2018-01-10T18:39:06+03:00

Звезда фильма «Движение вверх» Александр Ряполов: Я сыграл «русского индейца»

Спортсмен рассказал на радио «Комсомольская правда» о победе советских баскетболистов над американцами, о том, как стал актером и как снималась главная премьера года
Поделиться:
Комментарии: comments1
Тренер (Владимир Машков) наставляет игрока Алжана Жармухамедова (Александр Ряполов). Кадр из фильма «Движение вверх». Фото: «Централ Партнершип».Тренер (Владимир Машков) наставляет игрока Алжана Жармухамедова (Александр Ряполов). Кадр из фильма «Движение вверх». Фото: «Централ Партнершип».
Изменить размер текста:

— Сегодня мы говорим о большом спорте и о большой премьере, фильме «Движение вверх», который стал главной премьерой минувшего года.

Ленту о легендарной победе сборной СССР по баскетболу над сборной США в на Олимпийских играх в Мюнхене-72 посмотрело уже более трех миллионов зрителей. В интернете — сплошь восторженные отзывы.

В студии радио «Комсомольская правда» кандидат в мастера спорта по баскетболу Александр Ряполов. В фильме «Движение вверх» он сыграл одного из главных героев — баскетболиста Алжана Жармухамедова.

— Наша сборная вырвала победу у несокрушимых в баскетболе американцев. За три секунды до конца матча был забит победный мяч...

— Это была финальная игра мюнхенской олимпиады. Это было столкновение двух титанов — непобедимых американцев и советской сборной, в которой были собраны ребята из разных республик. В ней были спортсмены разных национальностей, но вместе они представляли собой некое единство — Советский Союз.

— В одном из интервью вы сказали, что это была аполитичная игра. А мне так кажется, это было столкновение двух систем...

— Я сказал, что аполитичен наш фильм. К политике он не имеет никакого отношения. Игра же, вспомним, проходила в самый разгар холодной войны. И война эта была и на спортивных аренах.

Столкновение сборной СССР со сборной Соединенных Штатов было очень жесткой баталией, между собой сражались американская демократия и советский коммунизм. И наша победа в этой баталии была почти фантастичной... Один из членов сборной СССР Иван Иванович Едешко вспоминал, как к нему подошел один из американских игроков и сказал: «Теперь я понимаю, что такое коммунизм».

Кадр из фильма «Движение вверх»: советские баскетболисты гуляют по Лос-Анджелесу. Фото: «Централ Партнершип».

Кадр из фильма «Движение вверх»: советские баскетболисты гуляют по Лос-Анджелесу. Фото: «Централ Партнершип».

— Эти дополнительные три секунды в конце матча, которые стали легендарными и звездными для нашей команды — их же американцы до сих пор не признали...

— Американцы не признали поражения. Более того, они объявили, что никто из их наследников не имеет права брать эти олимпийские медали. И у кого-то даже написано в завещании, что никто из его внуков, правнуков и праправнуков не имеет права и близко этого делать. Но я думаю, что некоторые из них все же сделали себе реплики. Они ведь проиграли очень достойно, это была очень сильная игра. То есть, нельзя назвать сборную США в той игре...

— Слабаками...

— Да. Это была великая команда. Как говорил их тренер Хэнк Айба, это была самая сильная сборная США, которую он когда-либо видел. А это была его третья Олимпиада на тот момент.

— Но, тем не менее, эти три секунды были заслуженно вырваны. Ведь нас засуживали!

— Я бы не сказал, что нас засуживали. Скорее всего, это невнимательность...

— Технические проблемы?

— Технические проблемы. Я изучал этот матч. Я смотрел его... Сколько раз я его смотрел, я вам и сказать не могу. Много читал разных репортажей. Есть статья «Восемь секунд олимпиады 1972 года», где описываются не три, а восемь последних секунд матча. В этом материале журналист собрал интервью людей, которые находились на площадке в тот момент. Это был рефери, это были два человека с трибуны, это были игроки. И всем он задавал один и те же вопросы. И все они отвечали по-разному. И никто не смог точно сказать, что же произошло по факту тогда...

— Вам не напоминает тот легендарный матч события, которые сейчас разворачиваются вокруг российской олимпийской сборной?

— Мы сейчас находимся в том же состоянии холодной войны, разворачивается тот же конфликт. Столкновение двух сверхдержав, США и современной России... Многие говорят, что нельзя ехать в Корею. Но я знаю, что люди, которые готовятся к олимпиаде — это люди, которые отдают все ради того, чтобы попасть на нее. Это мечта. Так же как это была и моя мечта...

Я, кстати, исполнил в этом фильме две своих мечты: снялся в кино, в очень хорошем фильме и стал олимпийским чемпионом. И пусть только в кино. Но это произошло со мной. Это чудо, и я счастлив.

