2018-06-15T12:17:58+03:00

«Мы долго молчали». Воспитатели скандального челябинского интерната обратились с открытым посланием

Педагоги рассказали, как их водили на детектор лжи, устраивали обыски и как они собираются жить дальше
Поделиться:
Комментарии: comments10
Интернат через пару месяцев будет закрыт. Детей оттуда увезли еще в марте.Интернат через пару месяцев будет закрыт. Детей оттуда увезли еще в марте.Фото: Андрей АБРАМОВ
Изменить размер текста:

Четыре месяца назад воспитанники трех приемных семей рассказали об ужасах в коррекционном детдоме под Челябинском.

По словам опекунов, их подопечных – восемь человек 9-14 лет – неоднократно насиловали взрослые. Среди них воспитатели интерната и человек с улицы, опекун «дядя Серега». У последнего было право гостевого доступа в учреждение: он мог приходить и брать воспитанников с их согласия на выходные. Сейчас он в изоляторе. Идет следствие.

Еще кошмарнее звучит рассказ приемных родителей об извращениях воспитателей. По словам опекунов, дети указали на четырех педагогов и в мельчайших подробностях описали происходившее с ними. Это молодая семейная пара, местный ветеран-воспитатель с 30-летним стажем и еще одна сотрудница. По уголовному делу они сейчас проходят как свидетели.

В газету «Комсомольская правда» - Челябинск» они обратились на условиях анонимности. Поскольку давали подписку о неразглашении, мы не называем имен.

Далее следует рассказ, записанный с их слов.

Опекуны приехали в интернат в конце января. Рабочий день заканчивался. Директор одевалась, когда в приемную постучали. Зашли трое женщин, муж одной из них и трое детей. Двери закрылись. Вскоре из-за дверей стали доноситься визг и мат. Из кабинета вышел опекун с детьми. Он потребовал осмотреть интернат. Соцпедагог повела их в жилые комнаты.

Там они встретили женщину-воспитателя, которую позже гости назовут «педофилкой». Но при встрече дети радостно поприветствовали ее.

В кабинет директора вызвали всех, кого дети назвали виновными в совращении. Грозили дядей эфэсбэшником, расправой, ментами, которые «знают, как с такими работать». Затем тональность резко сменилась.

— Если пойдем к экспертам, такой шум поднимется, вам это надо? Мы приехали вас не сажать, а договариваться, — сказала родительница.

Одна из опекунов позвонила ребенку, который был дома. Разговор был таким:

— Привет, что делаешь? Где тебя трахали?

— На озере… в корпусе, ой, нет, на озере…

— Кто трахал?

— Сергей Влад… — тут женщина сбросила связь.

Среди присутствующих никакого Сергея не было. Аудиозапись этого разговора мы позже отдали следователям.

С опекунами тогда разговор прервали и договорились о встрече через три дня. Обвиненных детьми воспитателей отстранили от работы.

Это дорога к озеру, на которое по рассказам детей их водил "дядя Сережа". Кадр сделан в феврале, когда о секс-скандале только стало известно. Фото: Андрей АБРАМОВ

Это дорога к озеру, на которое по рассказам детей их водил "дядя Сережа". Кадр сделан в феврале, когда о секс-скандале только стало известно.Фото: Андрей АБРАМОВ

Опекуны не пошли в полицию, а сначала приехали к нам. В назначенный день прибыла только одна опекун. Ее встретила представитель администрации школы и соцзащита. И попросили позвонить и другим опекунам. Приехала еще одна.

Наши штатные психологи начали проводить с детьми эксперимент. Посадили рисовать и постепенно вели диалог, в котором незаметно закидывали вопросы про воспитателей. Дети реагировали спокойно, не зажимались. Тут подключалась опекун, которая присутствовала при этом.

— Ты же мне не то рассказывал, — говорила она ребенку.

Директор интерната первой написала заявление в органы. У сотрудников, которых назвали дети, прошли обыски. Все было корректно, но тщательно. Забрали телефоны, диски, компьютеры.

Было две проверки на полиграфе. Первая не устроила опекунов. Они считают, что воспитатели были под транквилизаторами и обманули детектор. Перед второй проверкой у них взяли анализы и увезли на проверку в Екатеринбург. Полиграфолог задавал прямые вопросы.

— Вы делали с этим ребенком…

И дальше то, о чем рассказали опекуны СМИ.

Об итогах полиграфа вы можете судить по тому, что все четверо сейчас на свободе и ходят на работу. Но мы уверены, что даже такая проверка не устроит ту сторону. Скажут, что мы «купили всех». Горстка деревенских воспитателей с зарплатой в 23 тысячи купила следствие? Почему та сторона не пройдет полиграф? Они не раз заявляли, что готовы, но так и не сделали этого.

Восемь детей показали на одних и тех же людей. Попробуем объяснить почему. У нас 30 воспитателей, из них четверо мужчин. Двое с одинаковым отчеством. Если не знали, то детям, особенно коррекционным, проще называть взрослых по отчеству, ведь они плохо выговаривают имена.

— Иваныч, здорово! — говорили мужчинам-воспитателям дети (отчество изм. — прим.ред.).

