2020-01-24T09:00:05+03:00

Бывшая жена челябинского омбудсмена Шарпилова: «Я не знаю, где сейчас наши дети!»

Мария Шарпилова рассказала о причинах развода с омбудсменом, своих страхах и комплексе вины
Поделиться:
Комментарии: comments7
Мария Шарпилова.Мария Шарпилова.Фото: Андрей АБРАМОВ
Изменить размер текста:

Разлука матери с ребенком всегда напоминает физическую боль. Будто ногу отняли или руку. Ложишься спать, и тебя подкидывает: «Как он? Не заболел ли? Не плачет? Не упал?».

Курчатовский райсуд определил график встречи с детьми бывшей жены Уполномоченного по правам человека в Челябинской области Антона Шарпилова Марии:

— каждое второе воскресенье каждого месяца с 14:00 до 17:00;

— в праздничные дни в Новый год 5 января с 11:00 до 17:00;

— ежегодно, в день рождения детей, либо в ближайший выходной день после дня рождения с 10:00 до 19:00.

Что делать и кто поможет?

«ДАЖЕ ОБНЯТЬ РЕБЕНКА НЕ СМОГЛА…»

Мария еле держит себя в руках. Губы трясутся, вздрагивают руки. Старшего, четырехлетнего Ермолая, видела в конце декабря, на детском утреннике. Но даже обнять не смогла: ребенка увели. Младшую, двухлетнюю Пелагею, не видела еще дольше.

— Конфликт я готова разрешить мирным путем. После судебного заседания сказала: «Антон, давай пойдем на медиацию (процедура примирения — прим. авт.)». Он ответил: «Я не знаю». Его адвокат очень агрессивно ко мне относится. Заявила: «Никакой медиации». Хотя судья за минуту до этого нас напутствовал: «Идите миритесь». Попробуем подключить уполномоченного по правам ребенка, — рассказала Мария КП-Челябинск.

Женщина уверяет, что трижды назначали встречу у медиаторов.

— Его приглашали я, опека, полиция, психологи — не идет никуда. Адвокат Антона — его родственница. Есть подозрение, что защита бывшего мужа и настраивает его против мирного решения конфликта.

Мария Шарпилова о семейном конфликте.Андрей АБРАМОВ

«ДЕТИ ДОЛЖНЫ БЫТЬ СО МНОЙ»

На 31 декабря была назначена встреча в Лиге медиации, но Шарпилов не приехал.

— Я не откажусь от идеи урегулировать конфликт мирно. В конце концов, суд я выиграю. Не сейчас, так в Верховом или в Конституционном суде. Дети будут со мной, но вопросы уже в том, как он с этим грузом негатива будет жить?

Мария уверяет, что не знает, где сейчас дети.

— Накануне отправила Антону шесть SMS с этим вопросом. Он не ответил. Скорее всего, сын и дочь в Чебаркуле, у его родителей. Я примчалась, увидела в окошке сына, вызвала полицию. Мы были со съемочной группой. Нас не пустили, а полицию послали куда подальше.

Марии не удается нормально пообщаться с детьми. Фото: Из личного архива героя публикации

Марии не удается нормально пообщаться с детьми.Фото: Из личного архива героя публикации

«ПИШЕТ НА МЕНЯ ЗАЯВЛЕНИЯ В ПОЛИЦИЮ»

Мария руководит небольшим агентством, связанным с рекламой в интернете. Сетует, что трудно быть в деловой форме.

— По суду я не лишена родительских прав. Я имею на детей такие же права, как Антон. А сейчас меня обвиняют в страшных вещах. Привожу на встречу с сыном пакет с игрушками. А бывший супруг пишет заявление в полицию: «С подозрительными пакетами ждала детей у подъезда, потому он переживает за их жизнь и здоровье». Это нормально?

«НЕ ХОЧУ, ЧТОБЫ ДЕТИ ЖИЛИ С МАЧЕХОЙ»

— Я постоянно пишу губернатору, уполномоченному по правам человека при президенте, губернатору, в Заксобрание, в общественную палату, МВД, опеку. Приходят отписки. Возможно, мы живем в восточной стране, где отец имеет право на все, а мать — ни на что. Но я не могу с этим смириться.

У Антона есть другая женщина. И я не хочу, чтобы они жили с мачехой, которая говорит сыну: «Мы уведем тебя с утренника потому, что мама пришла». Мне четырехгодовалый сын на встрече как-то сказал: «Мам, не фотографируй меня, пожалуйста. Если она увидит фотографию, будет ругаться».

