Премия Рунета-2020
Челябинск
+14°
Boom metrics
Политика7 сентября 2023 6:30

«Подойти не как чиновник, а как женщина»: Яна Лантратова — о «Законопроекте детей из Челябинска» и первых поездках на Донбасс

И сложно работать в Федеральном собрании, когда вокруг столько харизматичных мужчин, — в свежем выпуске «Женщины в большом городе» на радио «Комсомольская правда» (95,3 FM)
Правозащитница, общественный деятель и депутат Госдумы РФ Яна Лантратова на интервью в проекте «Женщины в большом городе»

Правозащитница, общественный деятель и депутат Госдумы РФ Яна Лантратова на интервью в проекте «Женщины в большом городе»

Фото: Егор ИВЛЕВ

В эфире радио «Комсомольская правда-Челябинск» (95,3 FM) новый выпуск проекта «Женщины в большом городе» — об успешных, ярких и энергичных представительницах Южного Урала. Гостьей студии стала правозащитница, общественный деятель и депутат Госдумы РФ Яна Лантратова. Вместе с ведущей программы — директором челябинского филиала медиахолдинга «Комсомольская правда» Екатериной Парфеновой они поговорили о женском подходе к решению насущных проблем и о том, в чем его преимущества.

— Яна Валерьевна, скажите, насколько сложно работать в Федеральном собрании, когда вокруг столько харизматичных мужчин?

— Когда я стала депутатом и впервые увидела зал, в который обычно никого не пускают, кроме самих депутатов, моим первым ощущением было смятение. Вокруг много людей, которых видишь в СМИ, по телевидению, которые много делают, чтобы изменить судьбу страны в лучшую сторону. Но это ощущение длилось несколько минут, а потом я четко поняла, что есть огромная ответственность перед женщинами, которые смотрят на тебя и думают: «Ну давай-же, докажи! Докажи, что женщина в политике может чего-то добиться!». И ответственность перед избирателями, которые доверили мне сюда прийти, чтобы улучшить их качество жизни и качество образования. Внутренняя ответственность дала мне сил.

В первый раз было тяжело выходить на трибуну, но мне было интересно, поэтому я даже стала расспрашивать других депутатов. Я говорила, что переживаю, даже если знаю тему. А мне отвечали, чтобы я не переживала — так все волнуются и выступать тяжело только в первый раз. Потом к этому привыкаешь и понимаешь, как это работает.

Повестку дня нам присылают поздно вечером. Где-то в 21:30, в 22:30, а она огромная. Есть первый вариант — не смотреть ее и идти на заседание, но тогда ты не будешь понимать, в чем суть законопроектов. Есть второй вариант — перед заседанием готовиться, читать пояснительные записки, законы, изучать кто и с чем не согласен. Чтобы не получилось, что ко второму чтению внесут поправку, а она не то что меняет в корне закон, а создает лазейку, опасную лазейку для людей в будущем. И если не прочитаешь, не увидишь этого, получается, что не проконтролировал и ответственность не выполнил.

И вот ты ночью готовишься, не высыпаешься, приходишь на заседание. Тебе не все равно, ты отстаиваешь позиции людей, добиваешься результатов и убеждаешь зал принимать законы. В этот момент становится спокойно. Вообще все зависит не от женщины или мужчины, а от того, как человек относится к задачам.

— Я так понимаю, вы испытываете драйв от работы.

— Я честно хочу сказать, что испытала невероятные впечатления, когда приехала в Челябинскую область. В Чебаркуль и там встретилась с детками из детских домов, которые рассказали о проблеме регистрации сирот. Что когда они выпускаются из детских домов, их выписывают из него, и они остаются без регистрации, а когда нет регистрации — это нарушение закона. Кроме того, ребенок ни трудоустроиться не может, ни льготы получить, ни пособия и попадает в вакуум.

Я, когда услышала это и стала изучать, выяснила, что в такую ситуацию в стране попали 90 тысяч человек. И когда я подготовила законопроект — назвала его «Законопроект детей из Челябинска» — подала его, получила отрицательное заключение Правительства. Министерства оказались против этой истории. Мне сказали — это не вариант, не получится. И тогда я по-женски подумала, а что можно сделать.