Мы считаем, что дети в силу своих особенностей развития указали: на людей с одинаковым отчеством и на тех, кого хорошо знали. Это добродушные мужчины, которые ходили со всеми детьми здоровались и научили называть себя по отчеству. Жена молодого сотрудника оказалась случайно вплетена в скандал, поскольку все ребята знают, что это семейная пара.

Детдом расположен в маленьком поселке. Фото: Андрей АБРАМОВ

Детдом расположен в маленьком поселке.Фото: Андрей АБРАМОВ

«Вы забирали детей у своих коллег, уводили их и там…» - говорят опекуны. Эти четверо сотрудников никогда не отвечали за пострадавших детей. Каждый воспитатель отвечает свободой за свою группу. Поэтому своих ребят даже коллегам никто не дает.

Оставил ты ребенка под присмотром другого, а тот в канаву упал. Отвечать будешь ты. Спрос большой: мы постоянно писали кучу докладных по каждому мелкому происшествию.

Как-то пожилая воспитательница сорвалась и накричала на своих. Дошло до руководства, ее вызвали на ковер, влепили выговор, забрали премию. Строгие формальности в коллективе исключают такие отношения между воспитателями: «Дай мне своих детей…».

Дети подробно описали сексуальные извращения, по словам опекунов. В результатах психологической экспертизы сказано: «Насилию не подвергались, дети не фантазеры. Они подвержены внушению авторитетного мнения». Дальше додумывайте сами, если хотите. Ребенок, который не может выговорить имя и отчество воспитателя, выдает такую порнографию.

«Дядю Сережу» в интернате мы видели. Но он приезжал не к этим детям, а к старшим. Общался с ними при воспитателях. Потом нам запретили пускать его, потому что у него закончилось разрешение на право гостевого визита. После этого он еще раз приезжал, но мы вежливо отказали ему и он уехал.

Они утверждали, что мы в сговоре с ним и поставляли детей. В прессе прозвучало, якобы была даже кодовая фраза: «Я собираю вещи». Сделали детализацию звонков с телефонов воспитателей: с этим человеком они никогда не созванивались.

«Дядя Сережа» сейчас в изоляторе. В соцсетях у него много фото с воспитанниками того детдома.

«Дядя Сережа» сейчас в изоляторе. В соцсетях у него много фото с воспитанниками того детдома.

Мы долго молчали. Как бы вы поступили на нашем месте, когда попали в такой «замес»? Представьте, все издания льют на тебя грязь, а ты выходишь и говоришь: «Это не я». Во-первых, сразу бы нашлись те, кто пожелал бы устроить самосуд, узнав наши имена. Во-вторых, следователи нам сказали молчать, и мы слушались.

Мы простые люди, которые не умеют вести такие игры, нанимать адвокатов, общаться с прессой, как делала та сторона. Нет денег даже на юриста. Зато у той стороны московский адвокат.

Весь мир против тебя. Как доказать, что ты этого не делал, когда весь мир решил, что ты виновен? Такая слава не испортила отношений с близкими. Наоборот, сплотились. Те, с кем давно не общались, писали, приезжали, поддерживали.

Одни журналисты приезжали домой к воспитателям и погнули забор, пытаясь прорваться в дом. Другие подкарауливали детей у интерната и провоцировали.

«ВКонтакте» появился аккаунт, который рассылал всем нашим друзьям грязную статью про нас с подписью «Это должен знать каждый». Когда все официально закончится, мы подадим в суд на СМИ, которые перешли грань.

Зачем нужен был скандал? Будем честны, сначала казалось, что опекуны хотели вернуть детей и оставить себе полученное при усыновлении пособие. Потом они стали говорить: боимся, что соцзащита отберет детей. Тогда появилась вторая версия: кому-то надо нас закрыть, и кто-то за ними стоит.

31 августа интернат будет закрыт. Официальная причина – перебои с водой, а реальная – просто чиновники замяли громкую историю. Всех детей увезли в марте. Сейчас мы занимаемся инвентаризацией. Не верим, что детдом сохранят. Но хотели бы этого. В нем работают около ста человек с окрестных деревень. Они все остануться без работы.

Многие никогда больше не будут работать с детьми. Сильный страх. Если б мы знали, что все будет так, то заходя в ворота, убирали бы руки в карманы и вешали на шею камеру.

ГДЕ СЕЙЧАС ПРИЕМНЫЕ СЕМЬИ

Пару недель назад двое опекунов рассказали журналистам, что переехали в Краснодарский край вместе с детьми. К следствию у них есть претензии (говорят, что на них оказывали давление) и они будут требовать замены сотрудника, который ведет их дело. Также опекуны пожаловались, что соцслужбы не оставляют их в покое и замучали проверками.

Когда историю придали гласности СМИ, в челябинский интернат устремились вереницы проверяющих. Комиссия детского омбудсмена Анны Кузнецовой нашла десятки недочетов.

Также СК расследует дело о халатности. Подозреваемых пока нет или их не называют, но им должен стать кто-то из органов опеки или соцзащиты.

Дядя Сережа находится в следсвенном изоляторе.

 
Читайте также