Премия Рунета-2020
Челябинск
-28°
Boom metrics
Общество
Эксклюзив kp.rukp.ru
13 ноября 2023 12:21

«Говорили, что опухоль доброкачественная»: 7-летнюю девочку утешали щадящими диагнозами, а теперь она умирает от рака

В Челябинске женщина судится с врачами, которые могли проглядеть рак у ее дочери
Болезнь сильно изменила Ксюшу.

Болезнь сильно изменила Ксюшу.

Фото: Предоставлено "Комсомолке"

Ксюша уже давно не встает с кровати, чтобы поиграть со старшими братом и сестрой. Да и ест она не мамины пирожки, а специальное питание. По всему телу у девчушки – метастазы от злокачественной опухоли: они захватили руки, ноги, позвоночник, легкое и голову. Девочка уже два года, откровенно говоря, доживает. А ее мама пытается наказать людей, которые перепутали злокачественную и доброкачественную опухоли.

Рак или доброкачественная опухоль?

Красавица Ксюша до 5 лет не знала горя: росла в многодетной семье и радовала родителей. На плановом медосмотре в детском саду заподозрили что-то неладное и отправили к врачам.

– Мы пошли на УЗИ у нас в Верхнеуральске, оно показало, что увеличена печень. Отправили в Магнитогорск, там прошли обследование, сделали КТ, УЗИ и взяли кровь. Потом врач сказал: «Это не наш профиль. Езжайте в Челябинск, в областную больницу», – вспоминает мама Ксюши Светлана Кравцова.

Ксюша до болезни.

Ксюша до болезни.

Фото: Предоставлено "Комсомолке"

Мама вспоминает, что тогда анализы были неоднозначные и врачи признавались, что не понятно, это рак или доброкачественная опухоль. Тогда взяли биопсию и отправили ее на экспертизу в областное патологоанатомическое бюро.

– Оттуда пришел ответ, что у нас аденома (доброкачественная опухоль – прим.ред). Нас начали готовить к операции. Кровь была плохая: два раза делали переливание, плазму переливали раза три. Во время операции удалили правую долю, желчный пузырь, – рассказывает Светлана. – Когда хирург вышел из операционной, сказал мне, что не одну опухоль в руках держал, в этой опухоли он добра не увидел. Потому в левой доле печени много отростков осталось, а из-за аденомы такого быть не может. И она объемом была большая, 600 граммов, такого тоже не должно было быть. Посоветовал на пересмотр отправлять саму опухоль.

Повторная биопсия дала тот же результат. Ксюшу выписали домой.

«Мама, у меня кость болит»

Жить с такой половинкой печени было нельзя. Врачи Челябинской детской областной больницы отправили документы в центр трансплантологии и искусственных органов имени Шумакова в Москву.

– Лечащий врач сказал, что пересадка – единственный шанс выжить, – вспоминает мама Ксюши.

Дома Светлана сразу стала искать родственного донора, как и посоветовали врачи. Но никто не подходил: у одного группа крови не та, у другого проблемы со здоровьем.

– Как-то мне позвонил врач, сказал, что центр Шумакова готов нас принять. Но надо было забрать согласие от центра в ЧОДКБ. Для этого нужно было записаться на прием, место было только на начало февраля. Донором согласился стать дядя Ксюши, – рассказывает Светлана.

9 марта Ксюше должны были сделать пересадку. Седьмого – семья должна была вылететь. Но планам было не суждено сбыться. Накануне Ксюша подошла к маме с новой бедой:

– Мама, у меня кость в ноге болит.

Светлана сразу повела дочь в поликлинику, на снимке врачи заметили что-то странное. Отправили в Магнитогорск, хирург посмотрел на снимке и сказал, что пятка будто расслаивается. И уже по традиции отправила в детскую областную больницу.

И снова неизвестность. По словам мамы, на онкологию тогда даже никто не грешил, думали, что это остеомиелит (воспаление костного мозга гнойного характера, переходящее на зону кости). Но появились сомнения.

– В итоге сделали отщип пятки, отправили опять в патологоанатомическое бюро. Мы, наверное, недельку полежали и нас отпустили домой, ответ обещали потом сообщить. Но когда заведующий с операционной вышел, сразу сказал: новости нехорошие, сильно кровит, кость не того цвета, – вспоминает с дрожью Светлана.

От пересадки печени в Москве пришлось отказаться.

Родители стараются скрасить жизнь ребенка, несмотря на болезнь.

Родители стараются скрасить жизнь ребенка, несмотря на болезнь.

Фото: Предоставлено "Комсомолке"

Метастазы захватили все тело

В конце марта Ксюша проснулась со вздувшимся животом, который стал жестким как камень. Она плакала и не понимала, что происходит. И снова долгий путь – на скорой маму с дочкой сразу увезли в приемный покой ЧОДКБ.

– Когда мы с Ксюшей сидели внизу и ждали очереди, спустился хирург и сказал, что у нас в пятке метастаз от карциномы. Я сразу даже не поняла, что это такое. Потом мне объяснили, что в печени была злокачественная опухоль и она начала давать метастазы. Нам сделали МРТ: метастазы оказались в руках, ногах, легком, позвоночнике, голове. В общем они разрослись по всему организму, – с болью вспоминает Светлана.

