Дом. Семья16 декабря 2020 12:35

«Боятся прокурорской проверки»: спасенный лев Симба и леопард Ева рискуют провести холодную зиму в Челябинске

Разбираемся, почему продать живодерам оказывается проще, чем отправить в национальный парк
1,5 годовалый Симба считается совершеннолетним по львиным меркам

1,5 годовалый Симба считается совершеннолетним по львиным меркам

Фото: Валерий ЗВОНАРЕВ

Полет в Африку львенка Симбы и леопарда Евы, спасенных челябинским зоозащитником Кареном Даллакяном, постоянно откладывается из-за двойной бюрократии. Чиновники привыкли работать с торговцами, а вот отправка спасенных животных — по сути прецедент. В итоге ведомства не могут найти общий язык друг с другом и подобрать нужные буквы закона.

— Механизм репатриации нигде не прописан. Такая федеральная структура как Росприроднадзор не знает, как оформить этих животных, они боятся любой прокурорской проверки. Надо доказать, что животные не отловлены в дикой природе, что никто их не украл, — рассказал Карен Даллакян в эфире радио «Комсомольская правда» (95,3 FM). — Когда торгуют животными, это большие деньги. Кажется, что они лучше разговаривают с торгашами, чем с волонтерами. Хочется эти вопросы задавать на более высоком уровне.

И если по Симбе удалось собрать документы, то с Евой все сложнее. Пришлось доказать, что она родилась в неволе, что это не краснокнижный леопард из дикой природы.

— Африканцы приравнивают спасенных животных к изъятым. Но с точки зрения международной конвенции, это незаконный оборот, — продолжает Карен Даллакян. — Мы готовы хоть завтра увезти льва, но мы не хотим оставлять леопарда, ведь Ева пила молоко из наших рук.

Кроме того, волонтеры постоянно сталкиваются с мелочами: то Росприроднадзор не отвечает на письма из Танзании, то сотрудник, который должен подписать очередную бумажку, уехал в командировку или заболел.

Вместо того, чтобы уделять внимание животным (а у Даллакяна помимо Симбы и Евы еще целый зверинец, плюс многочисленные обращения), ветеринар-зоозащитник вынужден заниматься документами.

Хочется надеяться, что Симба и Ева улетят перед Новым гордом — пусть это будет праздничным чудом. В первую очередь это важно для них самих. В период холодов они вынуждены сидеть в четырех стенах. Помещения отапливаются (и на это тратятся большие деньги), но ничто не заменит жаркой саванны — их естественной среды обитания.

Зверятам уже 1,5 года. По их меркам это почти «совершеннолетие». Примерно в таком же возрасте 10 лет назад отправили на Дальний Восток тигренка Жорика.

— В этом возрасте они расстаются с мамой. У них начнется новая жизнь и они смогут существовать без мамы и папы, кем я для них являюсь. Если держать еще год, они еще больше привыкнут и расставание будет считаться предательством, — объясняет Карен Даллакян.

«Протоптав дорожку» с Симбой и Евой зоозащитники смогут отправлять и других спасенных животных. А их будет много. Дело в том, что со следующего года закрываются все передвижные цирки и зоопарки. Карен Даллакян разводит руками: в России были приняты важные законы, защищающие животных, но все делается, чтобы не заниматься этими проблемами.

С ЧЕГО ВСЕ НАЧИНАЛОСЬ?

Напомним, львенка Симбу искалечили живодеры-фотографы, которые использовали животное в качестве реквизита для съемок. Когда зоозащитники нашли детеныша, он находился на грани между жизнью и смертью. А леопарда Еву не признала после рождения родная мать. Она отказалась кормить кроху и даже чуть ее не растерзала. В итоге, оба детеныша оказались на попечении у Карена Даллакяна.

К ЧИТАТЕЛЯМ

Присылайте сообщения в соцсетях ВКонтакте, Facebook, Одноклассники.

Также у нас есть канал на Яндекс.Дзен!

Viber/WhatsApp: +7-908-0-953-953

Почта: kpchel@phkp.ru