Мария не готова сдаваться: готова дойти до Конституционного суда. Фото: Андрей АБРАМОВ

Мария не готова сдаваться: готова дойти до Конституционного суда.Фото: Андрей АБРАМОВ

«НАВЯЗАЛИ ЧУВСТВО ВИНЫ»

Страдает Мария от чувства вины. Даже в разговоре с журналистами она постоянно одергивает себя: «Возможно, я не права. Возможно, я виновата»… Будто кто-то вдолбил в нее комплекс неполноценности — как матери, как женщины, как хозяйки.

— Я не хочу славы. У меня нет никаких целей, кроме интересов детей. Мне юрист говорит: «Почему ты не уверена в том, что ты — хорошая мать? Все обвинения в твой адрес беспочвенны». Всегда, сколько мы жили в семье, он пытался мне доказать, что я — плохая мать, так себе жена. Доказал, выходит. Я поверила в какой-то момент, что так оно и есть. Психолог подтверждает, что чувство вины у меня постоянное.

«В СУДЕ ГОВОРИТ ОДНО, В СМИ — ДРУГОЕ»

Недавно Антон Шарпилов дал большое интервью. Внимательно его изучив, Мария нашла логические нестыковки.

— Пишут, что в мае 2019 года он поехал в экспедицию и взял с собой сына, потому что видел, что дети живут в плохих условиях. А в судебном иске указывает, что дети с февраля не живут со мной. Вот она — задокументированная ложь. В суде говорит одно, журналистам — другое. Я не понимаю, зачем он так делает? Выходя из заседания, бывший муж заявляет: «Я очень рад, что мать начала интересоваться детьми». Ну, так посмотрите, сколько заявлений я написала в полицию с жалобами на то, что не вижу их. И сам в интервью говорит, что я была на утреннике в садике у сына. Так новогодний утренник был раньше, чем судебное заседание.

— Кстати, о «плохо кормит». Из интервью Антона Юрьевича выходит, что дети питались гербалайфом. Были и другие обвинения. Например, что в квартире грязно. Живу в трехкомнатной на Северо-Западе. Для каждого ребенка приготовлена отдельная комната, с мебелью, игрушками. Дом у лесопарковой зоны, чтобы было, где гулять. Квартира отремонтированная, очень удобная.

ЧТО ЕДЯТ ДЕТИ?

— Когда-то мы с Антоном жили в съемной полуторке. Заработок у него был небольшой. Я решила работать дома, в интернете, чтобы больше времени проводить с малышами.

Сейчас у моего агентства хорошая прибыль, я никаких пособий не получаю и не собираюсь на них претендовать. Умею готовить. Продукты покупаю на один-два приема пищи, чтобы еда была всегда свежей. Всегда есть сливочное мало, запасы круп, замороженного мяса и овощей, свежие яйца, молоко. Но об этом Антон в суде не сказал. Как и не сказал о том, что я каждый день готовила горячие завтраки, обеды, ужины.

Теперь о гербалайфе. В прошлом году я купила две коробки витаминов, разрешенных в России. Витаминами я дочь не кормила! Были и 10 батончиков с высоким содержанием белка. У меня есть чеки.

Ни в коем случае не заменяла БАДом нормальную пищу. Дети проходили медкомиссию перед поступлением в детсад. И ни один врач не написал, что они истощены. В суде Антон представил справку от невролога о том, что у Пелагеи возбуждена нервная система. Этому есть объяснение: дочка остро реагирует на происходящее в семье.

«БЫЛА НА УЧЕБЕ, А НЕ В СЕКТЕ»

— Еще одна ложь. В суде Антон утверждает, что я «бросила полутораголовалую дочку на пол и ушла». Но у ребенка были бы травмы! Почему он не обратился в полицию, не вызвал скорую? Я не оставляла детей одних. Раз в неделю уходила на деловые встречи, всегда оставляя сына и дочь под присмотром на короткое время. Например, с их отцом. Или с приходящей няней из агентства. У меня есть распечатки вызовов: няня приходила раз в неделю!

В интервью с Антоном есть фото, где он с детьми на елке. Он утверждает, что снимок сделан в новогодние праздники 2018-2019 гг, когда я уехала на учебу в Москву. Но дети выглядят старше. Фотография сделана в недавние новогодние праздники, когда дети уже жили с ним.

