Премия Рунета-2020
Челябинск
-1°
Boom metrics
Общество7 мая 2023 2:00

Город-госпиталь Челябинск: тут лечили мхом и перевозили раненых в трамваях во время войны

В некоторых эвакогоспиталях даже были свои теплицы
Большая часть пациентов возвращались на фронт. Фото: Челябинск. Танкоград. Победа

Большая часть пациентов возвращались на фронт. Фото: Челябинск. Танкоград. Победа

В годы Великой Отечественной войны в Челябинскую область с фронта привезли сотни тысяч человек. Для раненых и больных солдат в тылу разворачивали специальные медицинские учреждения – эвакуационные госпитали. Их открывали в больницах, школах, институтах, санаториях, складах, гаражах, общежитиях и даже конюшнях. Рассказываем, как раньше лечились озерным мхом и целебной грязью и показываем, что бойцы писали родным из госпиталей.

Под госпитали отдали даже конюшни

В феврале 1941 года в Челябинске под грифом «совершенно секретно» начала работать специальная комиссия. Она подбирала подходящие для размещения эвакогоспиталей школы. Из-за просторных классов, широких окон, центрального отопления, кухни и канализации они идеально подходили для быстрого перевода под медицинские нужды.

Челябинск был готов принять 4–5 тысяч раненых бойцов. Но этого было недостаточно, поэтому постепенно они стали появляться по всей области. В военные годы в регионе развернули 93 эвакогоспиталя, в них прошли лечение более 223 тысяч больных и раненых военных. Наиболее крупные находились в Челябинске, Магнитогорске, Златоусте, Троицке и Сатке.

В госпитали шли работать не только медики, но и обычные женщины. Фото: Челябинск. Танкоград. Победа

В госпитали шли работать не только медики, но и обычные женщины. Фото: Челябинск. Танкоград. Победа

В первые месяцы войны хватало зданий больниц и школ. Но раненых было слишком много. Эвакогоспиталям передавали находившиеся рядом общежития, склады, гаражи, мастерские и конюшни. Челябинскому военному госпиталю №423 передали здания школ №41, №9 и филармонии.

Только в первые годы войны в Челябинск прибыли 483 санитарных поезда. Каждый привозил около 500 раненых. Их нужно было принять и рассортировать по типу и степени тяжести ранений. И на все про все было всего 2 часа! На помощь приходили челябинцы, а для перевоза раненых мобилизовывали городской транспорт: автобусы, машины скорой помощи и даже переоборудованные трамвайные вагоны.

Коллектив эвакогоспиталя №1722 Челябинска, 1946 год. Фотокопия: Государственный исторический музей Южного Урала.

Коллектив эвакогоспиталя №1722 Челябинска, 1946 год. Фотокопия: Государственный исторический музей Южного Урала.

Госпиталь обустраивали всем городом

Один из крупнейших эвакогоспиталей, № 1721, размещался в школе №30 Челябинска. Там для раненых солдат попытались создать не только комфортные, но и уютные условия.

– Госпиталю выделили ковры, картины из картинной галереи. Клубы ЧГРЭС и ЧЭМКа прислали шторы на окна и оборудовали комнату отдыха с настольными играми, была даже бильярдная. Весь персонал госпиталя красил стены и кровати, готовил помещения к открытию, – делится подробностями заведующий историческим отделом Государственного исторического музея Южного Урала Алексей Опейкин.

Этот госпиталь специализировался на ранениях конечностей. Руководила им военный врач Елизавета Дианова – выпускница Московского медицинского института. В 1939 году, во время финской войны, у нее уже был похожий опыт.

В специализированных госпиталях помогали военным с повреждением зрения, занимались челюстно-лицевой хирургией и протезированием.

А один из челябинских эвакогоспиталей стал фронтовым. Полевой госпиталь сначала работал на Донбассе, затем в Венгрии, Румынии и Югославии.

Четыре сотрудницы аптеки эвакогоспиталя №1722 Челябинска в рабочей комнате, 1942 год. Фото: Государственный исторический музей Южного Урала.

Четыре сотрудницы аптеки эвакогоспиталя №1722 Челябинска в рабочей комнате, 1942 год. Фото: Государственный исторический музей Южного Урала.

Лечили мхом и грязью

Особо отметился эвакогоспиталь №1722, который вошел в историю как «Тарасовский» – его возглавлял хирург, член госпитального Совета Наркомздравов СССР и РСФСР Петр Тарасов. Туда привозили на лечение военных с огнестрельными ранениями конечностей, грудной и брюшной полостей.

Из 7 тысяч пациентов этого госпиталя – 5 тысяч вернулись на фронт, в действующую армию. Но это не единственная заслуга Тарасова: он начал развивать в регионе донорское движение и применял необычные методы лечения.