Эти люди, спортсмены, идут к мечте. Они всю жизнь работают, калечатся, травмируются, но делают все для того, чтобы попасть на Олимпиаду. Для того, чтобы выиграть, достичь самого большого величия в спорте. И если кто-то говорит, что не надо ехать из солидарности к стране, я с этим не согласен. Потому что каждый из них — личность. И нужно ехать и нужно доказывать, что ты как личность заслуживаешь там быть.

— Но многие уже прогнозируют, что придется несладко. Что будет дополнительный допинг-контроль, что будет моральное давление на наших спортсменов. Все боятся проигрыша в таких условиях. В 1972 году не боялись наши баскетболисты проигрыша?

— Я много беседовал с ветеранами сборной — Алжаном Жармухамедовым и Иваном Едешко. Каждый из них говорит, что партия перед ними поставила задачу: стать вторыми на Олимпиаде. Мы ее выполнили. Когда они всю ночь сидели в раздевалке и ждали результатов, они уже готовы были отмечать второе место. Даже купили пива и сосисок. Но притронуться к ним не могли: вдруг, переигровка?

— А голоса о победе сборной СССР распределились так: три против двух. На волоске висела наша победа.

— Да, на волоске... Иван Иванович Едешко рассказал забавную историю. В раздевалку после многочасового ожидания итогов, уже утром, заходит второй тренер, Сергей Башкин, и говорит: «Переигровка». Ребята расстроились, а Башкин через паузу добавил: «Перегигровка в 1976 году». И это было — счастье! И они пошли уже праздновать и отмечать. Но по-скромному. Не было тогда этих банкетов сумасшедших... Это были простые люди, очень хорошие, замечательные.

— Вы для себя вывели формулу, кто такой советский человек? Один был литовец, другой — украинец, третий — казах, четвертый — грузин, пятый — русский...

— В те годы национальность не имела никакого значения. Я родился на закате СССР, в 1989 году, до восьми лет прожил в Ташкенте. Там жили русские, корейцы, немцы, узбеки. И принадлежность к той или иной нации не имела первостепенного значения. Но после распада СССР вдруг изменилось отношение узбеков — к русским и так далее. Но тогда такого не было. Потому что, если бы не русские, не было бы построено такого Узбекистана и такого красивого Ташкента.

На съемочной площадке реальные герои матча 1972 года Алжан Жармухамедов, Иван Едешко и их киношные прототипы. Фото: «Централ Партнершип».

На съемочной площадке реальные герои матча 1972 года Алжан Жармухамедов, Иван Едешко и их киношные прототипы. Фото: «Централ Партнершип».

— А ветераны той самой команды дружат сейчас?

— Их осталось четверо. Анатолий Поливода живет в Украине и не поддерживает отношений с современной Россией. Его приглашали на съемки, но он наотрез отказался. Модестас Паулаускас живет под Каунасом, в Литве. Он не приезжает в Россию, у него болит спина, ему тяжело. Это же все уже немолодые люди. Иван Едешко и Алжан Жармухамедов живут в Москве. Это замечательные люди, с которыми мы общаемся.

— Банальный вопрос, но я не могу его не задать. Как вы попали на съемки?

— Это история о чуде, которое может произойти с человеком, а может и не случиться. Я был травмирован и долго не играл в баскетбол. Такая травма, после которой врачи говорят, что лучше бы не возвращаться. И вообще, нужно сделать операцию по замене коленного сустава.

Я дружу с Александром Беловым, сыном члена сборной по СССР по баскетболу-72 Сергея Александровича Белова. И он мне летом 2015 года сказал, что началась работа над кинопроектом, посвященным олимпийским играм в Мюнхене 1972 года.

В декабре 2015 года он пригласил меня на площадку: мол, приходи, заодно потренируешься. Я пришел, и там был режиссер Антон Мегердичев и оператор Игорь Гринякин.

Я поздоровался и пошел бросать мяч в корзину. Стою у штрафной, бросаю, и тут меня начинает обходить Мегердичев. Обходит, смотрит... Раз, обошел площадку, смотрит на меня с другой стороны. Потом подошел: «А вы — баскетболист?». «Да, — говорю. — Но я уже завязал». «Чудесно. Вы понимаете, что мы тут делаем?». «Да, Саша Белов мне рассказал о фильме». «Я — режиссер. Я не знаю, в роли кого, но я хочу тебя снять в кино».

Потом мне позвонила второй режиссер, и у меня оказались фрагменты сценария. Актер, который должен был играть Алжана Жармухамедова, травмировался. Нужен другой исполнитель. Я почитал реплики, попробовал их произнести. Опыта в актерской профессии у меня никакого не было, и я попробовал как получалось. Потом на студии с режиссером мы на камеру начали обыгрывать эти сцены.

— Тяжело было?