Мама сразу побежала к онкологам и спросила, как такое могло произойти. Ту, самую первую биопсию, отправили в центр Рогачева в Москву. Там подтвердили карциному.

– Во время операции туда пустили свет и воздух, которые так любит рак. И он у нас за четыре месяца разросся по всему организму.

Семья очень любит Ксюшу.

Семья очень любит Ксюшу.

Фото: Предоставлено "Комсомолке"

Уколы морфина и жизнь в кровати

С метастазами Ксюша живет уже два года. За плечами у девчушки четыре курса химиотерапии, которые не дали результата. В итоге ребенка признали «паллиативным» и отправили домой. Центр Рогачева назначил препарат, который сдерживает распространение рака.

Но сил сопротивляться у Ксюши все меньше. Мама с болью признается: Ксюша больше не играет, почти все время лежит, только иногда ходит по дому. Да и внешне в Ксюше уже не узнать ту девочку, что пару лет назад бегала с друзьями и задорно смеялась.

– У нее метастаз с правой стороны сильно давит на глазное яблоко, выдавил глаз. С левой стороны метастаз на челюсти, ей жевать больно. Кушает совсем маленечко. Хочет, просит, а не может. Питается только лечебным питанием Nutridrink, его покупаем сами, и фонд «Искорка» поставляет. Дороговато, конечно: пачка на 10 дней стоит 10 тысяч рублей. Но он питательный, высококалорийный, – рассказывает Светлана.

Недавно у девочки появились сильнейшие боли. Справиться с ними помогают только уколы с морфином.

«Врачи винят меня»

Год назад Светлана подала в суд на Челябинское областное патологоанатомическое бюро и Челябинскую областную детскую клиническую больницу. Женщина хочет наказать тех, кто не смог вовремя помочь ее дочери.

– Врачи не извиняются, винят меня. Мол, у нас многодетная семья и мы живем за счет ее пенсии. А разговор идет о том, как лечили нас. Причем тут моя семья вообще? – возмущена Светлана. – Я сразу им сказала, что подам в суд, они мне ребенка загубили, жизнь ей сломали.

Изначально Светлана хотела, чтобы ей и дочери выплатили по 5 миллионов рублей. Этой осенью суд вынес решение о компенсации морального вреда и взыскании по 1,2 млн рублей в пользу мамы и ребенка от ЧОДКБ и по 300 тысяч рублей с патологоанатомического бюро. Мама с таким решением согласна, но представитель детской областной больницы сообщил, что планирует подавать апелляцию.

– Совести нет, – отреагировала мама Ксюши. – Я еще и в Следственный комитет написала по поводу такого отношения со стороны врачей. Таких врачей надо держать подальше от людей. Им нельзя работать. Либо пусть идут переучиваются, либо медсестрами работают.

Ксюша и ее мама Светлана.

Ксюша и ее мама Светлана.

Фото: Предоставлено "Комсомолке"

Официально

В региональном минздраве КП-Челябинск сообщили, что проверять качество безопасность медицинской деятельности в областной детской больнице после произошедшего не планируют. Все медицинские документы сейчас находятся в суде.

– Согласно данным ЧОДКБ, судебное решение по данному делу не вступило в законную силу и будет обжаловано в вышестоящей инстанции, – добавили в пресс-службе министерства здравоохранения Челябинской области.

Дело чести

По нашим данным, больница не согласна с тем, что она основной ответчик. Ведь все исследования проводили в патологоанатомическом бюро. Этот момент разъяснила адвокат Ольга Самарина:

– Именно лечащий врач-онколог назначает тактику лечения и необходимые исследования, что в данном случае сделано не было. Более того, врачами не были своевременно направлены анализы в референс-центр в Москву, хотя у них были сомнения в отношении диагноза Ксении.

К слову, интересы мамы и дочки в суде Ольга представляет на условиях pro bono, на безвозмездной основе.

– Защита этого ребенка была для меня делом чести. Право на качественную медицинскую помощь не было реализовано, и должно быть компенсировано. В нашем случае, никакие деньги не смогут вернуть ребенка к полноценной жизни. Но на процессах представители медицинских учреждений говорили, что теперь делают все, чтобы избежать ошибок при любых сомнениях. И, возможно, благодаря этому делу, повысятся стандарты оказания медицинской помощи и чья-то жизнь будет, в конечном счете, спасена, – сообщила адвокат адвокатского бюро KR&P Ольга Самарина.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

«Для нас это был конец света»: как многодетная семья растит девочку с ультраредкой поломкой гена

«Вся жизнь – борьба за жизнь»: единственный в России ребенок с редкой болезнью проверяет кровь после каждого приема пищи

Родила ребенка будучи бабушкой: сын с ДЦП поменял жизнь многодетной мамы до неузнаваемости

К ЧИТАТЕЛЯМ

Присылайте сообщения в соцсетях ВКонтакте, Одноклассники.

Viber/WhatsApp: +7-904-934-65-77

Также у нас есть канал на Яндекс.Дзен и Телеграм

Почта: kpchel@phkp.ru