Я нашла статистику, обратилась к другим депутатам. Я убедила из каждой партии женщину, причем активную, и мы договорились, что вместе пройдем все комитеты. И вот, мы их прошли. В общей сложности 16 часов провели. В одном из них все были мужчины, и мы убеждали, убеждали. Они переглядывались, спрашивали — вы так уверены? И мы добились вынесения на заседание. А потом распределили роли. Каждая женщина от фракции вышла и высказала свою позицию. А я вышла последняя и сказала: «Уважаемые коллеги, это — "Законопроект детей". Если бы он помог одному ребенку — это дело, а он помогает 90 тысяч детей».

Мы поменяли заключение правительства. Законопроект был принят в трех чтениях, и президент его подписал. А председатель Госдумы РФ Вячеслав Володин назвал его самым важным законопроектом весенней сессии. Вот так женщины могут подойти не по-чиновьичьи, а по-женски. С одной стороны, сложно женщине, говорят — не получится! Но если правильно использовать все с точки зрения человечности и другого взгляда на вещи, то все получится. Мужчины со своей стороны анализируют, а женщины подходят с другой — гуманистической стороны.

— Если это объединить, то будет отличный результат! Я знаю, вы одна из первых женщин, посетивших территорию ДНР еще в 2014 году. Одной из первых отправились помогать с начала СВО. Много добрых дел сделали, детских жизней спасли. Как вы пережили все?

— Несмотря на то, что я в данный момент по статусу политик, я сначала представляюсь как правозащитник, а уже потом политический деятель, потому что я себя ощущаю правозащитницей. Когда я начинала свою деятельность, я защищала права детишек-сирот. Права тех, кого колют психотропными препаратами, лишают дееспособности и отбирают государственные квартиры. Это была схема. И когда я занялась этим, удалось вернуть 37 квартир, которые у детей такими методами отобрали. Естественно, когда люди узнавали, они стали писать обращения. В тот момент их много пришло по фактам насилия над детьми, я передала все в правоохранительные органы и посадила 75 педофилов.

К 2014 году сформировалось большое всероссийское движение добровольцев — Союз добровольцев России. 77 региональных отделений. К нам начали много людей обращаться. И как раз тогда в 2014 году мне позвонила женщина из Краматорска. Я в это время укладывала спать сына, а она плакала в трубку и просила, как мать помочь, потому что в подвале в то время находились 3 000 детей.

Я на следующий день туда уехала, взяла добровольцев, гуманитарную помощь. Проехала границу. Первый город, который я посетила, была Горловка. Проходила в подвалы, где сидели дети, беременные женщины, мамы. Где, кстати, люди умирали. Морально не просто было. Но дети выбегали, когда стрелять переставали, ложились на пол автобуса. Мы вывезли на тот момент 2 700 мам и детей, а также 127 раненых деток. Взаимодействовали вместе с доктором Лизой. А потом тема Донбасса и не останавливалась.

С начала СВО я приехала в Мариуполь. Никогда не забуду семилетнюю Диану, которую мне посадили на ручки. А я не знала, что расстреляли машину, где находилась ее семья. Она между трупами родителей четыре часа просидела. И когда она заговорила, я не знала, что делать. Я не забуду, когда четырехлетний Никита не мог напиться водички, потому что 27 дней был без воды, еды и тепла. Когда стреляли, он не вздрагивал, но он знал из какого оружия стреляют. А потом шутил: «Мама, мама, как повезло, что я мяса не ем. Где бы ты мясо достала?»

Тема Донбасса проходит через мою жизнь, и когда я приезжаю в школы и встречаюсь с детками, есть те, кто понимаю, а есть те, которые этого не понимают. Почему так происходит. И когда ты приходишь как человек, который там был, который все видел своими глазами, они верят.

