Премия Рунета-2020
Челябинск
-18°
Boom metrics
Общество5 октября 2022 12:57

«Убийца искал жертв по объявлениям»: интервью с легендой челябинского сыска о страшных делах, фильмах про полицию и возвращении в 90-е

В честь Дня работников уголовного бывший начальник криминальной милиции пообщался с КП-Челябинск
Летом Виктору Владимировичу исполнилось 75 лет.

Летом Виктору Владимировичу исполнилось 75 лет.

Фото: Валерий ЗВОНАРЕВ

Виктор Владимирович Эбингер в уголовном розыске Челябинска по праву считается легендой. Он заступил на службу в 1967 году и, благодаря строгим принципам, упорству и смекалке раскрыл сотни дел, среди которых есть и серийные убийства. В 90-е, в самый тяжелый для страны период, он был начальником криминальной милиции Челябинска. В отставку вышел в 2006 году, после чего еще 10 лет преподавал в университете. О нем можно смело снимать сериалы и писать книги – они точно станут хитами. Сейчас Виктору Владимировичу 75 лет, но он не перестает поражать своей дикторской речью и остротой ума.

Ко Дню работников уголовного розыска журналист КП-Челябинск пообщался с человеком-легендой о фильмах про полицейских, изменчивой природе криминала и леденящих кровь преступлениях. Также Виктор Эбингер дал ответ на волнующий тысячи людей вопрос – вернемся ли мы снова в страшные 90-е.

- Вы раскрыли сотни дел, вас называют легендой челябинского сыска. Скажите, какие дела вам запомнить больше всего. Были ли такие, по закрученным сюжетам которых можно снимать фильмы?

- За 40 лет каждое дело оставило такой осадок, что когда начинаешь вспоминать... Одно из последних - «Свадебное платье», как мы его называли. Дело, оставившее горький осадок. Убийца по газете бесплатных объявлений выбирал те, где предлагалось к покупке свадебное платье. Он шел на покупку и все заканчивалось трагедией.

Мы подготовили тогда специально для него ловушку. Но, когда газеты принесли, оказалось, что объявлений слишком много. К следующему тиражу дали все объявления, кроме нашего. Но он к тому моменту сменил профиль. Начал ориентироваться на объявления по поиску работы. Поймали его «на живца». Сотрудница ждала его возле дома Спиридонова и разглядела среди множества проходящих мужчин. Сразу поняла, что это он. Там мы его и задержали.

Вспоминать прошедшие дела сложно. И я всегда говорил оперативным работникам: «Ты до тех пор можешь работать в розыске, пока ты неравнодушен к чужому горю. Если оно у тебя не вызывает никакого чувства, тебе надо уходить».

Фильмы снимали. Приезжала бригада Леонида Каневского снимала фильм по делу банды Колчина, сюжет в программе «Легенды советского сыска» на «Звезде». Да много всего было!

- Не отходя от темы кино. Скажите, как вы смотрите фильмы с детективными сюжетами? Нет ли у вас ощущения, что они написаны непрофессионалами без консультации с настоящими специалистами?

- Коль вы затронули эту тему, давайте ее рассмотрим с двух сторон. Вот с первой стороны все эти «Ментовские войны», «Улицы разбиты «фонарей», «Балабол», «Пёс» - это всё чушь. Китч. Это издевательство над профессиями, над людьми, которые в ней работают, служат почти всю свою сознательную жизнь. Как я уже говорил, более-менее объективно снимает фильмы Каневский - «Следствие вели» и на канале «Звезда» «Легенды Советского сыска», по реальным делам. А фильмы, которые сейчас идут по ТВ - это все хлам.

«Фильмы, которые сейчас идут по ТВ - это все хлам»

«Фильмы, которые сейчас идут по ТВ - это все хлам»

Фото: Валерий ЗВОНАРЕВ

Фильмы, которые снимались до 90-х годов, согласитесь, были намного серьезнее. Тот же фильм «Место встречи изменить нельзя» - классика. «Лекарство против страха», «Визит к минотавру» про знаменитую кражу скрипки Вивальди. Это были фильмы!

