Учительница, обвиняемая в избиении детей: «Родители пишут мне сообщения с извинениями за уголовное дело»

Скандальный педагог из Златоуста Татьяна Порсева, которую судят за издевательство над первоклашками, дала эксклюзивное интервью газете «Комсомольская правда» — Челябинск»
Татьяна Порсева.

Татьяна Порсева.

Фото: Личная страничка героя публикации в соцсети

В мае 2016-го громкой новостью под занавес учебного года стала история учительницы из Златоуста Татьяны Порсевой. Педагога обвинили в том, что она задает много "домашки" первоклассникам (это запрещено), заставляет учить стихи и бьет на уроках. Следователи возбудили уголовное дело за жестокое обращение с детьми. Через неделю его закрыли, а потом снова открыли. Выяснились новые подробности, появились конкретные пострадавшие. Версия следствия такова: детей обзывали, зомбировали мантрами, поколачивали, а одну девочку и вовсе довели до психического расстройства. Более подробно можно узнать в этой статье.

Долгое время Татьяна Леонидовна отказывалась говорить с журналистами, поэтому мы вынуждены были публиковать историю лишь с позиции обвинения. Наконец педагог согласилась поговорить.

Сейчас идет суд. Прокуратура закончила зачитывать свои доказательства. Черед защиты: несколько заседаний кряду адвокат Татьяны Порсевой будет вызывать своих свидетелей и приводить аргументы в пользу невиновности педагога.

— 20 заседаний в прошлом году было, — рассказала газете «Комсомольская правда» — Челябинск» Татьяна Порсева.

— Как Ваше здоровье?

— Непросто. В больнице недавно лежала. И у мужа инсульт был на фоне всего. Но держимся — некуда деваться. Хочу вернуть доброе имя.

— Нашли новую работу?

— Нет, я еще числюсь в школе. Не уволена, а отстранена на время следствия. Поэтому не могу сменить место работы.

— Бывшие коллеги поддерживают или стали сторониться?

— Встречаю их — тепло со мной здороваются, на суде говорят всю правду. С некоторыми продолжаю общаться по праздникам — поздравляем друг друга. Но отношения со многими я постаралась прекратить, чтобы их не подставлять. Даже ученики того самого «А»-класса не забывают меня, общаемся иногда.

— Кто помогает держаться?

— Со мной не только выпускники и их родители, но и действующие ученики старших классов той школы. Поддерживают, на 1 сентября и День учителя приезжают домой — благодарят и несут букеты цветов. Это трогает. А недавно идем с мужем по улице — ко мне бросился мужчина обниматься. Кричит: «Миленькая, как же так? Правда должна восторжествовать!». Может быть, один из учеников бывших.

Сторона защиты пока затрудняется даже приблизительно назвать дату окончания судебных слушаний.

Сторона защиты пока затрудняется даже приблизительно назвать дату окончания судебных слушаний.

Фото: Личная страница героя публикации в соцсети

«АКЦИЮ СРЕЖИССИРОВАЛА ТРЕТЬЯ СИЛА»

— Что вам известно о девочке, которой, по версии следствия, вы причинили тяжкий вред здоровью?

— Она ни разу не лежала в больнице — какой тут «тяжкий вред»? Перешла в параллельный класс, а сейчас вообще в другую школу. Видят ее веселой, участвует в разных мероприятиях, посещает несколько кружков.

— Кому может быть выгоден этот скандал?

— Сложилось впечатление, что все срежиссировано. Подставили и родителей, которые написали на меня заявление. Все началось с томика стихов уральского поэта Василия Кузнецова, которые подарили от имени губернатора школьникам. Мы учили его стихи. На книге был логотип «Единой России». Общественникам это не понравилось, и они пригласили журналистов. Возможно, подумали, что это политическая пропаганда на уроках. А потом предоставили следствию своего психолога… Не знаю, что еще сказать. Наверное, у каждого человека есть недоброжелатели. Город у нас маленький, мне многие говорят, что это заказная акция.

— Общались с родителями, которые выступают на стороне обвинения?

— Некоторые признавались: не думали, что все так далеко зайдет. После заседания суда один звонил, извинялся очень. SMS слали извиняющиеся.

— А деток тех видели?

— Детей на суд не ведут. Говорят: «угроза жизни». Какая — не понимаю. Я ни с кем не встречаюсь из них, живу замкнуто на окраине города, а в центр езжу только на суд.

— Не думали переехать из Златоуста?

— Нет. За эти два года никто не кинул на меня сердитого взгляда. Нет никакого гонения. Недавно была на мероприятии, где присутствовали 120 человек — все общались исключительно с уважением. Я же многих выучила в этом городе.

— Верите в оправдательный приговор?

— Конечно, как иначе! У нас же и доказательства есть, а с той стороны лишь слухи.

Многие выпускники прходят навестить первого педагога. Фото предоставлены Еленой Никитиной.

Многие выпускники прходят навестить первого педагога. Фото предоставлены Еленой Никитиной.

