Общество

«Ждать сказали около 50 лет»: ветеран из Челябинска, прошедший Афганистан и Чечню, нуждается в новой почке

Самое страшное испытание оказалось на гражданке
Игорь Бурков награжден медалями за боевые заслуги в Афганистане и Чечне

Игорь Бурков награжден медалями за боевые заслуги в Афганистане и Чечне

Фото: Валентина ВАГАНОВА

Игорь Бурков из Челябинска прошел войны в Афганистане и Чечне, но, как оказалось, самое страшное испытание ждало его на гражданке. Вместе с женой отставной полковник строил дом, мечтая о том, как будет нянчиться внуками на пенсии, однако теперь почти каждый вечер его дом — серые стены больничной палаты. У полковника в отставке отказывают почки, поэтому ему приходится ездить на диализ, чтобы продлить жизнь. В противном случае ветерану не протянуть и месяца.

Первые проблемы с почками появились еще в юности, когда Бурков поступил в Челябинское автомобильное училище. Там он подхватил грипп, на фоне которого и начались осложнения. Несколько месяцев он мучился в госпитале, его даже хотели исключить по состоянию здоровья, но каким-то чудом молодой солдат выздоровел и продолжил служить родине, а после выпуска из училища его отправили в Афганистан.

— В училище нас не готовили к отправке в Афганистан, но это подразумевалось, — вспоминает Игорь Павлович. — Я был готов. Нужно учитывать воспитание нашего поколения, было понятие «надо». Все девушки априори были медсестрами, а мальчики — солдатами. Отказников в период событий в Афганистане было очень мало.

В Афганистане Буркова назначили командиром авторемонтного взвода.

— Наш батальон находился возле железной дороги, мы возили грузы через переезд. Естественно, там не было никаких шлагбаумов, все было на визуальном контакте, — вспоминает Игорь Павлович. — И вот как-то раз ехала колонна через переезд, командир решил подтянуть отстающих и остановил головную машину. Никто не ожидал остановки, поэтому один из прицепов оказался прямо на рельсах. Как назло в этот момент по рельсам паровоз толкал шесть вагонов с авиационными бомбами. Отъехать в сторону грузовик не мог, поэтому состав зацепил прицеп, стоящий на рельсах, а заодно прихватил и грузовик. У машины оторвались топливные фильтры, вспыхнул огонь, и солдаты почувствовали, что дело плохо. Один из бойцов сидел сверху вагона. Очень повезло, что он оказался сообразительным и побежал в сторону паровоза с криком «Туши машину, у нас же бомбы!». Паровоз остановился, бойцы начали тушить пожар буквально голыми руками. Там все только с завтрака пришли, а тут грузовик полыхает — солдаты кинулись через колючую проволоку, хватали песок и бросали в огонь. Все обошлось, но если бы бомбы сдетонировали…

Фотографии юного Игоря Буркова с сослуживцами

Фотографии юного Игоря Буркова с сослуживцами

Фото: Валентина ВАГАНОВА

УВИДЕЛ РЕПОРТАЖ ПО ТЕЛЕВИЗОРУ И РЕШИЛ ЕХАТЬ В ЧЕЧНЮ

Вернувшись с войны, Бурков собирался ехать в Таджикистан — там формировалась новая дивизия, но супруга Игоря Павловича была непреклонна, мол, если он поедет туда, то с семейной жизнью может попрощаться. Офицер сделал выбор в пользу семьи и отправился в Чебаркуль. Но в 1994 году начались военные события в Чечне, и тогда слово супруги уже не могло остановить Буркова:

— Помню такой момент: по телевизору показывали, как наши солдаты в заснеженном поле на солярочном фитиле пытаются тушенку разогреть. Видно, что им холодно. А следом показывают съемку боевиков, у которых стоит большой казан, там варится мясо, а вокруг казана лезгинку танцуют. Я когда это увидел, сказал жене, что поеду в Чечню, если меня позовут. Она промолчала.

Буркова отправили в Чечню 17 января, как раз в день рождения жены — такой вот «подарок». Мало того, в этот же день привезли первый груз-200 — погибли майор и лейтенант. В общем и целом, психологически было тяжело. Все ехали в неизвестности, на каждой станции солдаты выбегали за газетами, пытались узнать хоть какие-нибудь новости. Как раз тогда была информация о новогоднем штурме Грозного, в котором российская армия потеряла много бойцов и техники.

В Чечне Бурков провел семь месяцев, потом вернулся домой, а в 1998 году началось очередное сокращение Вооруженных Сил, и ветерана двух воин попросили оставить службу.

— За события в Чечне меня наградили орденом мужества, — делится Игорь Павлович. — Но распределение наград мне не всегда понятно. Например, после Афганистана я был награжден медалью за боевые заслуги, и точно такую же награду дали моему товарищу за участие параде в 1987 году.