Но теперь и вторая сторона вопроса. Эволюция преступного мира. Я не знаю с чьей подачи, но со второй половины девяностых годов в киноискусстве началось обеление криминала. Пошли фильмы, где бандиты по существу изображались Робинами Гудами. Когда все их вожачки, главари и прочие начали выходить на внешний уровень, так сказать, из подполья, им потребовалась гласная жизнь, легализация денег и все прочее. Это первый этап. А второй - навязывание мысли, что даже самый плохой бандит может стать хорошим человеком. Посмотрите фильм «Настоятель» и «Настоятель 2». Там лидер преступной группировки, вдруг перековался в священника и начал проповедовать. И когда он пытается расправиться с одним из преступных организаторов, тот ему говорит: «Да какое ты имеешь право? Ты вспомни, как сам убивал» .

- То есть, вы считаете, что преступник не может исправиться и стать добропорядочным человеком?

- В криминалистике есть понятие modus operandi system - образ мысли и действий. Я всегда утверждал, что внешний лоск навести можно. Можно сменить малиновые пиджаки и золотые цепи в палец толщиной на фрак, смокинг и галстук. Но образ мысли и действий изменить нельзя. И все равно волк останется волком даже в овечьей шкуре, даже если вы его подстрижете как барашка. Но, увы, должен вам сказать, что многие из тех, кто занимались криминалом в 80-е и 90-е годы потом стали видными коммерсантами, бизнесменами, депутатами некоторые даже. Красуются на обложках. Но мы то знали, что нутро у него все равно то же. Душонка-то гнилая. И она такой и останется.

- Вы говорили, в том числе, о картине «Место встречи изменить нельзя» и вспоминая легендарных персонажей из этого фильма, хочется сказать - вы ведь сами для многих действующих полицейских легендарная личность, пример для подражания. А у вас такие примеры были?

- Безусловно! Я пришел в систему в далеком 67-м году. И еще дорабатывало поколение оперативников-фронтовиков, «Шараповых». Они, придя сразу после войны, столкнувшись здесь в первые годы после войны с разгулом бандитизма, сумели его перебороть. И нашему поколению они уже передавали самоотверженность и принципы.

- Насколько я понимаю, вы так вдохновились, что начали изучать историю сыска, выступать в качестве консультанта.

- Это естественно. Я после ухода в отставку 10 лет преподавал на юрфаке и факультете подготовки сотрудников правоохранительных органов. Так что, безусловно, меня интересовали вопросы становления, развития именно российской сыскной работы, борьбы с преступностью. Я вам скажу, что российская история достаточно известна и знаменита в мире. В частности в 1908 году на съезде криминалистов российский сыск был признан лучшим. И, учтите, что по уровню технического обеспечения мы еще были от европейских возможностей несколько подальше. Но были личности, оставшиеся в истории.

- Есть миф, что сейчас полицейским работать стало проще: везде камеры, все цифровизировано, все в интернете. Как вы думаете, это так?

- Казалось бы так, но у каждого поколения оперативных сотрудников свои проблемы и трудности. Безусловно, невозможно современных оперативников вернуть в нашу эпоху, когда все вооружение состояло из карандаша, блокнота и пистолета, и шкафов с бесчисленными картотеками, в которых надо было рыться. Представить такое сложно.

И преступность другая была. Встречали в темных местах, снимали пальто, специальные женщины за ночь его распарывали и перешивали, а утром продавали на барахолке. Сейчас такого нет. Потом, в эпоху всеобщего дефицита, из квартир выносили ковры. Во второй половине 70-х годов один такой «специалист» ездил на велосипеде и высматривал, кто какой ковер вывесил. Они тогда дефицитные были, без ковра, знаете, квартира не квартира. И этот человек с помощью удочки и крючка их вытаскивал.

Кто бы сейчас стал воровать хрусталь или книги? Был в Челябинске один вор, который специализировался исключительно на книгах. Он ходил, смотрел в окна на первые этажи и было видно, что квартира приличная или неприличная. Если приличная, значит есть книги. И он через форточку туда, брал несколько книг, выносил тут же. Ведь несмотря на то, что книг издавалось очень много, стоили они! Люди макулатуру сдавали, чтобы получить талончик, на который можно было купить книгу. Люди записывались на книги. А сейчас кто бы стал?

Хотя в 60-е и 70-е годы мы ещё не знали, что такое кража автомобиля. Их не было! Машины были по счету, в частных владениях. Куда с ним денешься, если украдешь? Это уже потом, когда автомобиль стал не роскошью, а средством передвижения, все началось.

