ЗДОРОВЬЕ24 сентября 2021 16:00

Жительница Челябинска скончалась в реанимации после лечения в больнице для переболевших коронавирусом

Это уже не первая жалоба на адские условия базы долечивания на Днепропетровской
Фото: google.com/maps, предоставлено родственниками.

Фото: google.com/maps, предоставлено родственниками.

64-летняя челябинка Ирина Генриховна умерла после нескольких дней пребывания в скандальном отделении долечивания ковидных больных в поликлинике №4 (бывшая ГКБ №14, сейчас — подразделение ГКБ №1) на Днепропетровской. Официально в документах о смерти значится коронавирус, но родственники винят во всем медучреждение.

Собирали консилиум, выписали дорогие лекарства

Все началось в 10-х числах августа. Ирина Генриховна почувствовала недомогание. Сначала думала, что ее продуло под вентилятором. Но вскоре семья сына получила положительные тесты на ковид. Вместе с ней заболела и пожилая мать 93-х лет. По направлению врача 24 августа женщин положили в Горбольницу №1 на Воровского. Никаких проблем с госпитализацией не было.

— Врачи были очень внимательные и отзывчивые. Когда у мамы ухудшилось состояние, собрали консилиум, назначили препарат стоимостью 10 тыс. рублей. Нас приятно удивило такое отношение, — рассказал сын погибшей Геннадий.

Когда женщинам стало лучше, 13 сентября их в обязательном порядке отправили в отделение долечивания на Днепропетровскую.

В холоде и без кислорода

Там они оказались в самые холодные сентябрьские дни. По словам родственников, в палатах для людей, переболевших ковидом, не было ни обогревателей, ни горячей воды, ни нормальных одеял. Даже для здорового человека такие условия, мягко говоря, не комфортные. Как отмечают близкие, для больных ковидом это становится проверкой на выживание, которую Ирина Генриховна не прошла.

— Мама говорила: «Одеялки детские, тонкие. Нам очень холодно! Даже чай горячий не попить, чтобы согреться». Я представляю, что такое маленькое детское одеяло для взрослого человека, для полной женщины это только ноги прикрыть. Кормили плохо. Дозваться медсестру было очень трудно. Потом мама попросила чайник, чтобы греть воду и хоть как то греться. Врачи к пациентам подходили редко — в один из дней наша 93-летняя бабушка пролежала на утке целый час и это в холодной палате! — продолжает Геннадий.

Чтобы помочь своей матери Ирина Генриховна встала с кровати и не дойдя до ее импровизированной кровати упала на пол. Как отмечают родственники, бабушка лежала не на кровати, а на том что собрали из подручных средств.

На шесть человек была всего одна кислородная установка, только своя маска у каждого. Пока дождешься своей очереди, снова плохо, — жаловалась женщина.

— Мама говорила, что ей подольше давали подышать соседи по палате, — продолжает Геннадий. — По его словам, она должна была дышать целый день, а на Днепропетровской, 11 это было сделать не возможно. В Городской больнице №1, в палате, она целый день «лежала на кислороде», даже разговаривать с нами по телефону не могла, переписывалась с нами в мессенджере.

Скончалась в реанимации

16 сентября сын не смог дозвониться до матери и начал обзванивать больницу. Ему удалось выяснить, что состояние женщины ухудшилось и Ирину Генриховну перевезли на скорой обратно в ГКБ №1 на Воровского. Дежурный врач реанимации, куда перевели женщину ничего толком не объяснил, только: нормально перенесла дорогу, состояние тяжелое, кислород в крови 90%, она в сознании, дышит кислородом сама, «мы за нее поборемся». Но через семь часов она скончалась в реанимации.

Позже выяснилось, что женщина поступила в шоковом состоянии, без сознания, поражение легких было 90%. В 18 часов состояние ухудшилось и ее подключили к аппарату ИВЛ. В 20 часов у Ирины Генриховны остановилось сердце, реанимационные мероприятия не дали результатов и женщина скончалась.

С момента перевода на долечивание, практически перед выпиской и до смерти прошло всего 3 дня. В документах указано, что причиной смерти стала ковидная пневмония. Родные умершей женщины задаются вопросом: если бы Ирина Генриховна не шла на поправку, стали бы ее выписывать из больницы на Воровского? .

