Boom metrics
Общество5 августа 2021 2:49

«Родители имеют право знать, что их сыночек жив»: челябинке во время ЭКО подсадили чужой эмбрион

Сейчас женщина пытается пробить стену врачебного равнодушия
Ольга хочет найти не только своего ребенка, но и генетических родителей сына.

Ольга хочет найти не только своего ребенка, но и генетических родителей сына.

Фото: Предоставлено "Комсомолке"

Жительница Челябинской области выносила и родила чужого ребенка, а узнала об этом совершенно случайно. Оказалось, при проведении ЭКО в областном перинатальном центре перепутали эмбрионы. И вот спустя несколько лет Ольга созрела для поисков своего ребенка и биологических родителей Дениса.

В ноябре Денису исполнится три года. Пока малыш не разговаривает, но любит рисовать в альбоме, на мольберте и даже на обоях. С радостью бежит в детский сад, а дома помогает родителям.

— Он все умеет, — смеется мама. — Уборку наводить всегда готов. Мы в своем доме живем, он к щенку бегает, кормит. В огороде нам помогает, ягоды из своей леечки поливает. Что бы мы ни делали, он, как хвостик, везде с нами.

Кажется, что все счастливы. Если бы не одно но — Денис должен был родиться в другой семье. И об этом Ольга узнала только через месяц после родов.

«Беременна, но нет какой-то связи с животом»

Эта история началась в 2017 году. Ольга и ее муж решили, что хотят ребенка. Сама женщина забеременеть не могла — у нее удалены маточные трубы. Поэтому пара согласилась на ЭКО и уже в 2018 году обратилась к врачам.

Надо сказать, на экстракорпоральное оплодотворение решаются люди, для которых дети — особый дар, ради них они готовы пройти через боль, гормональные уколы, долгое, порой очень долгое, ожидание. При ЭКО большой процент неприживаемости эмбрионов и каждая беременность это большая удача.

— Выбрали областной перинатальный центр, к нему было больше доверия. Думали, что они более компетентны в этом вопросе, все-таки областники. И больше доверия почему-то было, чем к частным клиникам, — отмечает Ольга.

Страха и сомнений не было. Спокойно сдали анализы и уже через пару месяцев яйцеклетки и сперму. Все прошло удачно, получившийся эмбрион хорошо развивался и уже ждал, когда его перенесут маме. В этот период женщины становятся похожи на хрустальную вазу, прислушиваются к каждой клеточке своего организма. Вот и Ольга прислушивалась, но ощущала странный отклик.

— Когда беременность подтвердилась, появились опасения, какое-то третье чувство, что что-то не то. У меня есть с чем сравнить — первая беременность нормально протекала, ощущения свои помню. А здесь беременная и беременная: нет какой-то связи с животом, — вспоминает Ольга. — С подружкой своими впечатлениями делилась, она говорит: «Тебе это, наверное, кажется». И я как-то успокоилась, думаю, может постарше стала, что-то изменилось в подсознании.

«Не употребляем слово «чужой». Это наш сын»

30 ноября у Ольги родился сын. Денис появился на свет раньше срока, поэтому на месяц их с мамой оставили в больнице. Там он под наблюдением врачей набирал массу тела и креп.

— Перед выпиской случайно обратила внимание на медицинскую карту ребенка — группа крови вторая. Меня как кипятком облили. К врачам подхожу: «У моего ребенка вторая группа крови?» Объяснила, что у мужа первая, у меня третья, у ребенка второй не может быть! Меня уверяли сначала, что не всегда группа крови у детей такая же, как и у родителей, — вспоминает Ольга.

Медикам она не поверила. Еще во время беременность вместе с мужем смотрела, когда может родиться малыш, какого будет пола в зависимости от дня зачатия, какой будет характер и изучили, какая может быть группа крови. Поэтому врачам не поверили. В голове сразу появились догадки, от которых неприятно было даже самой Ольге.

— Я сутки потом, пока нас не выписали, выла и скулила, соседи по палате смотрели и не понимали, что происходит. Понимала, что это случилось, но не могла принять. Было очень больно от того, что я эту мысль допустила. Эти чувства не передать, — произносит с дрожью Ольга. — Думала, сейчас пойду и что-нибудь с собой сделаю. Это потом уже до меня дошло, что все спишут на послеродовую депрессию и никто не будет ни в чем разбираться. Так еще и ребенок никому не нужный останется.

Ольге предлагали отказаться от сына.

Ольге предлагали отказаться от сына.

Фото: Предоставлено "Комсомолке"

О том, что Денис, возможно, биологически им вовсе и не сын, Ольга сообщила мужу сразу. Он помог ей пережить волнения и страхи. Никому из родственников говорить не хотели, переживали и поддерживали друг друга маленькой семьей.

— Даже сейчас когда разговариваем, стараемся не употреблять слова «чужой», «не наш». Это наш сын, — смеется Ольга.