— Скажем так, не тяжело, но странно. Я никогда этого не делал. Мы записали пробы, Антон мне очень помогал, корректировал. Насколько я знаю, пробовались и другие актеры. Но выбрали меня. Но я долго этого не знал. И, несмотря на это, похудел на 12 кг. Потому что я был слишком крупный для Алжана Журмухамедова.

— А роста вы одного — 2 метра 7 сантиметров?

— Да, но мне нужно было стать чуть изящнее. Мне пришлось похудеть на 12 кг мышечной массы за два месяца... В мае 2016 года, мне позвонили со студии и предложили контракт. И это было счастье. И я понял, это тот шанс, от которого нельзя ни в коем случае отказываться. И я принял все условия.

— Я читала про человека, образ, который вы воплотили в фильме. У Алжана Жармухамедова фантастическая биография. Он родился и вырос в горном селе, много трудился с детства. Потом на производстве травмировал правую, в будущем бросковую руку, остался без двух фаланг пальцев. Я посмотрела с ним видеоматериалы. И поняла, что это человек великого спокойствия.

— Алжан Жармухамедов — это сочетание двух культур. Мама у него — казачка, а отец — казах. Это сочетание могучей русской воли и восточного спокойствия. Касаемо его физических кондиций, я знаю, что он — единственный советский спортсмен в свое время, кто сдавал сложный тест Купера на физическую выносливость. Он мог спокойно отбегать любую игру, с кем бы наша сборная не играла. Что показала и мюнхенская олимпиада. В том матче с США он заменился всего на две минуты.

— А линза у него тогда вылетела из глаза?

— Линза — это история 1973 года. В фильме притянули некоторые события по временной лестнице, чтобы обострить историю каждого. Все равно у него было плохое зрение. И все равно была эта история. Линзы были сделаны из оргстекла, периодически они у него выпадали...

— И одну он раздавил, и доигрывал в испорченной, и травмировал сетчатку глаза. Все это было. Скажите, а сейчас в какой он как себя чувствует?

— Я общаюсь с семьей Жармухамедова, с его старшим сыном Владиславом. Как-то я ему звоню, мы беседуем и я спрашиваю, а где Алжан Мусурбекович? А он отвечает: «На тренировке, с ветеранами бегает».

Александр Ряполов в студии радио "Комсомольская правда". Фото: Людмила СТЕПАШКИНА

Александр Ряполов в студии радио "Комсомольская правда".Фото: Людмила СТЕПАШКИНА

— Что касается экранного образа. Вам пришлось остричь ваши длинные светлые волосы и покрасить их в черный цвет.

— Да. Меня остригли, перекрасили, изменили цвет глаз. И так был создан образ Жармухамедова.

— В фильме есть момент когда наши баскетболисты схлестнулись в США на улице в стритбол с уличными игроками. И те, глядя на вашего героя, назвали его «русским индейцем»... Жармухамедов и вправду, немного похож на коренного жителя Америки...

— На самом деле такого не было в жизни, это находка сценариста. Но удачная...

— Некоторые сцены вы играли с закрепленной на теле камерой...

— Эта камера называется «боди маунт». Только я работал с таким оборудованием. Это очень непростая вещь, она крепится специальным зажимом на грудной клетке. И на специальных тягах в полутора метрах от тебя висит камера. Конструкция весит 20 килограмм. И вот ты должен на себе ее держать, бегать, прыгать, падать. От этой камеры нельзя отвернуться. В объективе всегда лицо.

Александру Ряполову во время съемок приходилось вести мяч и нести на себе тяжеленную камеру.

Александру Ряполову во время съемок приходилось вести мяч и нести на себе тяжеленную камеру.

— Почему сняли фильм о победе нашей сборной в 1972 году, ведь была еще победа в 1988-ом,в Сеуле?

— Если посмотреть десять самых драматичных событий за всю историю Олимпиад, то Мюнхенская олимпиада будет самой драматичной. Ведь матчу предшествовал еще теракт, когда палестинские террористы взяли в заложники израильских спортсменов. И через три дня была игра. И эти три секунды, когда никто еще толком не понял, что случилось. А советский зритель услышал о нашей победе от диктора Нины Ереминой... Победа!

— Спасибо Вам за эту беседу! Хочу пригласить всех на премьеру. Этот фильм нужно обязательно посмотреть всем, не важно, любите ли вы баскетбол, или нет. Это фильм о сильных духом людях, на которых нам всем нужно равняться!

— Спасибо!

КСТАТИ

Герой фильма «Движение вверх» Иван Едешко: Еще до матча мы купили ящик баварского и сосиски

Легендарный баскетболист, олимпийский чемпион по баскетболу-72 рассказывает, что правда, а что выдумка в этой картине (подробнее)

Александр Ряполов в студии радио Комсомольская правда

00:00
00:00

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также