Общество26 апреля 2021 5:00

«Единственная защита — броня машины и мешки с дробью»: как челябинец работал на ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС

И что вместе с учеными Олег Панкеев увидел на месте разрушенного реактора
Олег Панкеев — экс-начальника тыла МВД города, руководитель Челябинской областной организации «Союз Чернобыль». Фото предоставлено героем публикации

Олег Панкеев — экс-начальника тыла МВД города, руководитель Челябинской областной организации «Союз Чернобыль». Фото предоставлено героем публикации

26 апреля 1986 года произошла крупнейшая за всю историю атомной энергетики авария на Чернобыльской АЭС. Реактор четвертого энергоблока был разрушен, а в окружающую среду было выброшено большое количество радиоактивных веществ. Для ликвидации последствий были мобилизованы силы со всего Советского Союза.

Челябинская область не стала исключением. Сотни молодых людей получили повестки из военкомата и отправились на борьбу с последствиями катастрофы мирового масштаба. Нашей редакции удалось пообщаться с одним из ликвидаторов той страшной аварии — это Олег Анатольевич Панкеев. На тот момент ему было всего 20 лет.

— В декабре 1985 я уволился из армии, а 26 апреля 1986 года произошла авария. Прошел праздник 9 Мая. 10 мая, уже к вечеру, я пришел домой, а меня ждет повестка. Мать говорит: «Приходил какой-то мужчина с сотрудником милиции. Ты что натворил?» — рассказал Олег Панкеев на радио «Комсомольская правда» (95,3 FM в Челябинске).

Олегу Панкееву (справа) было всего 20 лет. Фото предоставлено героем публикации.

В тот же вечер он пошел в военкомат, где толком ничего не объяснили, сказав, что призывают на военные сборы. 12 мая всех мобилизованных повезли в Златоуст, где их уже ждал 28-й полк радиационной, химической и биологической защиты. Тут уже и стало понятно, куда и зачем отправляют ребят:

— На его базе собрали из запаса военнообязанных и, погрузив в эшелоны, погрузив всю технику полка, направили на станцию «Брагино» в Белоруссии. Это недалеко, там уже 33 км зона отчуждения проходила.Олег Панкеев был призван как водитель боевой разведывательной машины радиационно-химической защиты. Его задача заключалась в том, чтобы обеспечивать мобильность ученым Московского Курчатовского института, которые занимались радиационно-дозиметрической разведкой:

— Направили 30 машин в московский полк, который находился в 30-километровой зоне. Мы были прикомандированы к ученым Курчатовского атомного института. Организовывали им мобильность для выполнения задач. Они занимались радиационно-дозиметрической разведкой, составляли карты наиболее зараженной местности как в 30-километровой зоне, так и 10-километровой зоне и на самой станции.

Единственной защитой от радиации была броня машины толщиной в один сантиметр и мешки с дробью, которые раскладывали на пол, чтобы снизить воздействие радиации от земли. Таким образом, проникающую способность излучения можно было снизить в несколько раз. Также каждому выдавался личный дозиметр, но, как рассказал Олег Панкеев, к показаниям прибора не сильно присматривались.

Водителям выдавали дозиметры, но их никто не проверял. Фото предоставлено Олегом Панкеевым

— Каждому выдавали индивидуальный дозиметр: у кого-то на ремне он болтался, у кого-то к пуговице кармана был пристегнут. Их никто не проверял. Их только через месяца 3-4 у нас забрали. Командир взвода спрашивал: «Где сегодня был?». Кто-то заезжал в 10-километровую зону, кто-то на станции был, — и вот от этого он определял дозу радиации среднепотолочную. Если 20 рентген получил человек, он должен быть отправлен домой. Но, судя по тому, как наш командир рассчитывал, мы были там практически пять месяцев и только 20 октября мы оттуда уехали, когда произошла плановая замена.

Всю технику обрабатывали и это не было 100% панацеей. Фото предоставлено Олегом Панкеевым

По словам Олега Панкеева, страха не было, а понимание масштаба проблемы приходило из разговоров ученых, которые между собой обсуждали полученные в ходе исследований данные. Первые впечатления от вида разрушенной станции чувства угрозы не вызывали.

— Когда начинаешь возить ученых, которые между собой общаются, ты уже понимаешь, что не все это будет хорошо. Первый раз, когда я увидел, оно не казалось таким страшным. Когда заезжаешь со стороны, где был наибольший развал — вот, как здания рушат старые, все валялось, все лежало. Уже начинала работать техника, расчищалась площадка. Все равно успели посмотреть на это разрушение. Потом видели, как велось строительство саркофага. Тогда мы уже со стороны станции там часто были, с парадного входа заезжали.

Разрушенный реактор не так пугал — мало кто знал, насколько опасна радиация. Фото предоставлено Олегом Панкеевым

Больший ужас наводили наспех покинутые дома, хозяева которых больше сюда не вернутся. Фото предоставлено Олегом Панкеевым

Шаг вправо, шаг влево — радиация. Фото предоставлено Олегом Панкеевым

Пребывание в зоне заражения, конечно же, сказалось на здоровье — болят суставы и кости. Как отмечает Олег Панкеев, если есть источник излучения, то скрыться от него на 100% невозможно. Последствия проявили себя не сразу, а через несколько лет. И сейчас здоровье требует внимания. Но чувство патриотизма и гордость за участие в ликвидации катастрофы мирового масштаба придает уверенности и сил

— Жить можно, организм ко всему привыкает. Тогда мы были комсомольцами, заряженными патриотизмом. Мы не зря принимали участие, не зря жить прожита. Мы побывали там, мы поработали, мы что-то сделали. Единственное, о чем люди беспокоятся — это о своем здоровье. На уровне нашего субъекта, скажем так, некачественно проводится именно лечебно-диагностические наблюдение за ликвидаторами аварии на Чернобыльской АЭС.

Олег Панкеев работал на ликвидации с мая по октябрь. Фото предоставлено героем публикации.

Также Олег Панкеев сетует на то, что в Челябинской области, где 8,5 тыс. человек выполнили свой долг, до сих пор нет памятника ликвидаторам.

На заслуженный отдых он ушел в звании полковника и в должности начальника тыла МВД Челябинска. Сейчас является руководителем Челябинской областной организации «Союз Чернобыль».

К ЧИТАТЕЛЯМ

Присылайте сообщения в соцсетях ВКонтакте, Facebook, Одноклассники.

Viber/WhatsApp: +7-904-934-65-77

Также у нас есть канал на Яндекс.Дзен и Телеграм

Почта: kpchel@phkp.ru