Премия Рунета-2020
Челябинск
+15°
Boom metrics
Общество17 января 2024 12:00

Первостроители Казимир и Авраамий: кто сделал Челябинск и Магнитогорск столпами «опорного края державы»

«Комсомолка» запускает серию публикаций о великих южноуральцах к 90-летию Челябинской области
Казимир Ловин (слева) и Авраам Завенягин — первые директора ЧТЗ и ММК.

Казимир Ловин (слева) и Авраам Завенягин — первые директора ЧТЗ и ММК.

Фото: КП-Челябинск

В этом году Челябинская область отмечает свой юбилей — 90 лет прошло с того момента, когда советское правительство выделило ее в отдельный субъект РСФСР. «Комсомольская правда — Челябинск» начинает юбилейную серию публикаций «Декады и герои: Южный Урал» — в ней мы расскажем десять историй о самых знаменитых наших земляках.

Деятели науки и культуры, строители заводов и спортивные чемпионы, разведчики и космонавты — все наши герои прославили Южный Урал на всю страну и далеко за ее пределами в разные эпохи, с 1930-х по 2020-е гг. Не все из них родились в наших краях, равно как и не все уроженцы остались здесь жить и строить звездную карьеру. Но, несмотря на это, мы по праву гордимся заслугами этих людей, каждый из которых оставил в истории неизгладимый след.

Памятник Первостроителю Челябинска, возведенный к 250-летию города, остался только на открытках.

Памятник Первостроителю Челябинска, возведенный к 250-летию города, остался только на открытках.

Тем, кто интересуется историей Челябинска, знакомо понятие «первостроители» — так называют русских поселенцев, основавших и обустроивших в 1736 году деревянную крепость в урочище Челяби «на реке Миясе», с которой и берет начало нынешний мегаполис. Но разве не были точно такими же первопроходцами люди, которые превратили купеческий край на границе азиатских степей в «стальное сердце России»?

Южный Урал сегодня — главная кузница страны, мастерам которой по плечу практически любая продукция. Эту индустриальную традицию по-настоящему масштабной сотворили в 1930-е гг. руководители главных промышленных проектов СССР тех лет: Тракторостроя и Магнитостроя; два человека с нездешними именами и столь же необычными судьбами — Казимир Ловин и Авраамий Завенягин.

До 1930-х гг. оба они никак не были связаны с нашим регионом. Уроженец Витебской губернии Казимир Ловин еще до революции стал электротехником и большевиком, работал в Москве. А названный родителями в честь христианского мученика туляк Авраамий Завенягин к началу первой пятилетки едва успел выучиться на металлурга-доменщика. На Южный Урал их послала советская власть — там они и проявили себя, как выдающиеся администраторы, сумевшие в чистом поле, в рекордные сроки поставить и запустить крупнейшие заводы страны — ЧТЗ и ММК.

По звонку Сталина

По воспоминаниям Анны Андреевны Ловиной, задание ехать на Урал и строить тракторный завод ее супругу дал по телефону лично Сталин — это произошло в ноябре 1929 года. Энергетик Казимир Ловин, которому эта работа была совсем не по профилю, пытался возразить. Но вождь был непреклонен: «Сумел без отрыва от производства окончить энергетический институт — и на новое дело сумеешь быстро переключиться».

Казимир Ловин. Комиссарская кожанка и военная гимнастерка — таким был дресс-код директора завода-гиганта эпохи первых пятилеток. Фото: из фондов ГИМ Южного Урала

Казимир Ловин. Комиссарская кожанка и военная гимнастерка — таким был дресс-код директора завода-гиганта эпохи первых пятилеток. Фото: из фондов ГИМ Южного Урала

Поскольку тракторостроение было отраслью, которую нужно было строить, в общем, с нуля, СССР обратился за внешней помощью. Ловин и еще две сотни специалистов с созданными в Ленинграде наработками отправились совершенствовать свои индустриальные компетенции в США. Американское проектное бюро Альберта Кана предложило Ловину и его коллегам вместо дюжины небольших цехов построить три огромных корпуса на цельнометаллических опорных колоннах. Впоследствии, уже в годы Великой Отечественной войны это решение помогло заводу быстро перестроиться под выпуск танков вместо тракторов.