Офицер с наградами

Офицер с наградами

Фото: Валентина ВАГАНОВА

Мужчина начал жить гражданской жизнью, сначала устроился на завод, а потом стал работать с другом в частной компании. Все шло своим чередом, Бурков второй раз женился, строил дом, о проблемах с почками даже не вспоминал — да когда это было, еще в училище. Однако в 2015 году все изменилось. Полковнику в отставке пришлось столкнуться и с равнодушием врачей, и с недостатками системы здравоохранения, и дефицитом нужного оборудования.

«ЖИТЬ ОСТАЛОСЬ НЕСКОЛЬКО МЕСЯЦЕВ»

— Все началось с плохих анализов. Меня направили в нефрологический центр, но там толком не помогли: «Вот вам таблеточки, попейте, через два месяца придете».

Но болезнь оказалось коварной. До тех пор пока 30% почек нормально работают, человек будет чувствовать себя абсолютно здоровым, а потом начнется резкое ухудшение. Через два года после первого обращения Буркова все-таки положили в госпиталь. Сам офицер рассказывает, что больница при Минобороны помочь ничем не могла — там нет специалистов-нефрологов, потому что с больными почками в армии не служат. Лечиться пришлось в Челябинске. Врачи направили полковника в отделение гемодиализа, где врач не стал подбирать слова: «Без терапии жить вам осталось от нескольких месяцев до полутора лет».

Либо диализ, либо смерть — такая вот иллюзия выбора. Конечно, полковник согласился на процедуры. Сначала его попросили все делать в домашних условиях: в область живота вставлять катетер, заливать специальный раствор, а потом его сливать. Врачи через время обнаружили, что организм очищается недостаточно. К счастью для ветерана, в марте прошлого года Челябинская областная больница предоставила ему аппарат для гемодиализа. Теперь полковник ездит на процедуры.

Игорь Павлович надеется, что получит новую почку и будет полноценно жить

Игорь Павлович надеется, что получит новую почку и будет полноценно жить

Фото: Валентина ВАГАНОВА

ЖДАТЬ НОВУЮ ПОЧКУ — 50 ЛЕТ

Врачи сказали Игорю Буркову, что есть еще один способ вернуться к нормальной жизни — трансплантация новой почки. В Минобороны знают о проблеме Буркова, но пересадкой органов в госпитале Бурденко не занимаются. Вот и приходится ждать, пока появится нужный донор, а ожидание может затянуться и на 50 лет.

— Есть федеральный закон «О статусе военнослужащих», согласно которому я должен получить медицинскую помощь, но как это осуществить? Самая главная проблема — нет единого федерального реестра доноров и реципиентов. По словам врачей, у нас есть опыт взаимодействия со Свердловской областью, а по стране — нет.

В министерстве здравоохранения Челябинской области заявили, что не существует вообще никаких реестров доноров. У каждой клиники есть свой список нуждающихся реципиентов, и если вдруг находится нужный орган, людей из списка вызывают на экстренную операцию.

— Донорами являются либо близкие родственники с совпадающими для пересадки параметрами, либо посмертные доноры, — объясняет главный внештатный специалист трансплантолог Минздрава Челябинской области Александр Полторак. — В случае смерти мозга пациента, констатированной специальным консилиумом и судмедэкспертизой, на экстренную операцию вызываются реципиенты, которым его органы могут подойти. При этом не имеет значения, в начале, середине или в конце списка они находятся.

Очень важно, чтобы донор подходил по биохимическим параметрам, иначе после операции начнется отторжение органа, и все закончится печально, вплоть до летального исхода. В Челябинской областной больнице трансплантация почек — довольно редкая процедура. За последние 11 лет здесь сделали 140 таких операций, а в 2020 году — всего лишь две. Такая статистика связана с недостатком донорских органов.

Ветерану приходится всю жизнь подстраивать под процедуры

Ветерану приходится всю жизнь подстраивать под процедуры

Фото: Валентина ВАГАНОВА

Сейчас Игорь Бурков живет вместе с супругой Аллой, от первого брака у него двое уже взрослых детей и четверо внуков, самому младшему из которых — десять месяцев. Все родственники и друзья семьи не теряют надежды, что в борьбе с болезнью Игорь Павлович выйдет победителем и сможет радоваться жизни в стране, которую защищал.

К ЧИТАТЕЛЯМ

Присылайте сообщения в соцсетях ВКонтакте, Facebook, Одноклассники.

Viber/WhatsApp: +7-904-934-65-77

Также у нас есть канал на Яндекс.Дзен и Телеграм

Почта: kpchel@phkp.ru