– Вместо ваты Тарасов предложил использовать стерилизованный озерный мох, который добывали на озере Червяное Катайского района. Применяли и целебную сапропельную грязь с озера Горькое. Ее в мешочках прикладывали к ранам, и они быстрее заживали, – рассказывает заведующий историческим отделом Государственного исторического музея Южного Урала Алексей Опейкин.

Госпиталь находился в здании школы №12. Сейчас там находится Челябинский институт культуры.

Сейчас в здании, где размещался эвакогоспиталь №1722, находится Челябинский государственный институт культуры. Фото: Объединенный государственный архив Челябинской области.

Сейчас в здании, где размещался эвакогоспиталь №1722, находится Челябинский государственный институт культуры. Фото: Объединенный государственный архив Челябинской области.

В санаториях выращивали помидоры

Часть эвакуационных госпиталей разместилась в санаториях Кисегач, Каштак, Увильды, Золотая Сопка и Чебаркуль. Госпиталь на 600 коек развернули в санатории спецназначения НКВД «Сунгуль». Параллельно с этим он стал крупным научным центром.

Весной 1942 года там прошел II пленум Курортной секции Ученого медицинского совета Наркомздрава РСФСР. Специалисты обсуждали курортные и физиотерапевтические способы лечения и влияние малых доз радиации на раны.

А в главном госпитале Челябинской области, Чебаркульском санатории, даже вели хозяйство. В парниках и теплицах выращивали овощи.

Эвакогоспиталь «Сунгуль», сентябрь 1944 года. Фото: Государственный исторический музей Южного Урала.

Эвакогоспиталь «Сунгуль», сентябрь 1944 года. Фото: Государственный исторический музей Южного Урала.

«Порядки обращения диковатые»

Но не всегда лечение проходило гладко. Не хватало медикаментов, персонала, было сложно устроить быт для раненых солдат, которых везли и везли с фронта.

– Лежу в ЭГ 1721 на ул. Свердлова в школе № 30 рядом с Алым Полем. Палата моя на 4-м этаже, № 36… Белья отчаянно не хватает, я четыре дня ходил в одном белье и без носков, и даже халат тряпочный и рваный… Ложки деревянные, частично не крашенные, обгрызенные. Питание неважное, хлеб примерно наполовину белый, но вкуснее наша русская, а не американская мука. На завтрак дежурная манная каша, 20 г. масла и полусладкий чай или ложка изюма. На обед постные щи. Картошка скверная, как и вообще в этом году в Челябинске, пораженная какой-то гнилью. Порядки обращения диковаты: по фамилиям не называют, а все Коля да Надя… Рядовые лежат вместе с офицерами, парикмахера ни черта не найдешь, и вообще скверно, – написал один из солдат родным.

Что интересно, письма из госпиталя удрученные, а те, кто уже уехал, пишут только слова благодарности людям, которые спасли их жизни.

– Разрешите поблагодарить вас за большое внимание, любовь и преданность к нам, защитникам Родины. По совести говоря, из госпиталя нам было трудно уходить, расставаться с вами. Сейчас мы находимся на курорте Увильды. Обмундирование получили хорошее, занимаемся физической работой. Скоро на фронт. От всех нас передаю персоналу госпиталя красноармейское спасибо и сердечный привет. Желаем, как своим родным матерям, всего наилучшего в жизни, счастья, любви и преданности к нам, отцам, братьям, защитникам славной нашей любимой жизни и партии Ленина и Сталина. На этом до свидания, – написал красноармеиц Василий Шварчук.

– Привет, город Челябинск! Здравствуй, дорогой эвакогоспиталь 1721! Привет от вашей знакомой девушки Вали Кулагиной! В первых строках этого письма должна сообщить, что нахожусь я в действующей Красной Армии. Простите меня, что плохо написала, потому что писала ночью при фонарике. Дорогая товарищ Дианова, я вас очень прошу, как получите это письмо, в тот же день дайте ответ, потому что меня могут убить, и я ничего не узнаю о вас. Дорогая товарищ Дианова, если меня еще ранят, и я попаду в Челябинск, то останусь у вас в госпитале работать, – писала с фронта Валентина Кулагина в 1942 году.

За предоставленную информацию благодарим заведующего историческим отделом Государственного исторического музея Южного Урала Алексея Опейкина.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Бессмертный полк в Челябинске 9 мая 2023 года: как пройдет шествие в этом году

Белорусский фронт сводил пары и забирал родных (подробнее)

Как курганский журналист Павел Фитин стал секретным разведчиком и предупреждал Сталина о войне (подробнее)

К ЧИТАТЕЛЯМ

Присылайте сообщения в соцсетях ВКонтакте, Одноклассники.

Viber/WhatsApp: +7-904-934-65-77

Также у нас есть канал на Яндекс.Дзен и Телеграм

Почта: kpchel@phkp.ru