Премия Рунета-2020
Челябинск
+14°
Boom metrics
Туризм19 сентября 2023 2:00

«Если будете тянуть, ребенок окажется мутантом»: челябинский «атомный поселок» стал сценой для спектакля

Журналист КП-Челябинск побывал на театральной постановке в «сталинской Припяти»
Территория ликвидированной лаборатории по-прежнему опасна для человека.

Территория ликвидированной лаборатории по-прежнему опасна для человека.

Фото: Павел ПОНОМАРЕНКО

Поселок Сокол — отдаленный тихий уголок в окрестностях Снежинска: полтора десятка дач в сосновом лесу на берегу озера Сунгуль, несколько трехэтажек, небольшой клуб. Еще в начале 1930-х гг. там построили санаторий для сотрудников НКВД — конструктивистское здание по проекту свердловского архитектора Георгия Голубева. В Великую Отечественную войну санаторий стал госпиталем для раненых, а после Победы, когда стартовал советский атомный проект — общежитием для ученых. В 1946 году там была создана секретная «Лаборатория Б» — ее сотрудники занимались исследованиями в области радиоактивных материалов и влияния радиации на живые организмы.

Скульптура «Дразнилка», которая вызвала скандал в Кыштыме, нашла в поселке Сокол второй дом.

Скульптура «Дразнилка», которая вызвала скандал в Кыштыме, нашла в поселке Сокол второй дом.

Фото: Павел ПОНОМАРЕНКО

За короткое время в лесу, подальше от любопытных глаз возвели целый комплекс: несколько лабораторных корпусов, два вивария для подопытных животных, мастерские, склады. Санаторий начал превращаться в поселок — появились школа и детский сад, руководителей лаборатории стали селить в специально построенные коттеджи, а на пригорке на берегу озера возвели двухэтажный коттедж-гостиницу.

Коттедж-гостиница 1950-х годов постройки до сих пор принадлежит структурам «Росатома».

Коттедж-гостиница 1950-х годов постройки до сих пор принадлежит структурам «Росатома».

Фото: Павел ПОНОМАРЕНКО

Несколько лет в начале 1950-х гг. там работала Аргента Антониновна Титлянова — в секретную лабораторию на Южный Урал ее направили по распределению после окончания Ленинградского университета. Спустя десятилетия о работе в «атомном поселке» она напишет в своих мемуарах «Рассыпанные страницы». Их и взял за основу для своего иммерсивного аудиоспектакля «Сунгуль. Повесть о прошлом» режиссер-постановщик Свердловского академического театра драмы Дмитрий Зимин.

Режиссер аудиоспектакля «Сунгуль. Повесть о прошлом» Дмитрий Зимин.

Режиссер аудиоспектакля «Сунгуль. Повесть о прошлом» Дмитрий Зимин.

Фото: Павел ПОНОМАРЕНКО

«Зрителю-слушателю» предлагают совершить полуторачасовую прогулку-погружение по зданию санатория-общежития и его окрестностям. Этот путь ему предстоит пройти вместе с героями — физиками и химиками, учеными-немцами и руководителями-чекистами; узнать о том, как молодые советские атомщики вели исследования и проводили досуг.

Клуб «Химик» — он до сих пор так называется.

Клуб «Химик» — он до сих пор так называется.

Фото: Павел ПОНОМАРЕНКО

События разворачиваются по маршруту, от точки к точке. Рассказ о философских беседах вчерашних студентов с профессором Николаем Тимофеевым-Ресовским («Зубром» из одноименного романа Даниила Гранина) ведется на живописном берегу озера Сунгуль с Вишневыми горами на горизонте.

Озеро Сунгуль. Советские ученые жили и работали среди великолепной природы.

Озеро Сунгуль. Советские ученые жили и работали среди великолепной природы.

Фото: Павел ПОНОМАРЕНКО

А повествование о смертельно опасных радиационных экспериментах подводит слушателя по едва угадываемым тропинкам густого леса к черному забору с заостренными пиками и желтыми знаками радиационной опасности: в 1955-м, после расформирования лаборатории, здания, где проводились исследования, были снесены, а обломки — накрыты саркофагом. Внутри огороженной территории, согласно рассказу, по-прежнему сильно «фонит».

Остатки «Лаборатории Б» скрывает густой лес.

Остатки «Лаборатории Б» скрывает густой лес.

Фото: Павел ПОНОМАРЕНКО

Старая школа заброшена и разорена прямо как в Чернобыльской зоне отчуждения.

Старая школа заброшена и разорена прямо как в Чернобыльской зоне отчуждения.

Фото: Павел ПОНОМАРЕНКО

— Девушка, а вы хотите иметь детей? Не сейчас? А вот жалко, что не сейчас. Если вы будете тянуть, то либо останетесь бесплодными, либо ребенок окажется мутантом. Если даже родится нормальным — будет нести в себе гибельные мутации, — рассказывает врач 23-летней Аргенте. — Выход, к сожалению, один: немедленно замуж, без всякого нытья о любви, — и беременность. Чем раньше — тем выше шанс иметь здоровое потомство. Помните главное: развестись никогда не поздно. Брак — это общественная ячейка, любовь вообще ни при чем. Вы — жертвы атомного времени.