Фото: из фондов музея ЧТЗ

Фото: из фондов музея ЧТЗ

Едва вернувшись из заокеанской командировки летом 1930 года, Казимир Ловин отправляется в Челябинск руководить строительством. На ударную стройку приехало 43 тысячи человек: население небольшого города одномоментно выросло почти в полтора раза! На плечи директора «Челябтракторостроя» легла тяжелейшая задача — параллельно с возведением завода-гиганта обеспечить проживание десятков тысяч рабочих и инженеров. Наскоро возникает барачный городок на сотню домов и почти сразу планируется и строится соцгород ЧТЗ — кварталы капитальных многоэтажных домов с собственными клубом, школой, больницей, баней, прачечной, фабрикой-кухней…

Строится соцгород ЧТЗ. Фото: ОГАЧО

Строится соцгород ЧТЗ. Фото: ОГАЧО

Первые опытные трактора на еще строившемся заводе собрали в феврале 1931 года, но на запуск машин в серию ушло еще почти два года — стройка отставала от плана, задерживались поставки импортного оборудования. Торжественная церемония пуска Челябинского тракторного завода состоялась 1 июня 1933 года, открывать его приехал сам «всесоюзный староста» Михаил Калинин.

Казимир Ловин был назначен первым директором ЧТЗ и в 1934 году получил за успехи в развитии тяжелого машиностроения орден Ленина — высшую до введения геройских званий награду страны. Вскоре его перевели в Москву на работу по старому профилю — в главное управление энергетики Наркомтяжпрома.

К началу ВОВ счет челябинским тракторам пошел на сотни тысяч. Фото: из открытых источников

К началу ВОВ счет челябинским тракторам пошел на сотни тысяч. Фото: из открытых источников

В 1937 году на Всемирной выставке в Париже в советском павильоне, увенчанном знаменитой статуей Веры Мухиной «Рабочий и колхозница», был выставлен трактор под маркой «ЧТЗ». Машина получила Гран-при международного конкурса — с этого момента берет отсчет мировая слава челябинских тракторов. Совсем по-другому сложилась судьба человека, усилиями которого это стало возможным. В августе того же года Казимира Ловина арестовали. Его исключили из партии, объявили шпионом, обвинили в подготовке теракта против Сталина, а в ноябре — расстреляли. Супругу «врага народа» отправили в лагеря.

Лишь в 1956 году суд признал обвинение ошибкой и реабилитировал Казимира Ловина. Сегодня его имя носит одна из улиц Тракторозаводского района Челябинска — она находится в том самом соцгороде ЧТЗ, который возник усилиями первого директора предприятия.

Генерал металлургии

Когда Авраамий Завенягин в 1932 приехал на Южный Урал, у него за плечами была учеба в Московской горной академии, руководство ленинградским институтом «Гипромез» и металлургическим заводом в Днепропетровской области Украины. Новый фронт работ был еще более масштабным: специалисту доверили возглавить самый большой завод страны — Магнитогорский металлургический комбинат. На тот момент Магнитка уже дала первый чугун, но строительство было еще далеко от завершения — новые домны и мартеновские печи вводились постепенно, по мере строительства.

Фото: из фондов ГИМ Южного Урала

Фото: из фондов ГИМ Южного Урала

В 1933 году Авраамий Завенягин назначается директором огромного предприятия. С первых дней он сутками не покидает стройплощадки и готовые цеха, тщательно изучая производство. Его видят везде: на руднике горы Магнитной и на дробильной фабрике, на коксовых батареях и у домен.

При Завенягине на ММК было построено десять мартеновских печей. Но построить новые мощности — полдела; возникает новая проблема — кадровый голод. Квалифицированных металлургов не хватало катастрофически. Зато высвобождаются рабочие руки на строительных участках — и Завенягин принимает решение организовать сеть кружков и курсов по обучению элементарным техническим знаниям. Бывшие землекопы и каменщики без отрыва от производства превращаются в сталеваров, прокатчиков и доменщиков.