У меня слезы на глазах наворачиваются, когда вспоминаю моменты. Это искреннее какое-то отношение, и ты уже не можешь без этого жить. Я туда уезжаю и вижу, что сын переживает. Где-то есть угрызения совести перед ним. Конечно, и родители переживают. Я стараюсь не говорить им, что там. Говорю — в регионе, связь плохая. А они спрашивают — ты снова туда?

— Кстати, если кто-то из слушателей вдруг не знает, благодаря Яне Лантратовой «Комсомольская правда-Челябинск» увезла гуманитарный груз к началу прошлого учебного года. Это была фура с книгами, подарками канцелярскими для деток. Мы совместно увозили с Натальей Шурпой, директором розничной сети «Вечерний Челябинск».

— Люди видят, это поддержка, это дает им силы. Я безумно горжусь. Недавно мы делали «Пикник для СВОих». Его организовывала Ирина Текслер с Фондом 2020. И я увидела, сколько неравнодушных людей у нас есть, которые стали тылом для ребят на передовой.

— Что вы делаете, если у вас что-то не получается?

— Если брать историю правозащитную, бывает, что что-то не получается. Я сложно это переживала. Я по жизни перфекционист и мне важно, чтобы все получалось. Но при этом, когда я встречаюсь со студентами, школьниками, я рассказываю не только про успехи. Рассказываю истории, когда падала, но вставала. Когда вроде все разбивалось, но ты пытался найти обход и добиться решения.

— А для решения проблемы обычного человека вы можете пойти к лидеру партии? К губернатору?

— Хожу постоянно. Это знаете, есть теория в жизни, что все беды в мире происходят по вине равнодушных людей. И когда говорят, что это частная история — я не согласна. Не бывает частых историй. Система — это совокупность частных случаев. И когда проходишь мимо чужой беды и кажется, что тебя это не касается, тогда общество обречено. Частный случай всегда следствие какой-то ошибки в системе. Ко мне разные люди обращаются, я лично объездила огромное количество муниципалитетов. Дальше, дальше, дальше, чтобы лично провести приемы. Приходят бабушки, многодетные, малообеспеченные. Огромная работа по семьям мобилизованных и погибших в СВО. И когда возникает конкретная проблема и я понимаю, что упираюсь и мне не хватает ресурсов, я иду к лидеру партии, к губернатору. И всегда получаю обратную связь и помощь. У нас губернатор очень человечный и он внимательно относится к этим вещам.

— Как вам удается сочетать материнство и работу?

— Это болезненная для меня история. Это всегда сложно. Я благодарна сыну, родителям, которые помогают. Которые всегда просят написать, как я долечу. Когда у женщины есть самое важное — семья, а с другой стороны работа, я стараюсь максимально четко для себя определить, когда я здесь, а когда я там. Иногда получается, иногда нет. Но я стараюсь находить компромисс.

— А какие пять вещей всегда находятся в вашей сумочке?

— Моя дамская сумочка всегда тяжелая. Помимо стандартных вещей, таких как ручка, блокнот, телефон и зарядка, у меня всегда в паспорте фото сыночка, а на заставке телефона всех родных. То есть фото близких людей. А еще мне мама как-то подарила маленькую фарфоровую лошадку. Я с детства увлекаюсь лошадьми и теперь у меня есть лошадка-талисман в сумочке.

— Пожелайте что-нибудь нашим радиослушательницам!

— Наверное, учитывая ответы на вопросы, никогда не разочаровываться и не опускать руки — это первое. А второе, мне нравится фраза «Всегда беги в сторону своей мечты. Если не можешь бежать — иди, не можешь идти — ползи, а не можешь ползти — лежи в сторону своей мечты». Это крайне важная вещь, нужно просто взять себя в руки и все обязательно получится!

К ЧИТАТЕЛЯМ

Подписывайтесь на нас во «ВКонтакте» и «Одноклассниках».

Следите за важными событиями в «Яндекс.Дзен» и «Телеграме».

Присылайте новости на Viber и WhatsApp по номеру: 8 904 934-65-77 или на почту kpchel@phkp.ru.