Премия Рунета-2020
Челябинск
+20°
Boom metrics
Звезды25 декабря 2014 22:00

«Одни немцы боятся русских, другие понимают Путина»

Наш корреспондент во время гастролей Челябинского Камерного хора в Берлине взяла несколько мини-интервью у германской публики
Столица ФРГ — мультикультурный город. Фотограф Надежда Пелымская.

Столица ФРГ — мультикультурный город. Фотограф Надежда Пелымская.

Берлинцы, не говорящие по-русски, поняв, что мы из России, произносили как пароль слово «Путин» и помогали найти нужную улицу. Столица ФРГ — мультикультурный город. Здесь проживают люди десятков национальностей. Многие владеют английским, а на русском, как уверяют выходцы из России, в Германии говорят более четырех миллионов человек. В некоторых общеобразовательных школах преподают наш язык. Есть русскоязычные детсады.

ВИНО НА КОНЦЕРТЕ. ЧУТЬ-ЧУТЬ…

Берлинские афиши извещали о гастролях челябинцев. Новостной сайт BERLIN.24.RU писал:

"Вместо модных коктейлей берлинцы дегустируют глинтвейн на рождественских рынках, и все больше зрителей выбирают в качестве вечерней программы концерты классической и церковной музыки. Челябинская филармония подготовила для жителей и гостей немецкой столицы особую программу".

Два из трех концертов прошли в зданиях, которые относятся к главным достопримечательностям Берлина. О церкви Кайзера Вильгельма мы уже рассказывали.

Концертхаус: на такой огромной сцене наш хор еще не пел. Фотограф Надежда Пелымская.

Концертхаус: на такой огромной сцене наш хор еще не пел. Фотограф Надежда Пелымская.

Самое большое впечатление на челябинцев произвел Концертхаус — один из лучших залов Европы. Он вмещает 1400 зрителей.

— Волновались ужасно. На такой огромной сцене мы раньше не пели. Артистов пришлось ставить на дистанцию друг от друга, — рассказывает руководитель и дирижер коллектива Ольга Селезнева.

Аккомпаниатору Ларисе Яновской впервые довелось сесть за старинную фисгармонию — духовой клавишный инструмент. Чтобы металлические язычки зазвучали, нужно привести их в движение струей воздуха. Немецкий музыкант на репетиции учил Ларису изо всех сил давить на ножные педали («Айн-цвай, айн-цвай»), заставляя меха подавать воздух. У нее все отлично получилось. Публика особыми аплодисментами наградила Ларису и Олега Яновских (рояль) за прекрасный аккомпанемент. Овации накрыли волной горячей признательности солистов Надежду Слепневу, Наталью Пугачеву, Николая Волкова, Юрия Никитина и весь хор.

— Концерт начинался в восемь вечера, в Челябинске в это время уже полночь, — вспоминает Елена Логинова. — А произведение длится полтора часа. Спины не чувствуем, ноги затекли. Но зал заполнен, в глазах у зрителей восторг, и мы — счастливы.

Уральцев долго не хотели отпускать. На бис исполнили «Шутку» Баха, а потом… «Барыню». После Россини и Баха -народную песню? В таком зале?! Но последовал шквал оваций. Публика больше всего хотела слышать именно русскую народную музыку. Ей был посвящен третий концерт, он был аншлаговым.

В храме Святого Креста проходят службы и концерты. Фотограф Надежда Пелымская.

В храме Святого Креста проходят службы и концерты. Фотограф Надежда Пелымская.

Церковь Святого Креста знаковое для берлинцев место. Там проходят и службы, и концерты духовной и классической музыки. Удивило, что при храме есть кафе, правда с отдельным входом. Прямо в зале работал буфет, стояли наполненные белым и красным вином бокалы. Многие зрители во время концерта брали напитки. Но пили махонькими глотками.

Духовные песнопения слушали, затаив дыхание. Одна зрительница подошла к дирижеру Ольге Селезневой и с помощью переводчицы сказала всего пять слов: «Это была музыка с небес».

Рождественская ярмарка возле Концертхауса. Фотограф Надежда Пелымская.

Рождественская ярмарка возле Концертхауса. Фотограф Надежда Пелымская.

«ПОМНЮ РУССКИХ СОЛДАТ»

— Русские песни знакомы мне с послевоенных лет, — рассказал мне пенсионер Ульрих Бэк, который раньше вел музыкальные программы на берлинском радио.

— Я был пятилетним мальчишкой, когда в Берлин вошли советские солдаты, и все они что-то пели. Это впечатление до сих пор живет во мне. Тогда и возник интерес к русской культуре в целом.

Тут тон старика стал жестче:

— Но нынешний политический кризис словно отрезал то время. Я не мог слушать русскую музыку. Жалко, что разрушаются связи. Можно понять русских и Путина. Но русские также должны понять, что мы их боимся. Не понимаем, куда они хотят идти. Узнав о программе челябинского хора, я сказал себе: «Может быть, ты все же сходишь на этот концерт».

— Да разве мы такие страшные и нас надо бояться? — пыталась я пошутить. Он сказал, словно извиняясь:

— Вообще-то в Германии есть много людей, которых мы называем так: «Люди, которые понимают Путина».

