2016-08-24T01:44:00+03:00

«Душевный» следователь может расколоть любого бандита

Руководитель Первого отдела по расследованию особо важных дел СУ СК РФ по Челябинской области Юрий Власов о самых резонансных преступлениях и о своей работе
Поделиться:
Комментарии: comments3
Фото: Валерий ЗВОНАРЕВ
Изменить размер текста:

Наш разговор состоялся накануне Дня сотрудника органов следствия Российской Федерации, который отмечается 15 января.

— Юрий Владимирович, в прошлом году были раскрыты сразу несколько резонансных преступлений. Какие из них Ваши коллеги могут записать в свой актив?

— Если говорить за себя «и за того парня», то все преступления раскрыты нами во взаимодействии с оперуполномоченными полиции и ФСБ.

Помните дело об убийстве сотрудников фельдъегерской связи 21 февраля прошлого года? Два родных брата совершили налет на офис этой организации, завладели крупной суммой. Тогда была создана следственная группа из десяти человек: в нее вошли как опера из МВД и ФСБ, так и сотрудники нашего отдела. И благодаря такой сплоченности преступление раскрыли уже через двое суток.

Другой тяжелый случай. В октябре прошлого года в Увельском района во время конфликта негодяй застрелил женщину и ее пятилетнюю дочь. Вторая девочка постарше получила удар в голову. Преступник был задержан уже через сутки. И вновь потому, что слаженно сработали представители всех ведомств.

«В КИНО ПОКАЗЫВАЮТ О НАС НЕПРАВДУ»

— Было ли какое-то дело, которое «зацепило» вас, как профессионала?

— Про себя умолчу. Но вспоминается дело, которое не так давно вел мой коллега, следователь по особо важным делам Артем Толкачев. Это дело банды братьев Индейкиных.

Четверо бандитов девять месяцев промышляли в Аргаяшском и Сосновском районах. Возглавил банду парень 1990 года рождения. Начали с ограбления таксиста. Грабили автомобилистов. На счету банды семь фактов разбоя и четыре убийства…

Замечу, все действия следователя четко регламентированы в книжке, которая называется Уголовно-процессуальный кодекс. Одно неверное действие — и весь труд тех, кто участвовал в поимке преступников, будет напрасным. Защита начисто перечеркнет все доказательства. Это касалось и Индейкиных.

У многих складывается ощущение, следователи непременно оказывают какое-нибудь давление на подследственных. Но это не так. Главное в нашей работе — психология. Следователь Толкачев сумел наладить настолько доверительные отношения со всеми членами банды, что в итоге они рассказали о преступлениях, о которых мы даже не знали!

— Неужели, как Копченый Жеглову в «Место встречи изменить нельзя»: «Я вам рассказал по совести, можно сказать, как своему…»

— Может, и так. Хотя я киношные аналогии не люблю. Вообще, детективы не имеют ничего общего с реалиями. В кино на каждом шагу видны грубейшие нарушения Кодекса. Например, сцены допросов. Да, это зрелищно. Но мы так не работаем…

ТЯЖЕЛО, НО МЫ РАБОТАЕМ!

— Кодекс постоянно пополняется новыми поправками, которые принимают депутаты. Это мешает Вашей работе?

— Только привыкнешь к одним нормам, а их через пару лет меняют. В СССР, насколько я помню, УПК не менялся ни разу. Что происходит сейчас с нашей законодательной базой? Не успеют принять кодекс, как тут же начинают вносить в него поправки. А закон должен быть стабильным. Как наша жизнь.

Вот, например, мы сейчас работаем над делом о группе распространителей детской порнографии. Шесть человек промышляли этим аж с 2011 года. Так мы головы ломаем, какую поправку, какую редакцию кодекса к ним применять? Настолько все изменилось за это время. Но, это не помешает нам довести дело до конца.

— Да, нелегко так работать…

— Когда был принят этот УПК, в нем была прописана статья: постановление об аресте выдает судья по ходатайству следователя. На все дается 48 часов. Причем за 8 часов дело уже должно быть у судьи. Остается сорок. За это время нужно сделать массу дел, в том числе, предоставить защиту обвиняемому. Но адвокату тоже необходимо время на общение. Вычтите из этого время на сон.

Мы тогда единогласно были уверены, что не будем успевать. Но ничего, адаптировались. Тяжело, но работаем.

ПРО РЕФОРМУ И «НОВУЮ РУССКУЮ МОРАЛЬ»

— Правоохранительные органы в последние годы сотрясают реформы. В МВД прошли сокращения. С точки зрения специфики вашей деятельности, это пошло на пользу?

— Думаю, что нет. К примеру, упразднили систему профилактики. Вот СМИ написали: «В России стали меньше пить». Но мы-то знаем: кто пил, те так и пьют. На почве алкоголя происходит большинство бытовых преступлений. Сейчас говорят, что пьяниц надо убеждать. Если бы это действовало. В советское время пьяницу на пару месяцев упекли бы в ЛТП на радость семье и соседям. И это было действенное средство!

— Есть мнение, что преступность растет не столько от бедности, сколько от мягкости нынешних законов.

— Абсолютно согласен! Ни разу не сталкиваться с ограблением, которое имело бы под собой «объективные», причины. Например, для помощи больной матери. Все преступления совершаются от ощущения собственной вседозволенности. По сути, это противопоставление себя обществу.

ГЛАВНОЕ - ЭТО АБСОЛЮТНАЯ ЧЕСТНОСТЬ

— Кого берут в Следственное Управление?

— Должен быть опыт работы следователем «на земле». Но главное, как бы высокопарно это не звучало, это преданность делу.

И еще нужно быть абсолютно честным во всем. Чтобы люди тебе верили. Даже обвиняемые. Когда я был студентам, нам говорили: если ты дал слово, умри — но выполни…

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также