— Поражение легких увеличилось с 8% до 90%. Выздоравливающего человека просто довели до смерти! — возмущаются родственники. — Все усилия врачей Городской Больницы №1, дорогие лекарства — все было перечеркнуто тремя днями в больнице на Днепропетровской 11.

«Мы побывали в аду»

93-летняя бабушка сейчас находится дома, ее удалось забрать с больницы на Днепропетровской практически с боем. По словам родственников, когда бабушку забирали, сыну позвонила врач и настойчиво просила уговорить маму оставить бабушку в больнице.

— Они обе сказали так: «Мы побывали в аду». Из больницы не выпускали. Но мама добилась, чтобы бабушку выписали на второй день. А о себе не позаботилась... Когда выписывали бабушку, она говорила: «Бабулю сегодня отправили, а я через два дня я сбегу», — рассказал Геннадий.

После похорон родственники намерены написать заявления во все инстанции, чтобы добиться наказания виновных в гибели матери и защитить других пациентов оказавшихся в этой больнице.

Некомфортно даже молодым

Отметим, что это не первая жалоба на базу долечивания в поликлинике №4 на АМЗ. Летом молодая челябинка Валерия записала видеообращение, адресовав его Минздраву, Роспотребнадзору и Алексею Текслеру. Она также жаловалась на отсутствие горячей воды, дыры в стенах, холод и сырость: «как будто ты лежишь во влажной кровати».

Тогда пресс-секретарь ГКБ №1 Карина Денисова сообщила, что в терапевтическом отделении на Днепропетровской, 11 идет подготовка к отопительному сезону, ведется замена системы бойлера, поэтому горячая вода отключена. С тех пор прошло два месяца. Тогда же в больнице провели проверку, но пациенты ни на что не жаловались.

Официально

После запроса КП-Челябинск в Министерство здравоохранения в больнице провели внутреннюю проверку.

— 24 августа пациентка была госпитализирована на ковидную базу ГКБ №1. Тяжелое течение COVID-19 усугублялось наличием у пациента ряда хронических заболеваний. С 13 по 16 сентября женщина в удовлетворительном состоянии переведена в отделение долечивания, где получала лечение в полном объеме согласно методическим рекомендациям «Профилактика, диагностика и лечение новой коронавирусной инфекции (COVID-19). Версия 11», — прокомментировали в Минздраве. — При ухудшении состояния бригадой СМП пациентка была оперативно доставлена в отделение реанимации и интенсивной терапии ГКБ №1. Спустя время — переведена на ИВЛ. После непрерывных реанимационных мероприятий, к сожалению, наступил летальный исход.

В ведомстве уточнили, что электрические обогреватели запрещены по требованиям пожарной безопасности. Отопление дали в отделении долечивания дали с 18 сентября (женщина умерла, напомним, 16 сентября).

— По желанию пациентов сотрудники предоставляли дополнительные одеяла, горячая вода в отделении подается непрерывно, — добавили в ведомстве. — Информация о том, что пациенты «лежали на чем попало, вплоть до пуфиков и стульев, собранных вместе» не соответствует действительности. По данным сводки на 13 сентября в отделении находилось 63 пациента, 14 сентября — 60, 16 сентября — 59, в то время как отделение развернуто на 65 основных койках.

Что касается кислорода, в Минздраве уточнили, что данной пациентке по показаниям был предоставлен индивидуальный концентратор.

В ведомстве подтвердили, что родственники пациентки неоднократно связывались с лечащим врачом по телефону, но претензий по условиям ее нахождения не предъявляли:

— Все пациенты при отказе от дальнейшего стационарного лечения после беседы с врачом о возможных рисках и оформления письменного отказа, беспрепятственно переводятся на амбулаторный этап лечения.

Также в ведомстве прокомментировали жалобы на плохую еду:

— Приготовление блюд осуществляется в соответствии с картотекой блюд диетического, лечебного и профилактического питания. В рацион включены только сертифицированные продукты. Блюда готовятся не более чем за два часа до подачи с обязательным контролем качества и безопасности готовой продукции.

К ЧИТАТЕЛЯМ

Присылайте сообщения во «ВКонтакте», Facebook и «Одноклассниках».

Пишите на Viber и WhatsApp: 8 904 934-65-77.

Также у нас есть каналы на «Яндекс.Дзен» и в «Телеграме».

Почта: kpchel@phkp.ru