— В Берлине челябинцам попадались именно такие люди, — заметила я. Чтобы разговор не превратится в политическую дискуссию, пожилой человек снова ушел в воспоминания:

— Мне очень нравится русская духовная музыка. Я слушал песнопения в исполнение ансамблей Александрова и Свешникова, приезжавших к нам на гастроли. На юге Берлина в Вюнсдорфе с 1946 года дислоцировались ставка Главкома Группы советских войск в Германии. Там был ансамбль песни и пляски, а в его составе мужской хор. В 1994 году российские войска покидали уже единую Германию. Для этого военного хора я устраивал в Берлине прощальный концерт. Солдаты, как и ваши челябинские артисты, пели «Отче наш». Апофеозом их программы было «Великое славословие», которое исполнили и челябинцы. И тогда, и сейчас я воспринял это произведение как знаковое. Уральский хор могу назвать одним из лучших, которые я когда-либо слушал.

Наши земляки проделывали большой путь, чтобы попасть на выступление хора. Фотограф Надежда Пелымская.

Наши земляки проделывали большой путь, чтобы попасть на выступление хора. Фотограф Надежда Пелымская.

9 ЧАСОВ В ПУТИ, ЧТОБЫ УСЛЫШАТЬ КОНЦЕРТ

Все дни коллектив сопровождала бывшая челябинка Наталья, одноклассница артиста хора Михаила Гареева. Не пропускала даже репетиции хора.

— Красиво поете, душевно, разбередили вы мне сердце, — утирала слезы Наташа.

— По родине скучаем, поэтому и пришли послушать челябинцев. Великая русская музыка пробирает до глубины души, — говорил на одном из концертов мужчина средних лет по имени Владислав. — В Берлине большая русская диаспора. Сам я из Самары, жена из Ростова.

Под песнопение «Богородице Дево, радуйся» всплакнула девушка Маша.

— Я здесь, а мама в России, — сквозь слезы прошептала она.

Из пригорода Берлина приехали тетя и двоюродный брат дирижера хора Ольги Селезневой. За кулисы пришла немолодая супружеская пара. К ним устремились артистки Любовь Белова и Людмила Бердник:

— Таня, ты?!

— Узнала, что вы поете и примчалась. От нашего городка под проливным дождем девять часов добирались с мужем до Берлина.

Татьяна Пушкарева вместе с Любовью и Людмилой — ученицы создателя хора Валерия Михальченко, имя которого носит коллектив. Они пели в хоре еще в 70-х годах.

— Вы великолепны, — восхищалась Татьяна. — Жаль, уже нет Валерия Васильевича, он бы гордился вашим успехом.

Директор Челябинского концертного объединения Алексей Пелымский (слева) на встрече в посольстве РФ. Фотограф Надежда Пелымская

Директор Челябинского концертного объединения Алексей Пелымский (слева) на встрече в посольстве РФ. Фотограф Надежда Пелымская

СТЕНА РУХНУЛА

Конертхаус находится на территории бывшей ГДР. Неподалеку есть музей Берлинской стены, которая когда-то разделяла город на две державы, пройдя не только по улицам города, но и по судьбам многих людей. Уродливое трехметровое по высоте сооружение в черте города длинной в 43 километра(!) лишало людей с обеих сторон доступа к родным и друзьям. Беглецы из ГДР пытались преодолеть бетонную границу, многие гибли. Ровно 25 лет назад стена пала. Ее фрагменты сохранены в назидание потомкам. Рядом с музеем, на Фридрихштрассе, сохранен контрольно-пропускной пункт НАТО — Чекпойнт Чарли. На его фоне фотографируются туристы.

— Вряд ли кто-либо из берлинцев хочет возврата к прошлому. Человечеству нужно создавать не стены вражды, а мосты дружбы, — говорит генеральный директор Челябинского концертного объединения Алексей Пелымский. — Мы стараемся строить мосты культурные. У нас добрые и тесные отношения с германским Фондом Роберта Боша и Институтом Гете. Немало совместных проектов, одним из которых стала творческая поездка Камерного хора.

Причем, это первая попытка Челябинского концертного объединения (ЧКО) провести коммерческие гастроли. Как говорится — через кассу. Гете-институт помог найти партнеров, взявших на себя организацию концертов и продажу билетов. По цене они были вполне доступны для берлинцев: от 12 до 20 евро. Сергей Магута, атташе по культуре посольства РФ в Германии, принявший делегацию челябинцев, пошутил на этот счет:

— В канун Рождества люди улыбаются и готовы расстаться с деньгами. Вы приехали в хорошее время.

Дипломат наслышан не только о промышленном, но и культурном потенциале Челябинска. В посольстве России (по площади оно одно из самых крупных иностранных посольств в Берлине) есть хороший зал, где проводятся концерты для гостей и дипкорпуса. Челябинцев пригласили здесь выступить. Тем более что в грядущем году намечены две поездки в Германию: в Бремен поедет «Уральский диксиленд Игоря Бурко», а Камерный оркестр «Классика» отправится в тур по городам Австрии и Германии.