В арт-экспозиции есть и фотография группы молодых атомщиков. Фото: otdelnov.com

В арт-экспозиции есть и фотография группы молодых атомщиков. Фото: otdelnov.com

Недавно Аргенте Антониновне исполнилось 94 года. У нее двое детей, четверо внуков и шестеро правнуков. Дмитрий Зимин при работе над спектаклем с ней много консультировался, она даже утверждала актеров озвучки и сама озвучила для спектакля некоторые авторские отступления и примечания.

Пока постановка доступна лишь для участников экскурсий в поселок Сокол, однако создатели планируют в ближайшее время переформатировать ее для стриминговых сервисов.

Балкон коридора санатория выходит прямо на озеро.

Балкон коридора санатория выходит прямо на озеро.

Фото: Павел ПОНОМАРЕНКО

Спектакль «Сунгуль. Повесть о прошлом» — часть большого проекта Уральской индустриальной биеннале современного искусства. Еще два года назад поселок Сокол и давно не используемый по назначению корпус санатория-общежития стали резиденцией биеннале — тогда целый этаж здания с заброшенными коридорами и комнатами превратил в концептуальную арт-галерею художник Павел Отдельнов, который неделю прожил в этом корпусе и создал два десятка работ. Его проект получил имя «Звенящий след» — он посвящен истории создания атомного оружия, советскому атомному проекту, Кыштымской аварии 1957 года и ее последствиям, растянувшимся почти на 70 лет.

Коридор бывшей здравницы превращен в арт-галерею.

Коридор бывшей здравницы превращен в арт-галерею.

Фото: Павел ПОНОМАРЕНКО

Бетонный знак радиационной опасности такой же, какие стоят по берегам реки Теча.

Бетонный знак радиационной опасности такой же, какие стоят по берегам реки Теча.

Фото: Павел ПОНОМАРЕНКО

Работы посвящены разным явлениям одной темы: расселенным деревням и зараженным водоемам, строителям атомных объектов и ликвидаторам радиационных аварий, глубокой секретности, которая окружала и до сих пор окружает все, что связано с атомной промышленностью, и слухам и домыслам, которые всегда в изобилии сопровождают любые тайны.

Не пропущенные цензурой письма служивших возле Озерска солдат тоже аккуратно написаны краской на стене.

Не пропущенные цензурой письма служивших возле Озерска солдат тоже аккуратно написаны краской на стене.

Фото: Павел ПОНОМАРЕНКО

Облупленную фреску из столовой расселенной деревни Муслюмово художник Павел Отдельнов скрупулезно перерисовал вместе со всеми изъянами.

Облупленную фреску из столовой расселенной деревни Муслюмово художник Павел Отдельнов скрупулезно перерисовал вместе со всеми изъянами.

Фото: Павел ПОНОМАРЕНКО

Эта береза — очевидец аварии 1957 года. Темное пятно в центре — след от радиации.

Эта береза — очевидец аварии 1957 года. Темное пятно в центре — след от радиации.

Фото: Павел ПОНОМАРЕНКО

Часть оригинальных работ, написанных маслом на холсте, заменены на авторские копии, все остальное осталось таким же, как и два года назад. За сохранностью большой инсталляции следит собственник здания, отставной пожарный Алексей Липатников — он же проводит экскурсии для желающих.

Собственник здания Алексей Липатников погружает гостей выставки в «атомный» контекст, не скупясь на эмоции.

Собственник здания Алексей Липатников погружает гостей выставки в «атомный» контекст, не скупясь на эмоции.

Фото: Павел ПОНОМАРЕНКО

— Мы здесь сперва устроили лазертаг: дети играют, родители, которые их привезли, на лавочке сидят. И меня мало-помалу стали спрашивать: «А что здесь было раньше?». Дошло до того, что люди стали приезжать сюда специально и говорить: «Не надо нам лазертаг, расскажите, что здесь было?», — рассказывает Алексей Липатников. — Так я и стал экскурсоводом, прошел обучение и аккредитацию, а затем на меня вышли ребята из Уральской биеннале. Люди сюда приезжают постоянно: в прошлом году тут побывало 4 тысячи человек.

В сезоне 2023 года объект в поселке Сокол вновь стал лабораторией — но уже не ядерной физики, а современного искусства. Вместо радиационных исследований — работа с территорией, на которой расположены арт-объекты. На генеральный прогон спектакля пригласили не только журналистов, но и жителей поселка: даже старожилы признавались, что не подозревали о том, чем здесь на самом деле занимались ученые-атомщики в начале 1950-х гг.

Премьера спектакля состоится в рамках очередной экскурсии в Кыштым и поселок Сокол 24 сентября, которую проводит команда Уральской индустриальной биеннале совместно с Департаментом креативных индустрий Агентства международного сотрудничества Челябинской области. Подробности — на сайте проекта.

К ЧИТАТЕЛЯМ

Подписывайтесь на нас во «ВКонтакте» и «Одноклассниках».

Следите за важными событиями в «Яндекс.Дзен» и «Телеграме».

Присылайте новости на Viber и WhatsApp по номеру: 8 904 934-65-77 или на почту kpchel@phkp.ru.