«Родителями ребенка являются другие мужчина и женщина»

К главному врачу областного перинатального центра семья попала только после Нового года. Рассказали ему о группе крови и спросили, как такое возможно. Медработники продолжили заверять Ольгу, что такое бывает.

— Я им предложила провести генетическую экспертизу за их счет. Пока ждали результаты, думали хотя бы муж — папа или я мама, — признается Ольга.

Но результаты экспертизы повергли в шок обоих родителей: «Отцовство … и материнство ... исключается. Родителями ребенка являются другие мужчина и женщина».

После этого областной перинатальный центр провел служебное расследование.

— Возможность подмены детей на постнатальном этапе исключается «…» Учитывая изложенное, комиссия пришла к выводу, что вероятная подмена имела место на этапе эмбриологической лаборатории отделения вспомогательных репродуктивных технологий ГБУЗ «ОПЦ», — говорится в выводе акта служебного расследования.

Согласно исследованию, родителями малыша являются другие люди.

Согласно исследованию, родителями малыша являются другие люди.

Фото: Предоставлено "Комсомолке"

В роддоме ребенка подменить не могли.

В роддоме ребенка подменить не могли.

Фото: Предоставлено "Комсомолке"

Ольга такому заключению не удивилась, она и без этого понимала, что после рождения ребенка перепутать не могли:

— Мне делали кесарево, я была в сознании, слышала, что родился мальчик, его вес, видела ребенка и как ему на ручки надели заклепочки. Я знала, что на этом этапе не может быть подмены. А на этапе лаборатории они не стали проводить проверку, не знаю, по какой причине, — возмущена Ольга.

Также в акте о проведении проверки указано, что от дальнейшего генетического расследования родители малыша отказались. Только вот сами они это отрицают. Ольга заверила журналиста «КП», что уже тогда просила дать контакты тех, кому делали ЭКО в этот же день, или хотя бы ее соседки по палате.

— Они сказали, что из всех, кто в тот день делал ЭКО, только у нас родился ребенок. Не ссылались на какие-то документы, все только на словах. В тот момент еще не осознавали, что происходит. Были не готовы, замешкались, может быть, надо было какие-то вопросы задать, — признается Ольга.

Сейчас вопросы появились, вот только задавать их поздно — руководство больницы сменилось, тогда главным врачом был Юрий Семенов, сейчас он занимает должность министра здравоохранения Челябинской области.

«Смотрю на своего сына, он внешне похож на нее»

Врачам и их информации Ольга не доверяет. Надеется, что ребенок все-таки родился. Правда, как найти генетических родителей Дениса, пока не знает. Сейчас есть только догадки.

— Я предполагаю, что это та женщина, с которой мы в палате лежали вдвоем. Тем более у нас была такая очередность, что сначала ее забрали, привезли, потом меня. Но может это была и та женщина, которая поступила после меня, — отмечает Ольга.

С этой женщиной Ольга виделась три раза. Первый — в конце апреля, когда как раз лежали пару часов в одной палате перед тем, как у них забрали яйцеклетки. Второй — перед подсадкой эмбрионов, 11 мая. А третий — когда приехали на ХГЧ, тогда они встретились в коридоре, поздоровались и разошлись.

— В палате общались, она и имя называла, и вызывали нас по паспортным данным. но ее фамилии я не запомнила. Помню, что они с мужем хотели сына, но не получалось. У них дочери есть. Смотрю на своего сына, он внешне похож на нее: светленький, глазки голубые, реснички длинные, — признается Ольга.

«Дениса ведь тоже ждут»

В правоохранительные органы Ольга пока не обращалась, не хотела привлекать излишнее внимания к ребенку. Но сейчас они с мужем понимают, что другого выхода уже нет.

— Я хотела по-человечески, чтобы никто ничего не знал. До этого врачи мне говорили, что за разглашение данных им светит уголовная статья. А то, что они по халатности судьбы исковеркали — это что, не статья? — говорит с болью женщина.

Но отказы — не самое страшное, что слышала от медиков Ольга. В один из дней ей попросту предложили отказаться от ребенка. Даже воспоминания об этом вызывают у нее возмущение:

— Это что булка несвежего хлеба? Я до сих пор в шоке.

Тогда семья Ольги и ОПЦ подписали мировое соглашение. Ольга и ее муж требовали компенсацию морального вреда в размере 17 миллионов рублей, но в итоге сошлись на четырех.

«Не хочу ни у кого никого забирать и отдавать тем более»

Сейчас Ольга пытается найти свою бывшую соседку по палате при помощи социальных сетей. Посты с криком о помощи женщина публикует в разных группах в ВК. Правда, пока никакого отклика нет.

— Некоторые пишут: почему сразу не обратились, а сейчас начали журналистов привлекать. Могу ответить так: тогда мы не пришли к тому, что действовать надо именно так, — признается Ольга.