«У каждого поколения оперативных сотрудников свои проблемы и трудности»

«У каждого поколения оперативных сотрудников свои проблемы и трудности»

Фото: Валерий ЗВОНАРЕВ

Зато то поколение не знало такого разгула наркомании и наркобизнеса. Я вам скажу, что до 90-х годов в оперативных аппаратах уголовного розыска в Челябинске был только один сотрудник, который занимался этой проблемой. В 85-м, когда ввели сухой закон, образовался вакуум, который тут же начали заполнять. Сначала исчезли таблетки от кашля, тут же ловкачи научились из некоторых официальных медикаментов производить, а следом грянули тяжелые наркотики: героин и прочее, прочее. Посмотрите, сегодняшняя жизнь заставила создать целое подразделение, которое специализируются только на борьбе с наркобизнесом. Большущее подразделение, и работы у него выше крыши.

То, что нашему поколению можно поставить в заслугу. Челябинский уголовный розыск одним из первых в стране ввел компьютеризацию и автоматическую дактилоскопическую систему. Знаете, что такое дактилоскопия?

- Отпечатки пальцев?

- Да! Но как работали мы до 90-х годов? Находите на месте преступления отпечаток пальцев. У вас есть большущая картотека отпечатков пальцев всех людей, которые когда-то попадались в поле зрения. Каким образом найти среди них нужный? Бери лупу и перебирай карты, сравнивай, до тех пор, пока тебе повезет или не повезет. А мы одними из первых в стране, с помощью миасской фирмы, еще большая благодарность мэру Вячеславу Тарасову - большому энтузиасту технологий, сумевшему найти деньги, одними из первых в стране ввели автоматическую систему. Все известные отпечатки в базе, найденный вводишь, и она сама выдает, есть у нее такой в базе или нет. Современные оперативники могут это делать сразу на месте происшествия.

Также одной из первых в стране в Челябинске была запущена геномная лаборатория. Это сейчас экспертизу на каждом шагу можно сделать. Тогда это была жуткая новинка. И она позволила нам точно определять человека по найденной крови.

Но, согласитесь, преступность - социальное явление нашего общества. И от нее никуда не денешься. Меняется общество, меняется преступность. На смену откровенной стрельбе и бандитизму пришли, я бы сказал, интеллектуальные способы совершения преступлений. В конце 90-х, 00-х и сейчас - это мошенничество. И если вначале это были легкие схемы. В середине 80-х годов вспомнили из Древней Греции наперсточки. Больше двух тысяч лет назад еще людей «накалывали» с помощью скорлупок от грецких орехов и шариков. Но сейчас все идет на уровне технологий высочайшего класса. Я уже не говорю про элементарные разводы, связанные с звонками по телефону. Новые технологии позволят снять с вашего счета деньги без вашего присутствия.

Надо отдать должное, преступный мир консервативностью не отличается. Все новинки они успевают быстрее обратить в свою пользу. Например, когда английский изобретатель создал переносный газосварочный аппарат, его отказались запатентовать, признали никчемным. Но преступники Лондона уже через 3 месяца купили этот аппарат и вскрыли сейф в одном из банков. И все идет друг за другом. Когда придумали сложнейшую сигнализацию на автомобилях, преступники тут же нашли способ купить сканеры, которые считывали это сигнализацию и отключали автомобиль.

Да, камеры и прочее, прочее помогают, но жизнь не облегчили они оперативным сотрудникам. Проблем стало не меньше, они стали другого уровня. Требующие других знаний, навыков, умений. Но суть не изменилась и проблем хватает. Конечно, сейчас в стране стало спокойнее. Изменилось число мягких с точки зрения агрессии преступлений. Надо отдать должное, что сумели перебороть 90-е годы. Это жуткое десятилетие было. Я вам для сравнения скажу, что количество убийств, в сравнении с послевоенными 50-и годами, по Челябинской области увеличилось почти в 9 раз.

Оказывается, раньше крали даже книги.

Оказывается, раньше крали даже книги.

Фото: Валерий ЗВОНАРЕВ

- Вы упомянули 90-е. Что это за время было с вашей точки зрения? В плане преступности, жизни людей, как вы оцениваете этот период?

- В 85-м году началась перестройка. И, как мы уже обозначили, в 90-е годы мы вошли с наркобизнесом. В том числе с героином. И наркобизнес предполагает организаторов, что все это структурировано. И курьеры, и организаторы, и реализаторы, и нижнее звено потребителей, которые втягиваются в это дело и неизбежно встают на преступный путь добычи средств для приобретения наркотиков. Это первое.

