Премия Рунета-2020
Челябинск
-30°
Boom metrics
Звезды24 сентября 2022 5:37

Кринж и рофл уже устарели: что происходит с правилами русского языка и победим ли безграмотность

Эксперты «Грамота.ру» и «Тотального диктанта» проведут в Челябинске проверку на знание правил
Ольга Суслова и Владимир Пахомов. Фото: соцсети

Ольга Суслова и Владимир Пахомов. Фото: соцсети

24 сентября на «Рыжем фесте» пройдет демо-диктант. Гости книжной ярмарки смогут написать упрощенную версию «Тотального диктанта», разобрать текст вместе с экспертом и послушать лекцию от федеральных спикеров.

Подробнее о лекции и проектах в эфире радио КП-Челябинск рассказали главный редактор портала «Грамота.ру», кандидат филологических наук и председатель филологического совета «Тотального диктанта» Владимир Пахомов и программный директор проекта «Библиотека грамотности» фонда «Тотальный диктант» Ольга Суслова.

− В рамках «Рыжего феста» пройдет лекция о конфликте поколений в русском языке «Мы долгое эхо друг друга». Что на ней будет?

− Посмотрим на языковые конфликты глазами представителей разных поколений. Очень часто доводится слышать, дескать молодежь портит русский язык. Эта точка зрения воспроизводится из поколения в поколение. Проблема в том, что когда эта молодежь вырастает, говорит, что их дети и внуки уродуют их прекрасный русский язык. И так из поколения в поколение. Хочется немножко по-другому на это посмотреть: молодежь не уродует, а меняет язык. Вспомним, что и наши бабушки и дедушки говорили немножко не так, как их родители. Поговорим о том, какой, например, жаргон был в 60−70-е годы прошлого века, за что ругали радиоведущих в 50-е годы. Всех интриг раскрывать не буду. Но мы посмотрим на то, как со временем меняются языковые оценки тех или иных фактов, как то, что когда-то считалось ошибкой, становится нормой и наоборот, − рассказал Владимир Пахомов.

− Ольга, расскажите, пожалуйста, о проекте «Библиотека грамотности».

− Это проект «Тотального диктанта». В 2020 году мы его придумали. Нам показалось, что библиотека – это идеальная площадка для «Тотального диктанта». Хотя понятно, что площадками становятся и университеты, и школы, и в кафе, и под открытым небом, и космонавты на МКС пишут. Просветительские программы о русском языке в библиотеках проходят не только в день диктанта, а каждый день в течение всего года. Такое партнерство библиотек и «Тотального диктанта» вылилось в проект «Библиотека грамотности». Схожи ценности и интересы: мы тоже хотим говорить о современной русской литературе и русском языке так, чтобы это было интересно и доступно. Не так, как говорят в школе, а так, чтобы заинтересовать самую широкую аудиторию. С 2020 года этот проект существует. За это время мы открыли 83 центра грамотности в 18 регионах России. В Челябинской области пока таких центров нет. Надеюсь, что наше партнерство с фестивалем станет началом партнерства и в этой сфере.

− В каком виде проходит эта передача знаний?

− Самая главная часть проекта – поступление книг в библиотеки. К сожалению, даже в столичных библиотеках не всегда можно найти современные качественные книги о языке. Что уж говорить про провинциальные библиотеки. Это книги не только о русском языке, а о языкознании в целом, современные словари. Многие даже забыли, как ими пользоваться и зачем они нужны. Это учебная литература, некоторое количество книг для детей. Но самые популярные книги – это научно-просветительские, нонфикшн. И сегодня, к счастью, много книг, которые рассказывают о языке не как о своде правил, а как о живом организме, который влияет на нашу жизнь и являются ее отражением. На основе этих книг мы вместе с библиотекарями придумываем интересные методики, как рассказывать о языке так, чтобы это было увлекательно. В рамках фестиваля мы тоже несколько таких методик продемонстрируем. С Владимиром проведем квиз «30 вопросов о русском языке». Он сделан на основе энциклопедии «Русский язык», − анонсировала Ольга Суслова.

Квиз пройдет в рамках Южно-Уральской книжной ярмарки в Копейске и Сатке. А вот в Челябинске можно будет написать демо-диктант и послушать лекцию.

