятся на шестилетних минимумах. Если проект Томинского ГОКа пустят в 2017 году, то прибыльным он станет, возможно, только через года четыре. А если к этому времени запустят Удокан? Тогда наш ГОК точно не станет рентабельным. Убытки понесет не иностранный инвестор, которому по гарантиям все равно. Все возместит наш государственный банк…