Второе - в конце 80-х официально начали существовать всевозможные кооперативы, товарищества с ограниченной ответственностью и прочее, прочее. Тут же родилась вторая преступная линия - это крутые мальчики, которые начали заниматься рэкетом. Все это превратилось в организованную преступность. В 90-е годы получило распространение явление, которого раньше было гораздо меньше, так называемые «законники». Официально государство не признавало у нас наличия профессиональной преступности, но мы-то знали и делили их по, выражаясь их языком, «мастям», то есть предпочтениям по видам преступления и профессиональным навыкам по жизни. Но их не видно и не слышно было. Они были задавлены. А в 90-е это вспыхнуло! Прям, что ни город, то какой-нибудь вор в законе есть обязательно.

У них встала в это время еще одна проблема. Старые воры в законе, жили по воровскому кодексу: не работать, не иметь семью, не иметь собственности, не вступать в контакты с официальной властью. А тут они повылазили, причем начали афишировать, кто они такие! И молодняк этот, который вылез на руководящие роли преступных организаций, потребовал смены требований к посвящению в этот сан. Если раньше кандидат должен был пройти определенные ступени уголовной иерархии, при этом не запятнать биографию, не иметь позорных судимостей, в частности, за хулиганство и половые преступления, и обязательно отбыть срок в колонии. То тут, под натиском этих молодых, было принято решение, что можно и купить это звание. Появились «апельсины» так называемые, объявившие себя ворами в законе. У них не было принципов, их уровень жестокости и агрессии намного превосходил предыдущие поколения.

«Это жуткое десятилетие было».

«Это жуткое десятилетие было».

Фото: Валерий ЗВОНАРЕВ

Это десятилетие родило еще преступное явление, с которым приходится уже реже, но бороться сегодняшним оперативным сотрудникам - это заказные убийства. Сначала нанимали случайных людей, потом это стало выгодной профессией. И это, с точки зрения оперативно-розыскной деятельности одно из сложнейших для полного раскрытия преступлений. В начале были простые схемы - заказчик, исполнитель, жертва. Когда стали их «хлопать», появилась схема «заказчик, организатор, исполнитель, жертва». Уже трехступенчатая. А потом мы столкнулись с уже четырехступенчатой схемой «заказчик, организатор, директор, исполнитель», при которой обнаружение нижних двух звеньев не дает возможности получить доказательство на основное действующее лицо. Вот это все - 90-е годы.

- Людей до сих пор пугают «возвращением в 90-е», в этот сложный период. Как вы думаете, это возможно?

- Нет! Возвратиться назад нельзя. А поскольку мы собрались в преддверии Дня уголовного розыска, скажу вам. К чести сотрудников, несмотря на этот анархизм и дикий капитализм 90-х, одна из организаций, выстоявших стойко - это уголовный розыск. Причем выстояла, не меняя своих принципов, убеждений, стоя на охране каждого простого человека. Несмотря на все сложности, трудности, политические и идеологические требования, меняющееся видение всей этой коррупционной закваски, начиная с самого верха. Честь им и хвала, они остались верны долгу и присяге, которые они когда-то давали. Не щадя живота своего людей защищать.

Сейчас государство окрепло. Скажу термин из далекого прошлого, тогда было такое слово «несуны». Это была проблема на всех промышленных предприятиях. Каждый старался что-нибудь унести со своей работы. Болтик, гаечку, где что выпускали. И эта проблема наносила значительный экономический урон стране. И в беседе с одним «несуном» я в сердцах спросил его: «Ну когда вы прекратите воровать на предприятиях?», а он мне ответил: «Ха! Когда прекратит воровать начальник цеха! Прекратит он, заставит бросить воровать мастеров! А мастера заставят бросить слесарей!».

Так что не будет возврата в 90-е. Государство окрепло, стало правозаконным. Вакханалии, разгула преступного мира больше не будет. Надеюсь, мы не будем видеть рядом с высшими эшелонами власти всяких Квантришвили, Березовских и прочих, прочих.

К ЧИТАТЕЛЯМ

Присылайте сообщения в соцсетях ВКонтакте, Одноклассники.

Viber/WhatsApp: +7-904-934-65-77

Также у нас есть канал на Яндекс.Дзен и Телеграм

Почта: kpchel@phkp.ru