Да, я тогда уезжала в Москву на обучение. И по вечерам несколько раз посетила каток в парке Горького. Я ездила по работе, курсы были посвящены интернет-маркетингу. Бывший муж фальсифицирует факты, заявляя, что я посещала курсы «личностного роста», зная, что такие мероприятия вызывают негативную оценку, как что-то сектантское.

Антон всегда подчеркивал, что жена должна сидеть дома. И эти его утверждения тоже есть в переписке.

Семейную жизнь Шарпиловых разрушила другая. Фото: Андрей АБРАМОВ

Семейную жизнь Шарпиловых разрушила другая.Фото: Андрей АБРАМОВ

«БОЮСЬ МОЩИ АДМИНИСТРАТИВНОЙ МАШИНЫ»

— Антон заявил, что сейчас дети живут в экологически чистом месте — в поселке Боровой: он снял жилье там. Но живут ли дети в Боровом? Посещают ли сад — я не знаю. Но за те полгода, что Ермолай и Пелагея живут с ним, они сменили три детсада. Ни разу со мной, не согласовав. Я переживаю: каждая смена обстановки — стресс.

— Кто Вас поддерживает?

— Мама старенькая, часто болеет, я ее не нагружаю проблемами. Есть сестра, есть тетя. Но у них тоже своя жизнь, потому я с трудностями справляюсь одна. Больше всего боюсь, что он запустит против меня всю мощь административной машины.

Один из знакомых мне сказал: будь осторожна, проверяй карманы. Мало ли что могут подкинуть. Держу карманы на замках. Не езжу в общественном транспорте — боюсь. На всех встречах с детьми включаю камеру на мобильнике. Антону это не нравится, а я так себя пытаюсь обезопасить.

«ОБИЖЕНА ЗА ПРЕДАТЕЛЬСТВО»

— Когда мы решили пожениться, у нас была установка: не изменять. Мы договорились, что у меня будет один мужчина, у него — одна женщина. Это мой незыблемый моральный принцип. Друзья юности надо мной всегда шутили: умру старой девой! Но я встретила Антона, у нас все сошлось.

Но он меня предал, и теперь мне все равно, с кем он. Новая пассия настраивает детей против родной матери. Разве им может быть хорошо? Дочка маленькая, многого не понимает. А сын отказывается брать подарки: «Меня Марина (гражданская жена Антона — прим. ред.) будет ругать». Очень тяжело это слышать.

В жизни Марии уже были стрессы: она потеряла еще не родившегося ребенка. Беременность была желанной, второй по счету. От потрясения отходила долго. Тогда и случилась первая трещина в их отношениях с мужем.

— Потом узнала, что опять жду ребенка. Антон первый год жизни дочери меня поддерживал, был очень внимательным. А потом его будто подменили. Начались бесконечные придирки: в квартире грязно, игрушки разбросаны, готовлю невкусно. Но непорядок с малышами — это бывает.

Мария Шарпилова рассказала о том, как собирается дальше жить. Фото: Из личного архива героя публикации

Мария Шарпилова рассказала о том, как собирается дальше жить.Фото: Из личного архива героя публикации

«УСТАЛА ОТ УПРЕКОВ»

— Я пыталась сохранить семью, старалась угождать мужу. Мыла квартиру, колдовала над блюдами. Узнавала рецепты у мамы Антона: он говорил, что все его любимое — мамино. И, знаете, ничего сверхсекретного: те же ингредиенты, приправы. А мне в ответ: плохо, невкусно, дети неухоженные… Позже узнала, что в те месяцы у него появилась другая.

Каждый день отсылаю Антону СМС с просьбами дать увидеться с детьми. Чаще всего, он молчит. А на днях вдруг ответил, что не может утроить встречу, так как находится на работе. Хорошо, я готова подстроиться: куда подъехать? Но Антон опять замолчал...

ОТ РЕДАКЦИИ

Мы связались с помощниками Антона Шарпилова и предложили ему прийти к нам в редакцию. Готовы дать ему слово.

КСТАТИ

На 23 января назначено заседание суда по иску о детях Шарпиловых. Стороны представили дополнительные доказательства своей правоты.

К ЧИТАТЕЛЯМ

Вы стали свидетелем интересного события?

Сообщите об этом нашим журналистам:

Viber/WhatsApp: +7-908-0-953-953

Почта: kpravda@ya.ru

Автоответчик: (351) 7000-967 добавочный 11-00

Тел.: (351) 7000-967 добавочный 10-10

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также