Фото: МАММ / МДФ

Фото: МАММ / МДФ

Как и в Челябинске, в Магнитке возникает «квартирный вопрос» — но в городе, построенном, по сути, в голой степи, он обостряется несоизмеримо. Приглашенные из Германии архитекторы под руководством Эрнста Мая проектируют и возводят один из первых в СССР соцгородков. Но его дома предназначены для руководства и инженеров, десятки тысяч простых рабочих живут в лучшем случае в щитовых бараках, а многие — в землянках и лачугах из подручных материалов и даже юртах и палатках без элементарных удобств. При Завенягине начинается строительство домов на противоположном от комбината правом берегу реки Урал, формируется коммунальная инфраструктура.

Бараки спецпереселенцев Магнитостроя. Фото: из фондов ГИМ Южного Урала

Бараки спецпереселенцев Магнитостроя. Фото: из фондов ГИМ Южного Урала

Репрессии конца 1930-х гг. затронули значительную часть организаторов строительства и запуска Магнитки, но Авраамия Завенягина не коснулись. В 1938 году опытнейший администратор получает новое задание — построить металлургический завод за Полярным кругом, в Норильске. Строительство в еще более тяжелых условиях ведут заключенные: начальник проекта надевает погоны комиссара НКВД. Там он внедряет «законы Завенягина»: требования к себе и другим, основа которых была наработана у рудников и домен Магнитки. Первый — максимальная работа в нечеловеческих обстоятельствах, второй — находить спасение в неординарных решениях и третий: молодость — скорее достоинство, чем недостаток.

В 1945 году, после Победы, ставшего генерал-лейтенантом Авраамия Завенягина бросают на новый фронт исключительной важности — советский атомный проект, которым руководит лично Лаврентий Берия. В зону ответственности Завенягина попадает весь цикл производства ядерного топлива и зарядов, от руды до производства плутония, запуска первой в мире атомной электростанции и испытаний первой советской атомной бомбы. Эта работа снова связывает его с Южным Уралом: бывший руководитель Магнитки выбирает живописные берега местных озер для строительства атомного комбината «Маяк» и сверхсекретных городов Челябинск-40 и Челябинск-70 — будущих Озерска и Снежинска. На «атомном фронте» он дважды был «ранен»: при ликвидации инцидентов на реакторе А-1 и при ядерных испытаниях в Семипалатинске получил большие дозы облучения.

Авраамий Завенягин на Южном Урале, 1951 год. Снимок сделан Игорем Васильевичем Курчатовым. Источник: «Росатом»

Авраамий Завенягин на Южном Урале, 1951 год. Снимок сделан Игорем Васильевичем Курчатовым. Источник: «Росатом»

Постскриптум репрессий в силовых структурах — аресты ближайших сподвижников Лаврентия Берия, расстрелянного вскоре после смерти Сталина — также обошел стороной Авраамия Завенягина. Сказалось давнее, еще с двадцатых годов, знакомство с Никитой Хрущевым, который стал новым советским вождем. В феврале 1955 года Завенягин получает пост министра среднего машиностроения СССР — руководство всем советским атомным строительством, а также становится зампредом Совета министров — вице-премьером правительства, по нынешним меркам.

На советском Олимпе Авраамий Завенягин проведет меньше двух лет. В канун Нового года, 31 декабря 1956-го, он умер от сердечного приступа. Почти половину из 55 прожитых лет он провел в невероятном напряжении на важнейших стройках отечественной промышленности. Страна щедро вознаградила его усилия: две звезды Героя Социалистического труда, шесть орденов Ленина, Сталинская премия и похороны по высшему разряду — урна с прахом в Кремлевской стене. Через десять с лишним лет так же похоронят Юрия Гагарина.

ТАКЖЕ НА ЭТУ ТЕМУ:

Ровесники юбилея: какие предприятия в Челябинской области работают и через 90 лет после запуска

К ЧИТАТЕЛЯМ

Подписывайтесь на нас во «ВКонтакте» и «Одноклассниках».

Следите за важными событиями в «Яндекс.Дзен» и «Телеграме».

Присылайте новости на Viber и WhatsApp по номеру: 8 904 934-65-77 или на почту kpchel@phkp.ru.