Премия Рунета-2020
Челябинск
+23°
Boom metrics
Общество3 февраля 2022 5:29

«Можно расстрелять всех, но придет новая стая»: зоозащитница рассказала, на что тратятся миллионы в борьбе с одичавшими собаками

Полина Кефер о проблеме с бродячими стаями в Челябинске
Фото: Приют для животных Наш Дом / vk.com

Фото: Приют для животных Наш Дом / vk.com

В Челябинской области в этом году бродячие собаки покусали нескольких человек, а в городском парке Гагарина становится уже страшно гулять. В нескольких регионах России стаи растерзали семилетнююю девочку и взрослых. Как же бороться с бродячими собаками? Предложения разные: отстрел, чипирование, введение ответственности для чиновников. Но все участники дискуссий сходятся в одном — нужны новые способы борьбы с опасной проблемой. Мы поговорили о ситуации с Полиной Кефер, известной челябинской зоозащитницей. Недавно ее организация «Наш Дом» заключила контракт на содержание и стерилизацию отловленных в городе животных на 10 миллионов рублей.

— Чем будет заниматься ваша организация?

— Наша организация на территории нашего частного приюта будет заниматься содержанием, вакцинацией, лечением, обработкой, стерилизацией животных, которые поступают через городской отлов по заявкам жителей. Отловом будет заниматься другая организация.

Животные привозятся к нам в приют, проходят в течение 21 дня медицинские процедуры и психологическую проверку с врачом-ветеринаром и кинологом. Их проверяют на предмет агрессии. Собак разделяют на самых ручных, которых можно пристроить в семью, так называемых «зеленых». На ручных и неагрессивных, которые просто избегают контакта с человеком, «желтых». «Красные» — это собаки с выраженным агрессивным поведением.

Фото: Полина Кефер / vk.com

Фото: Полина Кефер / vk.com

«Зеленых» собственными силами стараемся определить в новые семьи или ищем их старых хозяев. К сожалению, человеческая безответственность безгранична и очень многие собаки, поступающие к нам через отлов, хозяйские, которых отпускают погулять. Мы делаем им электронную метку в виде чипа, чтобы исключить повторный самовыгул и иметь возможность привлечь этих людей к ответственности, ведь они подвергают опасности и жителей города. Потому что именно собачки на самовыгуле в первую очередь и наносят вред.

Собаки с «желтым» статусом получают бирку в ухо и возвращаются на места отлова. «Красных» же мы по закону можем через комиссию гуманно усыпить. Но мы стараемся их оставить в нашем приюте, чтобы они жили всегда. Также стараемся оставить и «зеленых», которым должны были найти хозяина. Часто они проводят у нас годы.

— Есть мнение, что после стерилизации или кастрации собаки становятся агрессивными. Расскажите, как операция влияет на характер животных?

— Я такого мнения никогда не слышала и более чем за 10 лет работы с животными с таким не сталкивалась. Стерилизация влияет только благостным методом, потому что у собак есть агрессия по сохранению своего потомства и продолжению своего рода, когда у них идут «собачьи свадьбы».

Сейчас мы можем в СМИ наблюдать информацию о собачьей агрессии. Но, если изучить вопрос, то она всегда идет сезонно. У собак идет репродуктивный сезон. И, конечно, это неконтролируемая сила. 80% из этих собак — это домашние, которые срываются с цепей на участках и уходят в город. Когда этот период пройдет, все успокоится. Если бы собаки не имели такого сезона, а были стерилизованы, то такой проблемы не было.

«Собачьи свадьбы» начинаются зимой и будут продолжаться до начала весны, потом собаки 60-65 дней ходят беременными. Соответственно, к марту мы будем получать защиту потомства. Потом все повторяется. В том году мы разбирались с ситуацией, и она была гораздо лучше. Но из-за разрыва в контракте все началось заново. Бывает такое, что около месяца не идет отлов животных, а проблемы после него тянутся целый год.

— Сколько стоит усредненный 21 день содержания отловленной собаки?

— Порядка 6 тысяч рублей нам выделяет государство. Это самый минимум. В нее входит обработка собаки, вакцинация, стерилизация, чипирование и биркование. Но мы согласились на эту сумму потому, что мы хотим не какой-то сверхприбыли, а улучшения ситуации в нашем городе. Мы этим занимаемся давно и хотим увидеть улучшение общей ситуации. Мы ее и видим, несмотря на общую картину, которая сейчас рисуется в СМИ. Если же собака больна и не может быть выпущена, то мы в качестве волонтеров уже помещаем ее в приют, где она живет дальше. Как волонтеры сейчас мы содержим 260 животных. Среди них и собаки инвалиды. В этом нам помогают люди. И этой деятельностью мы будем заниматься вне зависимости от того, есть ли у нас контракт.

— Скажите, а с точки зрения гуманного отношения к животным, не проще ли их было бы усыплять, как предлагают сейчас многие?

— Знаете, проще. Но не с точки зрения гуманности. Каждое живое существо имеет право жить. И отбирать эту жизнь — неправильно. А есть ведь собаки, которые всю жизнь живут на улице и им там хорошо, а в приютах плохо. За что их усыплять?

