Премия Рунета-2020
Челябинск
+18°
Boom metrics
Общество5 июня 2024 6:00

«Медицина и литература делают одно и то же»: Михаил Турбин — о писательском успехе и врачебном ремесле

Автор книги «Выше ноги от земли» рассказал челябинцам о сходстве врачей и писателей
Михаил Турбин весной встречался с челябинцами на «Библионочи» в Публичной библиотеке. Фото: ЧОУНБ

Михаил Турбин весной встречался с челябинцами на «Библионочи» в Публичной библиотеке. Фото: ЧОУНБ

Челябинцы предпочитают «современную классику» — к такому выводу пришли в челябинской Публичной библиотеке. Сотрудники ЧОУНБ провели исследование, согласно которому наибольшим спросом у читателей пользуются романы Гузель Яхиной, Дины Рубиной и Татьяны Устиновой. Не так давно на небосклоне современной российской классики зажглась новая звезда — Михаил Турбин, чей дебютный роман «Выше ноги от земли» также снискал любовь читающей публики и прошел в финал литературной премии «Большая книга».

В нашей рубрике «Челябинск читающий» — интервью с Михаилом Турбиным, где он рассказал о своем труде писателя и сценариста, экранизациях литературных произведений и многом другом.

Быть финалистом «Большой книги» с первого же раза — чем это стало для вас?

— Пожалуй, это больше аванс со стороны публики. Честно сказать, не ожидал, что книга попадет в финальные списки. Не верил в происходящее даже поднимаясь на сцену на церемонии награждения. Я был в прошлом году гостем церемонии «Большой книги» и думал: когда-нибудь я напишу книжку и буду там сидеть. Да, мне дали аванс люди, которые разбираются в литературе и я надеюсь, что у меня получится создать что-то не хуже первого романа.

Есть ли уже какие-то задумки на этот счет?

— Конечно. После выпуска книги моя жизнь оказалась связана не только с литературой, но и с кино. Постоянно работаю с текстом, пишу сценарии. И на базе сценария хочу написать книгу.

Не раскроете тему, направление?

— Темы у писателей всегда одни и те же — просто они их по-разному пытаются высказать. Моя тема — это семья, дети, отцовство, утрата, смерть: вечные темы, с которыми ты никогда не промахнешься, они будут интересны всегда.

В вашем первом романе герой-хирург, переживающий личную трагедию, обретает себя заново в заботе о юном пациенте. Медицинская тема — насколько она близка лично вам?

— Медицина — такая же наука о человеке, как и литература. Поэтому эта тема мне очень близка. Писатели изучают человека с точки зрения души, а врач изучает и лечит его с телесной точки зрения. «Покопаться внутри» человека — это всегда очень интересно, не только мне, но и читателю, мне кажется. Может, я бы и хотел стать врачом…

Не было такого желания в детстве?

— Нет, в детстве я мечтал стать писателем (смеется). Но многие ведь врачи становились и писателями тоже: Чехов, Булгаков — самые известные примеры, много иностранных писателей были причастны к медицине. Чем ближе к человеку — тем интереснее.

Многим кажется, что врачи — люди неэмпатичные, иначе они очень быстро выгорают. На самом деле это не так. Сострадание, попытка помочь, поиск ответов на вопросы: как устроен человек, что для него важно, куда мы идем? Медицина и литература делают одно и то же дело — пытаются ответить на них.

Фото: ЧОУНБ

Фото: ЧОУНБ

«Выше ноги от земли» — не первое ваше художественное произведение?

— Нет, были до этого рассказы и повести. Но в крупной форме — первое.

Как вы пришли к этому ремеслу?

— Я, когда еще даже не умел писать, просил деда, чтобы записывал за мной книжки, которые я придумывал. Там было что-то про НЛО, про привидения — влияние 1990-х гг., того, что печатали тогда во всяких журналах. В моей книжке, кстати, тоже довольно много потустороннего.

А каких писателей вы перечитываете, считаете своими любимыми?

— Чехов, Казаков, Бунин. Из иностранных авторов — Сэлинджер, Хэмингуэй, мне вообще ближе американская литература из зарубежных. Эти фамилии всегда стоят у меня на полочке, достаю, читаю иногда.

С писателями связан ряд стереотипных вещей: например, что он должен быть голодным. Согласны ли вы с этим?

— Не с того конца мы с вами зашли: он не должен быть голодным, но, как правило, он голодный. Литература никак не кормит: того, что вы получите с книжки, не хватит на жизнь, тем более, если есть семья. На мой взгляд, не только писатель, но и любой другой человек не должен быть голодным. Если он посетил себя искусству — он не должен думать ни о чем другом, кроме искусства. И лучше бы его все эти внешние бытовые проблемы не касались — это отнимает большой внутренний ресурс, который лучше было бы потратить на создание чего-то хорошего.

А так сейчас все писатели, которых я знаю, помимо литературы занимаются чем-то еще: преподают, работают в крупных корпорациях, обучают нейросети. Да, они работают со словом, но это все равно не литература, другого рода работа.

А вы чем занимаетесь помимо литературы?

— Пишу сценарии. С «нормальной» работы я уже уволился — 20 лет я занимался спортивной агрономией, семенами и удобрениями для газонов на футбольные стадионы, поля для гольфа. Говорят, что писатели делятся на «садовников» и «архитекторов». Первые «сеют семена» и позволяют герою «вырасти» самому, наблюдая за этим как бы издалека — тут, возможно, есть какая-то схожесть со мной.

Насколько важно сейчас талантливому автору уметь самому себя продвинуть?

— Мне кажется, это больше работа издательства, чем автора. Да, большинство современных авторов себя продвигают самостоятельно, у всех есть какие-то блоги, каналы с тысячами подписчиков. Это тоже определенная работа.

У меня этого, к сожалению, нет. Я сам по себе довольно замкнут и мне сложно дается рассказывать о себе. Постить анонсы встреч — их не так уж много. Рассуждать о чем-то — да боже упаси, кто я такой.

Тяжело ли найти хорошего издателя?

— Найти-то совсем нетрудно — потому что издательств для таких авторов, как я, прозаиков, не жанровых в России не так много, их по пальцам можно пересчитать. Попасть туда уже сложнее, поскольку самотек издательства не читают, у них, как правило, есть уже сформированный пул авторов. Но если в человеке есть талант, если он написал хороший текст — он будет издан, я уверен в этом.

Были ли предложения об экранизации вашего романа?

— Были предложения и даже покупались права, начинали делать сериал. Я писал сценарий пилота, первой серии. Но пока эта история никак не продвинулась. Как правило, проектов очень много, в четыре-пять раз больше, чем платформа запускает в продакшн. Так что возможно, это какой-то задел на будущее.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

«Мы безоговорочно проиграли гаджетам и интернету»: как увлечь современных детей магией техники и науки

«Заводские настройки»: челябинская писательница покорила «Лицей»

Алена Алексина: «Мои книги — не о травме, а об исцелении»

К ЧИТАТЕЛЯМ

Присылайте сообщения в соцсетях ВКонтакте, Одноклассники.

Viber/WhatsApp: +7-904-934-65-77

Также у нас есть канал на Яндекс.Дзен и Телеграм

Почта: kpchel@phkp.ru