− До лекции будет еще одно интересное мероприятие – демо-диктант. Это пример того, как мы пишем «Тотальный диктант». Это небольшой кусочек текста, который мы напишем и разберем. Разбирать буде председатель экспертной комиссии «Тотального диктанта» в Челябинске Ирина Голованова. Если ей не позволит здоровье, я разберу, − рассказал Владимир. − Это будет текст по произведению Василия Авченко, автора «Тотального диктанта» 2023 года. Напишем кусочек из книги «Дальний Восток: иероглиф пространства». Там очень поэтическое описание Дальнего Востока. Когда выбирали автора, очень хотелось показать писателя, который предан своему региону, малой родине и с любовью пишет о своем родном городе. Василий Авченко – пожалуй самый яркий представитель, в хорошем смысле, региональной литературы. И у участников «Рыжего феста» получится познакомиться и с Дальним Востоком.

− Это принципиальная позиция, чтобы текст автора встречался один раз, а потом уже другой автор? Или были случаи когда разные тексты одного и того же автора были в разные годы?

− Каждый год текст специально для диктанта пишется. Мы так сделали, чтобы не было списывания, текст было невозможно нигде найти или погуглить. Он специально для диктанта создается. До диктанта держится в строжайшем секрете, − объяснил Владимир.

− Один автор с нами один сезон. Мы сезон с ним дружим, работаем, проводим встречи. Потом, конечно, наших авторов не бросаем и много интересного с ними проводим. Но, действительно, каждый сезон у «Тотального диктанта» свой автор и он никогда не повторяется, − добавила Ольга Суслова.

− А как выбираете? Собирается совет «Тотального диктанта» и решает или автор сам пишет?

− Есть такие писатели, которые нам пишут, − улыбается Ольга. – Обычно, конечно, мы собираемся штабом, филсоветом, обсуждаем. У нас нет никакого голосования. Мы просто делимся, кто что прочитал и у кого какие есть интересные имена в голове. Таким демократичным путем автора выбираем.

− Конечно, мы ориентируемся и на списки литературных премий. «Большая книга», «Национальный бестселлер», «Ясная поляна» хорошо отражают картину современного литературного процесса. Кроме того, хочется показать разные грани, разных авторов. У нас были разные авторы: живущие в России и за ее пределами, мужчины и женщины, писатели, которым более интересен исторический контекст, и писатели, которым более интересна современная Россия. Задача «Тотального диктанта» не только показать, что русский язык жив и не сводится к правилам в школьных учебниках. А еще и показать, что современная российская литература существует, что у нас есть прекрасные писатели. И Южно-Уральская книжная ярмарка это тоже очень хороший повод в этом убедиться. Очень распространен миф, что литературы больше нет, что все в 60−70-е годы закончилось, а сейчас черт знает что, только не литература. Это не правда, писатели прекрасные есть, и «Тотальный диктант» очень хочет об этом рассказывать, − пояснил Владимир Пахомов.

− У нас люди, имеющие отношение к законодательству, с завидной регулярностью пытаются язык от чего-нибудь позащищать. Звучат формулировки «язык Пушкина и Тургенева». Ему правда что-то угрожает или с ним все хорошо?

− Я думаю, Александра Сергеевича Пушкина сейчас бы захейтили ужасно, потому что он приблизил высокий стиль к разговорному русскому языку. Это именно то, за что сейчас многих ругают. Потому что вы правы, многим хочется влезть в русский язык и что-то в нем порегулировать, что-то запретить: иностранные слова, жаргон, мат. Много что можно запретить при желании. Но это не получится сделать, потому что невозможно в язык влезть и что-то оттуда искусственно вытащить, а что-то вставить. Мы язык воспринимаем, будто это несамостоятельный малыш какой-то. Или музей – мы должны благоговейно на это взирать и ни в коем случае не трогать своими грязными руками. Но ведь язык должен обслуживать меняющийся мир – он меняется и язык должен меняться. Иначе он, действительно, будет музейным экспонатом. А нам придется перейти на какой-то другой язык, который будет окружающий мир описывать. Так что здорово, что язык меняется и не надо стремиться его все время спасать. Если и надо спасать, то только от тех, кто хочет его от чего-то спасти, − шутит Владимир.

− Совсем простой пример − то же слово «менеджер», которое означает целую профессиональную область. Обычно аргумент «а что бы не сказать администратор, тоже, конечно, слово не исконно русское, но уже исконно советское».

− Не любой менеджер администратор. И очень часто иноязычное слово – попытка приукрасить, в хорошем смысле слова. Бывает мода на иностранные слова. Или русское слово и новое заимствованное выражают похожие реалии, но имеют немножечко разную коннотацию. Мой любимый пример: клининг и уборка, специалист по клинингу и уборщица, − рассказывает Владимир.

− Потому что за уборщицей тянется длинный хвост с ароматом серой тряпки.