В ближайшем будущем женщина планирует все-таки обратиться в органы, чтобы специалисты изъяли соответствующие документы и помогли найти биологических родителей Дениса и возможного ребенка Ольги и ее мужа.

— Мне бы хотелось, чтобы наш случай проконтролировали из Москвы, чтобы никто ничего никуда не спрятал. Есть у меня опасения по этому поводу, — отмечает женщина.

Мы решили задать Ольге главный в этой ситуации вопрос: что будете делать, если найдете ту семью?

— Много об этом думаю. Не хочу никого напрягать, ни у кого никого забирать и отдавать тем более. Захотят они общаться с Денисом, пожалуйста, я препятствовать не буду — берите на выходные, на праздники, приезжайте. Также если мой ребенок родился, конечно, буду тоже просить, чтобы дали видеться, общаться. Но это не только от меня зависит. Может быть та семья, узнав, захочет любыми путями сына у меня отобрать. Но опять же, если рассуждать логически, ЭКО — это ответственный шаг, на него решаются адекватные люди. Мне кажется, нормальный человек не захочет разбирательств, это же на ребенке скажется, а для обоих наших семей дети — это главное в жизни, — отвечает Ольга.

«Тема исчерпана»

В самом областном перинатальном центре комментировать ситуацию отказались. В министерстве здравоохранения Челябинской области тоже никаких комментариев давать не намерены, но объяснили почему:

— История практически четырехлетней давности. Тогда был иск не к минздраву, а к перинатальному центру. Соответственно, на тот момент абсолютно все моменты по суду были решены, все вопросы закрыты. Как таковые комментарии давать сейчас просто бессмысленно. Их нет, не было и не будет по одной простой причине: суд завершен, по суду выполнено абсолютно все. Тема исчерпана, — рассказала пресс-секретарь регионального минздрава Марина Сергеева. — Сейчас тема поднимается по поводу поиска — женщина решила найти родителей этого ребенка. Если мы говорим о поиске, у нас есть правоохранительные органы. Подается заявление в правоохранительные органы, они запрашивают всю необходимую документацию.

Также в ведомстве «Комсомолке» сообщили, что Ольга подписала документ о неразглашении данных. Но сама женщина и ее адвокат это отрицают:

— Они ссылаются на какой-то документ о неразглашении. Мы ничего не подписывали. Это и адвокат наш подтверждает, — отметила Ольга.

«Ребенок вправе знать своих родителей»

Когда Ольга осознала, что ее сын генетически им с мужем не родной, стала искать информацию в интернете, кто сталкивался с подобной ситуацией. Мы решили пообщаться с адвокатом адвокатской палаты Челябинской области Еленой Цыпиной и узнать, что делать в таком случае.

— С позиций российского законодательства эмбрион не является субъектом права. Это объект договорных правоотношений между медицинским учреждением и будущими родителями, в силу которых медицинское учреждение берет на себя обязательство по пересадке эмбриона. В случае же его подмены, можно говорить о невыполнении медучреждением взятых на себя обязательств, — рассказывает адвокат. — В такой ситуации, безусловно, нарушаются права одной из сторон договора — будущих родителей. Помимо восстановления нарушенных прав, у потерпевших есть право и на получение информации по эмбриону, который так и не был перенесен в полость матки. С запросом о предоставлении таких сведений необходимо обратиться в медицинское учреждение, а в случае отказа — в надзорные и судебные органы.

Но не стоит забывать, что родители — не единственные, кто пострадал в данной ситуации:

— Нарушаются и права рожденного ребенка: его разлучили с генетическими родителями, лишили возможности жить и воспитываться в семье генетических родителей. Что касается получения информации о генетических родителях ребенка, необходимо напомнить, что статьей 54 Семейного кодекса РФ предусмотрено, что ребенок вправе знать своих родителей. Реализовать такое право может сам ребенок, когда ему исполнится 10-11 лет, поэтому получение информации о них вопрос времени и только, — отмечает Елена.

После всей этой истории возникает вопрос: можно ли как-то обезопасить себя от подобных ошибок при ЭКО?

— Перед подсадкой эмбриона можно провести генетическое исследование эмбриона. Процедура, конечно, очень дорогостоящая. Но в связи с тем, что такие ситуации возникают, наверное, обезопасить себя можно только лишь, проведя ее, — отвечает Елена.

Как могла произойти подмена эмбрионов, неизвестно. Пробирки с биоматериалами подписывают и перед подсадкой проверяют. Но это не то, что сейчас волнует Ольгу. Для нее важно найти своего родного малыша, если он есть, и показать, возможно, отчаявшейся семье, что у них есть сын и он жив.

К ЧИТАТЕЛЯМ

Присылайте сообщения в соцсетях ВКонтакте, Facebook, Одноклассники.

Viber/WhatsApp: +7-904-934-65-77

Также у нас есть канал на Яндекс.Дзен и Телеграм

Почта: kpchel@phkp.ru