И не забывайте, что эвтаназией наш город занимался до 2017 года. Показатели укусов, бешенства было в разы больше, чем сейчас, когда мы начали применять стерилизацию. Нам пока не хватает времени, чтобы увидеть эффект от этого.

Фото: Полина Кефер / vk.com

Фото: Полина Кефер / vk.com

— Какой комплекс мер, по вашему мнению, был бы наиболее эффективен для решения проблемы бродячих животных?

— В первую очередь, нам нужна регистрация всех домашних животных (чипирование) и ограничение разведения животных. Не породных, нет. Не красивых болонок, которых выставляют на конкурсах. А тех, которых условная «баба Маша» наплодила от Муськи и Жучки, а потом 10 щенков выкидывает на улицу. Пока люди за закрытыми дверьми не перестанут создавать проблему и выставлять щенков, пока не перестанут животные переходить по наследству, проблема сохранится. Сейчас ситуация из-за ковида усугубилась. Кто-то умирает неожиданно, его родственникам достается животное. И его выносят так же на помойку, как и старую мебель. Как у нас не будет бездомных животных, если люди сами устраивают эту бездомность?

Я вообще выступаю за комплексное решение проблем. Его нужно решать во всех сферах и полях. У нас нет законов об ответственности, которые работали бы хорошо. У нас нет пропаганды ответственного отношения. Люди не знают, что животное лучше стерилизовать, а не плодить щенков. У нас нет регистрации, у нас нет наказаний за то, что кто-то выпускает собаку без поводка, а она пугает людей.

Мы можем бесконечно их убивать. Мы это делали уже. Мы это проходили. Государство — убивает, волонтеры — спасают, все рвут жилы и сходят с ума, тратят миллионы — ничего не помогает. Сейчас перешли на стерилизацию и стало попроще. Мы перестали тонуть в щенках. Раньше по отлову было 80% щенков, 20% взрослых собак. В целом около 5 тысяч животных. А за прошлый год, например, мы отработали тысячу. Из них 11% — щенки. И если бы государство нас в финансовом плане не затормозило, то мы бы еще около 500 отработали и в этом году никаких проблем не знали.

Фото: Приют для животных Наш Дом / vk.com

Фото: Приют для животных Наш Дом / vk.com

Но, к сожалению, люди не понимают, что дело не в собаке, а в условиях ее обитания. Люди не видят смысла в этой бирке. Им не объясняют нормально! Например, стая в парке Гагарина. Она там жила и 40 лет назад. Но о ней никто не говорил. Почему? Потому что они жили в лесу, ели белочек, саморегулировались своим способом. А потом, лет 10 назад, появились бабушки из Мелькомбината, которые своими бидонами с кашей начали их из леса выманивать. А для чего им теперь идти в лес? Им и так хорошо.

— Получается, что во многом люди сами провоцируют собак?

Во всем люди сами провоцируют собак. Я не могу вам сказать, что каждая собачка на улице милая, пушистая, поцелуйте ее в носик. Нет, собаки, как и люди, бывают всякие. В том числе и с проблемами с психикой. Но с ними мы работаем, и в город их никто не выпускает. У меня в приюте почти 260 собак не просто так образовались. Да, это собаки, которые могут навредить. Но мы их адаптируем.

— Что нужно делать для решения проблем с бродячими собаками? В качестве примера возьмем стаю из парка Гагарина.

— Нужно перестать их кормить. Убивать их бесполезно. Можно прийти, расстрелять их из огнестрела всех, но это ничего не изменит. Придет новая стая! А почему? Потому, что там у них кормовая база. И таких мест много, где люди, делая доброе дело, создают проблему.

Я бы также призвала людей поменьше кричать: «Волки! Волки!». Сейчас поступает сотни заявок, люди звонят, собака с биркой — без разницы. Дайте нам отработать проблемы. Есть проблема? Снимите на видео. Вас укусила собака? Обратитесь в травмпункт, предоставьте нам справку о том, что произошло. Запомните эту собаку. У нас нет фактов, чтобы собака с биркой кого-то покусала. Мальчика недавно укусила собака. Оказалось, что это восьмимесячный щенок. Бабушка и сам мальчик подтверждают, что никакого нападения не было. Была игра щенка и ребенка.

Нам еще много поступает звонков в стиле «Они мне мешают!». Знаете, мне тоже много что мешает. Например, машины — давайте все пересядем на велосипеды, ведь мне так больше нравится. Но таков мир, что ко всему нужно относиться с пониманием и уметь сосуществовать.

КСТАТИ

На протяжении года «Комсомольская правда-Челябинска» публиковала удивительные истории домашних питомцев. Мы сами удивились, как много героев оказалось среди тех, кто когда-то был брошен на улице.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

СК начал проверку после нападения стаи бездомных собак на ребенка в Челябинске (подробнее).

В мэрии Челябинска рассказали, куда жаловаться на бродячих собак (важные телефоны).

К ЧИТАТЕЛЯМ

Присылайте сообщения в соцсетях ВКонтакте, Facebook, Одноклассники.

Viber/WhatsApp: +7-904-934-65-77

Также у нас есть канал на Яндекс.Дзен и Телеграм

Почта: kpchel@phkp.ru