− Да, это «куды ты прешь, я только помыла». А клининг – это перчатки, тележка, где какие-то современные моющие средства. То есть за вроде бы похожими словами, обозначающие вроде бы одно и то же, совершенно разная картинка, − объясняет Владимир.

− Слушательница пишет нам: «Внук мой говорит словами на английском языке, портит этим язык. Не понимаю его». Наши коллеги не так давно делали видео, насколько старшее поколение понимает то, о чем говорит молодежь. Задавали им вопросы о том, что такое кринж, рофл и прочее. Не смогли объяснить эти слова и родители, и даже дети некоторые.

− Молодежный жаргон для того и нужен, чтобы взрослые не понимали. Жаргон – это язык замкнутой социальной группы, надо отгородиться от мира этих скучных взрослых. Молодежный жаргон во все эпохи был. На лекции поговорим о жаргоне 60−70-х годов, там очень интересные словечки есть, − рассказал Владимир.

− Владимир, а что делать, если я отношусь к молодежи, но тоже не понимаю терминологию?

− Потому что молодежь очень разная. И жаргон тоже очень неодноротный. 14-летние, 18-летние, 20-летние, 25-летние и 30-летние говорят на очень разных языках. Так что вы можете быть молодым носителем языка и не понимать 14-летних. Потому что это совершенно разные языковые пласты.

− Вы привели в пример кринж и рофл. На самом деле это слова, которые уходят из языка, уже устаревшие. Молодежь так не говорит уже. Вот как быстро это меняется. Тем, кто старше, не нужно учить эти слова, потому что они уйдут довольно быстро, − объясняет Ольга.

− Стесняюсь спросить, какая замена. Что в моде, что в тренде?

− Мы тут недавно опрос проводили в рамках фестиваля «Грамотные выходные». Слово «анскил» очень популярно, слово «зипка» получило вторую жизнь – это куртка на молнии. Эти словечки новенькие, которые сейчас говорит самая молодая молодежь, − объясняет Ольга.

− Есть люди, которые следуют моде и меняют жакет, потому что в этом сезоне фасон не очень. Есть смысл со словами также поступать?

− Мне кажется, это очень неестественно звучит, если это не слова, которые тебе понятны или с которыми ты вырос. Это как человеку надеть на улицу средневековый костюм. Это выглядит нелепо. И если эти слова неестественны для тебя, странно их употреблять. В этом то и прелесть и интерес наблюдать за тем, как все меняется в языке. В подборке центров грамотности у нас есть замечательная книга «Словарь языка интернета». Там словарные статьи, посвященные всяким интернет-словечкам, в качестве иллюстраций даны мемы. Но огромное количество этих слов не понятно современной молодежи. Те слова, которые казались совершенно новыми и были признаком молодой аудитории, сегодня никто не употребляет, – поясняет Ольга.

− То, что с современной русской литературой у нас все в порядке, мы выяснили. И я думаю, сомнению это не подлежит. А все ли в порядке с читателем? Наверняка, в каждом поколении говорят: раньше то читали, а сейчас не читают. Я очень молодежь люблю, но даже у меня иногда возникает ощущение, что народ безграмотный и читает либо мало, либо не то.

− Я сама библиотекарь и прекрасно вижу, как люди читают. Здесь, наверное, то же самое, что и с языком. Мы хотим, чтобы все читали большие толстые книжки, сидя на лавочке в сквере. Сама жизнь изменилась и люди читают сегодня по-другому. Молодежь тоже читает, но не совсем так, как читали их родители. Сейчас большое распространение получила визуальная культура − комиксы. Можно как угодно к ним относиться, но это прекрасная широкая литературная сфера. Есть форматы каких-то коротких текстов, фанфиков и прочего. Здесь вопрос в том, что мы хотим, чтобы люди просто читали или читали какие-то определенные книги, вырабатывали читательский вкус. А это гораздо сложнее и связано с огромным количеством социальных факторов и в том числе, к сожалению, и с комплектованием библиотек. Есть ли книги современных хороших писателей в достаточном количестве в библиотеках? К сожалению, это не так, – признает Ольга.

− А по поводу безграмотности мне кажется странным сравнивать разные поколения, у которых разные жизненный и читательский опыт и разные условия. Потому что раньше чтение было одним из основных видов досуга, сейчас чтение проигрывает во многом. Потому что есть и другие виды досуга. И тем, кто в этот мир пришел уже в эту информационную эпоху, объективно сложнее.

К ЧИТАТЕЛЯМ

Присылайте сообщения в соцсетях ВКонтакте, Одноклассники.

Viber/WhatsApp: +7-904-934-65-77

Также у нас есть канал на Яндекс.Дзен и Телеграм

Почта: kpchel@phkp.ru