Общество22 апреля 2020 4:00

Жительница Челябинска хранит две пластинки, записанные ее отцом в день ухода на фронт

Он оставил на память обращение к семье и родителям
Маргарита Титова слушает голос отца на пластинке 1941-го года.

Маргарита Титова слушает голос отца на пластинке 1941-го года.

Фото: Валерий ЗВОНАРЕВ

Челябинка Маргарита Титова всю жизнь хранит две пластинки 1941-года. На них записан голос ее отца Виктора Трусова в день отправки на фронт. Звуковые послания точнее писем и фотографий передают силу духа советских солдат, уходивших в те годы защищать родину. А для Маргариты Викторовны это особая вещь — память об отце, не вернувшегося с войны.

«ЭТО МОЙ ДОЛГ. НЕ УПРЕКАЙТЕ»

— Папа был человеком идейным, состоял в партии. В 23 года его направили на село поднимать колхозы. Потом послали работать в НКВД. Перед войной ему удалось поменять место. Он стал начальником геологической партии в Свердловской области. Там и застала нас война. Папе было всего лишь 32 года, — рассказывает Маргарита Викторовна.

Этот снимок отец успел сделать в день отправки на фронт - 24 июня 1941 года.

Фото: Валерий ЗВОНАРЕВ

Виктор сразу же, добровольцем, записался на фронт. Попрощаться с близкими он не успел. Жена Тамара поехала на вокзал, где формировали военные эшелоны, надеялась передать маленькую посылку. А Виктора на служебной машине подвезли домой на минутку. Там оставались лишь теща и дети — пятилетняя Рита и трехлетний Юрик.

— Юрик заплакал. А меня папа донес на руках до машины. Я попросила: прокати, прокати! Папа сказал: прокачу обязательно, только после войны, — вспоминает Маргарита Титова.

Паспорт Виктора Трусова.

Фото: Валерий ЗВОНАРЕВ

Из дома Виктор поехал в свердловский радиокомитет, к своим знакомым. И записал звуковое послание близким. Одну пластинку — супруге, вторую — матери и отцу. С ними он тоже не успел перекинуться и парой слов.

— Милые мои, родные! Гром войны, война двух систем — коммунизма и капитализма — началась. Фашисты, гитлеровская свора, напали на нашу страну. Я, командир-воин, призван встать в могучую шеренгу борцов за великое дело Ленина и Сталина. Томусь, война требует много жертв. Побед без жертв не бывает. На тебя, как на мать, возлагается новое бремя — быть главой семьи, воспитывать наших славных ребятишек — Риточку и Юрика. Не медли, иди работать сама! Мне жаль, Тамара, что я не увидел вас и без вас ушел в армию. Но это мой долг. Не упрекай меня. Надеюсь и уверен, что скоро вернусь домой...

Старая пластинка - мягкая. Почти такая, какие позже делали "на костях".

Фото: Валерий ЗВОНАРЕВ

«ВОЙНА ЗАТЯНЕТСЯ НА ЗИМУ»

С фронта Виктор старался почаще отправлять бумажные письма.

«Итак, в дороге уже трое суток. Подъезжаем к Москве. По пути встречаются пленные немцы. А еще видел детей. Эти малютки без родителей едут куда-то в глубь нашей страны, чтобы не видеть ужасов войны. Настроение наших бойцов и командиров хорошее, у всех одно стремление — скорей на фронт, в бой за счастье наших семей, за Советскую власть».

Маргарита Викторовна и ее дочка Анна читают фронтовые письма. Чтобы старая бумага не рассыпалась, письма хранят вперемежку с листами белой бумаги.

Фото: Валерий ЗВОНАРЕВ

К августу Виктору дали звание комиссара. Он прошел боевое крещение.

«Два раза участвовал в боях с немецкими фашистами — убедился какие это вояки. Русских боятся, как огня, разбегаются. Мы опасаемся, что Германия может применить газ. Всегда ходим и ездим с противогазами и с защитными костюмами. Наша авиация господствует в воздухе и крепко бьет фашистов. В сбитых самолетах у них калеки или молодые по 17-16 лет. Но отчаянные головорезы — сволочи. На нашем фронте дела идут в нашу пользу. Фашисты бегут, бросая свое оружие и даже собственные штаны. В нашей части потерь еще не было — все ребята живы. Но скоро домой не будем — война затянется на зиму».