ПЕРЕДАЧУ ТЕТРАДКИ НАЗЫВАЮТ НАСИЛИЕМ

«Комсомольская правда» — Челябинск» также пообщалась с адвокатом учительницы Мариной Агеевой.

— Почему решили сейчас поговорить?

— Запрещено было постановлением следователя, чтобы не раскрывать детали уголовного дела. А потерпевшим не запретили лить грязь на Татьяну Леонидовну. Это разве объективно? Мы спрашивали у прокуратуры, почему так. Нам сказали, что нас предупреждали об уголовной ответственности за разглашение материалов дела, а их нет — такие интересные вещи.

— Сейчас в суде ваша очередь выступать. Как будете защищаться?

— Обвиняют в жестоком обращении с детьми, а в чем конкретно — не указывают. Например, есть четыре эпизода: якобы Татьяна Леонидовна насильно заставляла принимать пищу. Пострадавшими числятся пять детей. Только по одному из них указано: пыталась насильно заставить есть ложку супа. Было это на завтрак, но в той школе супов на завтрак не дают. Одновременно в столовой питаются семь классов, а значит, еще семь педагогов следят. Якобы на глазах всех Порсева применяла насилие. Но во время допросов свидетели сказали: ничего не было, иначе мы бы вмешались.

— Кроме обвинений в «кулинарном насилии» какие еще вы видите нестыковки?

— Шесть раз била тетрадкой по груди. Выяснили, что это 12-листовая мягкая тетрадь. Якобы, когда Порсева передавала ее ребенку после проверки, то задела его, и это сочли насилием. Никаких телесных повреждений не было. В течение года все молчали. Получается, что сейчас любой жест педагога может быть истолкован родителями как насилие.

— Не раз упоминали про камеры наблюдения в классе.

— У директора монитор, на котором транслируется картинка камер наблюдения из классов. Записи хранятся десять дней. Но тогда прокуратура не посмотрела записи, а сейчас их уже нет. Директор говорит, что на школьной комиссии они просматривали те записи и насилия не увидели.

Татьяна Порсева 26 лет отработала в школе.

Татьяна Порсева 26 лет отработала в школе.

Фото: Личная страничка героя публикации в соцсети

— Неужели ни одной записи?

— В деле есть лишь одна пленка. Следствие не принимает ее во внимание. Хотя на записи девочка, которую Порсева якобы ударила шахматной доской. Она первая подбегает играть к учителю за стол. Вокруг много детей, все любили поиграть с учителем в шашки. Тогда как ребенок, который со слов мамы боится педагога как черт ладана, первая бежит к нему общаться?

— От удара у девочки остался след?

— У нее есть след, но это не от удара доской. Для этого провели экспертизу, чтобы установить характер возможной травмы. Но прокуратура не оглашает этого.

ПОСПЕШИЛИ ПОСТАВИТЬ ДИАГНОЗ?

— Какими еще аргументами будете доказывать невиновность?

— Есть аудиозапись, сделана в мае — после первого закрытого уголовного дела. На ней слышно, что дети спокойно общаются с педагогом.

— Как еще по версии следствия издевались над детьми?

— Задержки детей после уроков. Хотя это были допзанятия, на которых в присутствии родителей ребенку объясняли то, чего он не понял днем. И это называют насилием. Также участие в олимпиадах, в которых дети с удовольствием побеждали. Дошло до того, что один из потерпевших мальчиков в одном конкурсе выиграл фотоаппарат. Почему во всех случаях это бы трактовали положительно, а в нашем уголовном деле отрицательно? Якобы у детей не было времени на отдых.

С благодарными выпускниками. Фото предоставлено Еленой Никитиной.

С благодарными выпускниками. Фото предоставлено Еленой Никитиной.

— Что с девочкой, которая стала пострадавшей по второму уголовному делу — тяжкий вред здоровью?

— Заключение психолога: расстройство адаптации. Оно выразилось в ограничении общения, чувстве тревоге, плохом сне — все со слов мамы. На суде мы выяснили, что после первого визита к психиатру, родителям и ребенку назначили контрольный прием через пару месяцев. Они на него не пошли, потому что были в лагере. Там ребенок прекрасно ел, спал — в незнакомом коллективе. А когда пришли в сентябре, мама сказала врачу, что у ребенка нет никакого положительного прогресса.

Сейчас мы хотим просить суд о проведении стационарного исследования ребенка. Давайте отправим ее в московский институт им. Сербского, чтобы там поставили еще раз поставили диагноз. А то у нас это сделали за десять минут после чего обвинили человека в тяжком преступлении.

ОФИЦИАЛЬНО

— Татьяну Порсеву обвиняют в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью малолетнего и неисполнении обязанностей по воспитанию несовершеннолетних. По версии следствия, она применяла грубое, пренебрежительное и унижающее человеческое достоинство обращение по отношению к первокласснице. Экспертиза показала, психическое расстройство ребенка относится к тяжкому вреду здоровью. Следствием собрана достаточная доказательная база, — рассказали в пресс-службе Следственного управления СКР по Челябинской области.