«СНАРЯДЫ И ПУЛИ МЕНЯ НЕ БЕРУТ»

К сентябрю Виктору самому довелось убить нескольких немцев. В письмах к близким он просит записать ему звуковое письмо — голоса сына и дочки. Но сделать это у Тамары не получилось. Она старалась почаще писать на фронт.

Письма с фронта.

Фото: Валерий ЗВОНАРЕВ

К ноябрю на Западном фронте пошли снега. Виктор пишет родным, что спасается от морозов купленным где-то с рук одеялом. Впрочем, отдых бойцов становится кратковременным — бои все чаще и жестче.

«Дней пять назад я с бойцами прошел через поле, а после нас поехала машина и взлетела на воздух. Оказалось, что поле — заминировано. В тот же день противник стрелял из артиллерии очень метко. В трех метрах от меня разорвало вещмешок красноармейца. А я опять остался цел. Снаряды, пули и гранаты меня пока не берут. Ну и хорошо — больше шансов вернуться домой. Может, увижу вас к весне».

«ЭТО НЕ НУЖНО ДЛЯ СОВЕТСКОЙ ЖЕНЩИНЫ»

Последнее письмо Виктора было написано в декабре 41-го года. Оно было коротким, без советского пафоса. Сил и времени на пространные письма у солдат не оставалось. «Посылку не посылайте, ничего не нужно. Разве только бутылочку коньяку или ликера», — попросил Виктор.

А в апреле 42-го принесли похоронку — письмо солдата, который воевал с Трусовым.

«Здравствуйте, неизвестная Т.! Ваш муж пал смертью храбрых. Он выполнил долг, который ему подобает, но фашистская пуля сразила героя. Я похоронил его сам, как брата. Только вам думать об этом не стоит — это не нужно для советской женщины. Желаю жить хорошей жизнью...»

ДОЧЬ РАССКАЗАЛА О ПАПЕ-ГЕРОЕ МАРШАЛУ ЖУКОВУ

Хорошей жизни уже не получилось. Без отца даже после войны семья Виктора жила впроголодь. В 47-м у Тамары украли продуктовые карточки. Тогда она отрезала пуговицы с детской одежды и пошла в деревню менять их на продукты. Но ее задержали и посадили как спекулянтку. Дети остались с бабушкой и едва не погибли от голода. Зимой ребятам пришлось воровать мерзлый картофель на окрестных огородах, из него удавалось сделать лепешки.

— Через полгода маму все-таки отпустили. Она пошла на работу, пробовала устроить свою личную жизнь, но с двумя детьми ничего не получилось. Так и растила нас одна, — рассказывает Маргарита Титова.

Тамара, Юра и Маргарита.

Фото: Валерий ЗВОНАРЕВ

Когда семье становилось особенно трудно, включали старенький патефон и слушали послание Виктора из 41-го года. Его напутствие придавало всем сил.

В конце 40-х семья все еще жила в Свердловске (это потом они перебрались в Челябинск). В соседнем доме в то время жил маршал Жуков.

— Мы часто видели Жукова в сквере. Он выгуливал там большую овчарку. Иногда разговаривал с нами — детьми. Угощал конфетами без оберток. Я уже знала, что это маршал Победы, и рассказывала ему про героя-отца, — говорит Маргарита Титова.

Дети Виктора родили ему несколько внуков, а те — правнуков. Сегодня все в семье гордятся дедом.

— Слушая живой голос отца, я вспоминаю, как он шутил, как пел веселые песни. В этих пластинках — его душа, — признается Маргарита Титова.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Стена памяти Челябинской области: специальный проект к 75-летию Победы

Истории о героях Великой Отечественной войны от наших читателей (подробнее).

К ЧИТАТЕЛЯМ

Подписывайтесь на «Комсомольскую правду» и делитесь новостями в соцсетях ВКонтакте, Facebook, Одноклассники. Также у нас есть канал на Яндекс.Дзен!

Viber/WhatsApp: +7-908-0-953-953

Почта: kpchel@phkp.ru